Как середина лета — зацветает борщевик

 

Но никого это цветение не радует. Трудно найти в Ленинградской области обочину дороги, где не поднимался бы этот зеленый монстр, который оккупирует теперь поля, сады и огороды.

 Борщевик во многих бывших республиках СССР и отдельных областях России признан серьезной опасностью, и на борьбу с ним выходят отнюдь не только дачники. В Латвии, например, на поиск химиката, который может стопроцентно извести этого зеленого монстра, выделяется денег больше, чем на борьбу с организованной преступностью. Тем не менее, эта зараза там встречается, причем даже на проселочных дорогах, где российского транзитного транспорта никогда не бывает.

В Эстонии несколько лет назад были составлены планы зарослей борщевика, а активные граждане отметили даже единичные его экземпляры. Те же землевладельцы, которые будут уклоняться от борьбы с борщевиком, будут штрафоваться. Это не перекос, а суровая необходимость: если в округе осталось хоть одно растение борщевика, то оно быстро размножится, поскольку семена его многочисленны (до тысячи штук с каждого растения) и крайне неприхотливы – не теряют всхожести 4 года.

Борщевик Сосновского (назван так в честь ботаника Д.И. Сосновского) родом с Кавказа, практически не имеет врагов, очень быстро растет, под снегом его корни выносят морозы до –450, а жару — до +370. Эстонские специалисты полагают, что победить врага можно только механически — выкапывая поштучно во влажную погоду или затапливая на 47 дней (46 дней он способен вынести под водой). Если его просто выкашивать, то по несколько раз за вегетацию — только чуть отрастет, сразу и косить. Но косить его сложно: он растет не столько на ровной поверхности, сколько по всяким ямам и кочкам.

В Ленобласти поштучным выкапыванием борщевика не обойдешься — этот паразит захватил уже Карельский перешеек и вовсю осваивает вепсские поля. Поэтому ученые из Санкт-Петербургского НИИ лесного хозяйства стали разрабатывать химические методы борьбы с борщевиком. Возле поселка Новый Свет в Гатчинском районе несколько лет назад уже было опробовано новое «химическое оружие». Пока эти пестициды — несколько разных препаратов — показали себя неплохо, полоса борщевика вдоль дороги была уничтожена. В этом году попробовали биться с борщевиком возле Вруды — этот поселок в Волосовском районе самый зараженный в области, потому что именно здесь много лет назад борщевик начали выращивать на силос. Здесь было посеяно более тысячи гектаров этого растения. Тогда считалось, что таким образом решается вопрос дешевых кормов. Но коровы не ели этот силос, а у тех, которые ели, молоко было горьким. Сейчас, без всякого выращивания, в Волосовском районе борщевик захватил более 2210 гектаров земли — это по самым грубым подсчетам. В других районах этой заразы на порядок меньше, но тоже хватает.

Ленинградская область вот уже который год пытается разработать программу по борьбе с борщевиком, нынешняя программа под патронатом Сергея Яхнюка, вице-губернатора, занимающегося агропромышленным комплексом, вроде самая адекватная. Но и она предусматривает едва ли не двукратную обработку зараженных земель химикатами. Двух раз — без тщательной перекопки — катастрофически мало. Химическую обработку нужно проводить постоянно, потому что семена из уцелевших зарослей будут сыпаться на эту землю, разносимые колесами машин, да и запас семян в этой земле очень велик. Для этого нужен гербицид, уничтожающий борщевик, но безопасный для других растений, скажем, злаковых трав, которые могли бы расти на обочине. И абсолютно нелепо травить или косить борщевик на одной обочине, игнорируя другую. Ведь многочисленные семена этой заразы немедленно заселят якобы освобожденные от борщевика земли. Удивляет, правда, подсчет прибыли, которую авторы программы обещают после посадки картофеля на бывших засоренных землях. Толком еще не известно, сколько всего борщевика в области, массовой борьбы с ним не наблюдается, тем более нет гарантии, что эта борьба будет последовательной, а если нет последовательности в этом деле — можно и не начинать деньги тратить.

Бороться с борщевиком на отдельно взятом огороде следует, конечно, не путем опрыскивания всей территории химикатами. Перво-наперво надо привыкнуть срезать его стебли по мере их подрастания — раз в неделю. Работать, конечно, надо в перчатках, причем резиновых, и защищать лицо платком. Сейчас медики и химики уточнили механизм влияния сока борщевика на кожу. Сок сам по себе не ядовит, но в сочетании с ультрафиолетом он вызывает ожог, причем ожог может появиться и через пару дней, как только участок кожи, на который попал сок, окажется на солнце. Несколько смертельных случаев за последние годы было зафиксировано в Ленобласти.

Срезанную массу можно кидать в компост, но не пытаться скормить животным. Можно применять препараты на основе глифосата — лить воду в дудку срезанного стебля, но такая обработка применима только для молодых растений: заматерелый борщевик можно истребить только напалмом. В ноябре и в апреле полезно уничтожить корни борщевика: глубоко перекопать зараженный им участок, мелко порубить корни и желательно сжечь. Между прочим, в основном выкашиванием и перекопкой, а не химикатами, борются с борщевиком в Белоруссии. Результат прекрасный: конечно, очажки этой заразы кое-где тлеют, но просто не сравнить с соседней Псковской областью, где заросли борщевика скоро сравняются с ядовитыми джунглями Волосовского района.

 

 

Т. Хмельник, www.rosbalt.ru