Своим мнением о новом месте России в структуре мирового рынка пшеницы поделился вице-президент Американской пшеничной ассоциации

 

В последнее время одной из главных тем, обсуждаемых зерновыми трейдерами, стало сообщение о том, что в наступившем маркетинговом году Россия может стать основным мировым экспортером пшеницы. Многие задаются вопросом о том, как это может отразиться на ценах и мировой торговле в целом.

Ответ на этот вопрос нужно искать в завершающей фазе советской эпохи.

В 1990–2000 годах объем мировой торговли пшеницей был стабильным и составлял порядка 100 млн. тонн в год. К 2000 году шестимиллиардное население Земли потребляло около 585 млн. тонн пшеницы в год. В последующие 15 лет население планеты возросло до 7,2 млрд. человек, а ежегодное потребление пшеницы увеличилось еще на 160 млн. тонн и составило 745 млн. тонн. К 2015 году более 170 млн. тонн из ежегодно выращиваемого объема пшеницы реализовывались на мировых рынках с тем, чтобы удовлетворить растущий спрос.

Ежегодно мировое производство пшеницы увеличивается лишь на 1%. Поэтому выход России на мировые рынки в качестве крупного экспортера пшеницы был крайне необходим для удовлетворения мирового спроса. В 2015–2016 маркетинговом году Россия экспортировала 25 млн. тонн пшеницы. Не умаляя значения этого факта, следует отметить, что на долю остальных стран-экспортеров пшеницы пришлось 45 млн. тонн неудовлетворенного спроса.

С 2000 по 2016 год мировой экспорт-импорт пшеницы увеличился где-то на 71 млн. тонн. При этом порядка 40 млн. тонн этого прироста было обеспечено за счет «логистического фактора», т. е. преимущества географического расположения России, стран Причерноморья и европейских экспортеров по отношению к странам-импортерам зерна бывшего СССР, Ближнего Востока и Африки. Данное утверждение относится не ко всем африканским странам, поскольку Нигерия импортирует значительные объемы американской пшеницы.

Оставшиеся 30 млн. тон прироста мирового экспорта-импорта пшеницы приходятся на страны Северной и Южной Америки и АТР — регионы, находящиеся в логистической близости от США, где мы конкурируем с Аргентиной, Канадой и Австралией. Эти страны, а также соседствующие с ними государства, рассматриваются в качестве потенциальных членов Транстихоокеанского партнерства.

С точки зрения структуры севооборота, емкости зернохранилищ и логистики, российская пшеницы представляет собой товар наличного рынка. Бóльшая часть пшеницы, выращенной в районе черноморских портов, поставляется на экспорт практически сразу после ее вывоза из районов производства. Ссылаясь на информированные российские источники, агентство «Рейтер» сообщило, что лишь 40% мощностей российских зернохранилищ, рассчитанных на 120 млн. тонн, подходят для обеспечения нужного качества хранимого зерна. Получается, что в этом году для хранения 115 млн. тонн зерна нового урожая в распоряжении у России будет лишь 50 млн. тонн мощностей зернохранилищ. И это без учета переходящих запасов зерна. Таким образом, Россия будет стараться как можно скорее продать зерно по любой цене. Для сравнения — в США в распоряжении фермеров 650 млн. тонн мощностей зернохранилищ, в которых они могут держать урожай в ожидании более выгодных цен.

На протяжении последних пяти лет на август—сентябрь приходилось в среднем более 30% зерна, экспортируемого Россией, а на июнь — менее 4%. Экспортные продажи американской пшеницы распределены более равномерно на протяжении маркетингового года: на четвертый квартал приходится практически такой же объем пшеницы, который реализуется в первом квартале.

С точки зрения качества российской пшеницы она лучше всего подходит для рынков, не требующих высокого мукомольного и хлебопекарного качества. Большинство таких рынков, где государственные структуры осуществляют закупки зерна в больших объемах и по наиболее низкой цене, расположены вблизи черноморских портов.

Россия продает свою экспортную пшеницу по низким ценам, которые, в свою очередь, тянут вниз мировые цены на пшеницу. В сводке от 26 августа Международный совет по зерну сообщил, что тонна экспортной мукомольной пшеницы из Причерноморья стоила 174 доллара, или на 14 дол/т дешевле, чем французская пшеница, на 8 дол/т дешевле, чем американская мягкозерная краснозерная озимая (Soft Red Winter — SRW) и на 16 дол/т дешевле, чем американская твердозерная краснозерная озимая пшеница (Hard Red Winter — HRW). Принимая во внимание определенные проблемы с качеством мирового урожая пшеницы 2016 года, разница в цене в сравнении с американской пшеницей HRW с 12-процентным содержанием белка (при влажности 12%) достигает уже 25 дол/т.

Американская экспортная пшеница реализуется по ценам, существенно превышающим российские. Отчасти это объясняется тем, что импортеры из быстро развивающихся государств Латинской Америки и Азии, в которых производство хлеба практически полностью сосредоточено в частном секторе, требуют пшеницу высокого качества и с определенными функциональными свойствами. За качество такой пшеницы, используемой при изготовлении определенной конечной продукции, они готовы платить дороже. Если судить по объемам экспортируемой пшеницы, то в этом году ни одна страна в мире не продает зерна больше, чем Россия. Однако, с точки зрения доходов от реализации таких больших объемов пшеницы, Россия проигрывает другим крупным экспортерам, и это находит свое отражение в низкой цене, по которой Россия реализует свое зерно.

В ближайшие 35 лет мировое потребление продовольствия, включая пшеницу, будет неуклонно нарастать. По прогнозу Американской пшеничной ассоциации, население Земли увеличится до 9,5 млрд. человек, которые будут потреблять порядка 950 млн. тонн пшеницы ежегодно. В настоящее время мировое производство пшеницы составляет менее 750 млн. тонн. При этом как минимум 250 млн. тонн из прогнозируемого объема потребления нужно будет пустить в мировую торговую систему. Поэтому нынешнего профицита пшеницы в мировой торговой системе явно не достаточно, чтобы накормить всех без исключения. Так что перед всеми странами экспортерами стоит задача наращивания производства.

Лично я считаю, что перед всеми крупными экспортерами пшеницы открываются блестящие перспективы на будущее. Пальма первенства среди экспортеров будет переходить от одних стран к другим в зависимости от специфики производства и региональных факторов. Но, как это сплошь и рядом случается в бизнесе, ключ к успеху лежит в том, чтобы результаты торговли на рынке обеспечивали наивысший доход с инвестиций, вложенных в развитие фермерских хозяйств и пшеничной индустрии. В долгосрочной перспективе — в этом залог устойчивого удовлетворения растущего спроса на пшеницу.

Винс Петерсон (Vince Peterson), Вице-президент Американской пшеничной ассоциации по зарубежным операциям