Эмбарго - хороший повод провести учет того, чем торгуют в магазинах и на рынках в Росссии

Из всех сегментов продовольственного рынка наиболее чувствительной к импорту остается молочная и плодоовощная продукция, говорит директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина. И хотя доля импорта цельномолочной продукции остается относительно невысокой, по отдельным позициям она достаточно велика. Например, половина сыров в России импортные. Небольшие объемы до запрета шли из скандинавских стран и центральной Европы, но в основном — из Белоруссии и до недавнего времени с Украины, рассказывает эксперт. Здесь заменить старых поставщиков может Бразилия, переговоры с ней начались на этой неделе.

Доля импорта сливочного масла доходит до 40%. Причем львиная доля качественного масла шла к нам именно из Скандинавии и Новой Зеландии. Белоруссия, конечно, способна восполнить выпадающий объем, но качественное масло найти будет куда сложнее. А дополнительные поставки можно будет организовать из Уругвая и Аргентины, добавляют в Национальном союзе производителей молока (Союзмолоко).

Отдельная проблема — нехватка сырого молока в России, что привело к увеличению импорта сухого молока из ЕС. Оно используется для производства как молочной продукции, так и мороженого, кондитерских изделий. Производители сейчас окажутся отрезанными от этих объемов. В период «большого молока», когда сырье в достатке, проблемы не будут ощущаться. А вот начиная с конца осени производители, если не найдут новые каналы поставок сухого молока, столкнутся с дефицитом. По оценкам Елены Тюриной, это может поднять цены на 10-15%. Именно здесь, говорят эксперты, предстоит принять оперативные меры.

Если говорить о фруктах, то тут основной объем выпадет за счет семечковых из стран ЕС. Примерно треть яблок, которые едят россияне, поставлялись из Польши. Ощутима и доля датских груш. «Всего на страны ЕС приходится около 65% импорта этой категории фруктов. Здесь есть некоторая проблема с замещением. Второе место после стран ЕС по поставкам у нас занимает Молдавия. Но объемы поставок оттуда намного меньше. Далее в порядке убывания идет Китай, Азербайджан и Чили. Но увеличение импорта из этих стран может привести к росту цен хотя бы потому, что увеличатся транспортные издержки», — говорит эксперт. И здесь государству придется помогать поставщикам, чтобы компенсировать издержки хотя бы на первых порах.

Надо уже сейчас, советуют эксперты, предусмотреть проблемы, которые возникнут осенью и весной-2015. В России нет достаточного количества холодильных мощностей, чтобы сохранить урожай. Именно поэтому в этот период подавляющее большинство фруктов на прилавках импортные. Возместить сокращение поставок, попавших под эмбарго, можно будет за счет увеличения торговли со Словенией, предвидит Тюрина. По крайней мере в последние годы поставки плодоовощной продукции оттуда выросли многократно.

Проблемы с замещением могут возникнуть и по некоторым отдельным товарам. Например замороженные овощи. Львиная доля ингредиентов для них (перец, фасоль, кукуруза, цветная капуста и так далее) завозилась из Польши и упаковывалась под российскими брендами. Причем объемы были очень существенными, рассказывает собеседница «РГ». Также может возникнуть нехватка салатов. Если вокруг мегаполисов есть свои хозяйства, где они выращиваются, то в целом по России наблюдается их нехватка, возмещавшаяся за счет поставок из южноевропейских стран. Хотя как раз здесь наши фермеры могут покрыть недостающие объемы собственными силами. То же самое и с «борщовым набором». Основную часть моркови, картошки, капусты, свеклы и лука мы выращиваем сами. Правда, тут та же ситуация, что и с фруктами, — сохранить достаточно, чтобы прокормить себя, мы не можем. Но основные поставки зимой и весной идут из Израиля, Египта и прочих ближневосточных стран. Так что тут никаких перемен не предвидится.

По мясу птицы Россия еще в прошлом году вышла на самообеспечение. На США приходится около 60% импорта, но объемы эти несущественные, российские производители, скорее всего, восполнят этот объем своими силами уже в этом году, говорит главный аналитик центра Meatinfo Анна Евангелеева.

С говядиной ситуация сложнее. Зависимость от импорта тут 40%. Но, например, основные поставки говядины в последнее время приходились на Бразилию и Парагвай, которые санкции не затрагивают. По словам эксперта, дополнительные объемы можно будет поставить из Уругвая и Аргентины.

Свинину в Россию из Европы не возят еще с февраля. Тогда Россельхознадзор запретил поставки из-за вспышки африканской чумы свиней (АЧС). Так что сокращение поставок рынок уже отыграл, цены на полках с тех пор уже поднялись на 20% и дальше расти вряд ли будут — покупатель просто отказывается от свинины в пользу других видов мяса. Хотя, с другой стороны, по 40% поставок свинины сейчас приходится на Канаду и Бразилию. То есть выпадает еще существенная часть импорта. «Можно будет закрыть часть объемов за счет Белоруссии», — говорит Анна Евангелеева.

Относительно стабильной ситуация останется и на рыбном рынке, говорит директор Аналитического центра информационного агентства по рыболовству Тимур Митупов. По большинству популярных в России видов рыб дефицита быть не должно. Исключение составят любимые в России красная рыба и сельдь из Норвегии. Дело в том, что почти 100% этой рыбы попадает в центральную часть России из этого северного королевства. Красная рыба и сельдь вылавливаются и на Дальнем Востоке, но они уступают по качеству норвежскому продукту. Удастся ли развить собственный вылов в Северном Ледовитом океане — большой вопрос, который тоже предстоит решить.

Президент ведущего французского профсоюза работников сельского хозяйства (FNSEA) Ксавье Бёлен заявил, что такая мера «может вызвать кризис». По его словам, предназначавшиеся для экспорта в Россию значительные объемы фруктов, овощей, мясомолочной и прочей продукции «окажутся на европейском рынке, что может привести к затовариванию и большим трудностям».

Об этом же сообщил вице-секретарь немецкого Союз фермеров Удо Хеммерлинг. «Можно ожидать избытка продукции на внутреннем рынке ЕС, — отметил он. — Для нашей основной экспортной продукции (прежде всего — мясной и молочной) Россия представляет собой важнейший рынок».

Президент Федерации сельского хозяйства и садоводства Нидерландов Альберт Ян Маат напомнил, что королевство является вторым по величине экспортером сельскохозяйственной и плодоовощной продукции в мире, а Россия — одним из основных клиентов. По его словам, введенные Россией продовольственные санкции «не стоит недооценивать, поскольку они могут оказать серьезное негативное влияние как на сбыт продукции, так и на цены на европейском рынке».

«В этом году урожай рекордный, и если Россия закроет свой рынок, это станет катастрофой для всего сектора», — признала директор Центра фруктовой промышленности Валлонии (южная Бельгия) Оливье Варнье. Бельгийская газета «Суар» оценила объем экспорта национальных продуктов, в первую очередь фруктов, в Россию по итогам прошлого года в 490 млн евро.

Директор по экспорту финского концерта «Валио» Пиа Контунен заявила, что компания будет перерабатывать поступающее от поставщиков сырье в сухое молоко и сыр. При этом она не смогла сказать, в какую страну данный продукт будет поставляться, так как для «Валио» Россия была важнейшим рынком сбыта, приносящим 400 млн евро прибыли. А финский производитель мясных продуктов «Атриа» прогнозирует быстрый рост цен на сырое мясо в Финляндии в связи с ответными санкциями России. «Когда в январе Россия запретила импорт свинины, цены на сырье выросли на 35%», — сказал директор компании Юха Грёхн.

Подготовлено ФГБУ «Спеццентручет в АПК» по материалам www.rg.ru