На основании ретроспективных серологических обследований было установлено, что первое свидетельство вируса РРСС имело место в 1987 году в бывшей Германской Демократической Республики (ГДР) (Олингер др., 2000)

 

 

Первые клинические вспышки были зарегистрированы в Европе в ноябре 1990 года в Германии вместе со вспышками в Нидерландах, Испании, Соединённом Королевстве, Франции, Бельгии и Дании, происходящими в течение 1991 - 1992 гг. (МЭБ, 1992). Вскоре эта болезнь была описана в большинстве европейских стран.
Первоначально считалось, что европейские штаммы вируса РРСС (вирус РРСС Тип 1) тесно связаны между собой, но недавние исследования показали, что страны Восточной Европы (Литва, Латвия, Беларусь, Украина) и Российской Федерации содержали исключительно разнообразные штаммы вируса РРСС Типа 1(Стадежек и др., 2013). В тех странах находятся не менее четырёх генетических подтипов, в то время как в Западной и Центральной Европе был обнаружен только один генетический подтип. Этот западноевропейский генетический подтип 1 также имеет место в Северной Америке и Юго-Восточной Азии. Кажется, что существует резкое географическое размежевание многообразия вируса РРСС в Европе по восточной границе Польши. Вирусы подтипа 1 обнаруживаются только к западу от границы, а к востоку от границы — подтипы 1, 2, 3 и 4 (более вероятно).
В настоящее время мы полагаем, что политические и торговые барьеры являются наиболее вероятным объяснением этой картины вирусного разнообразия. Имеющиеся в настоящее время последовательности оснований относят наиболее позднего общего предка штаммов вируса РРСС ко времени между 1946—1967 гг., то есть, в период развития Европы после Второй мировой войны (Форсберг, неопубликованные данные), и по крайней мере в течение 20 лет до первых признаков наличия этого вируса в Западной Европе. В бывшем Советском Союзе этот период включил массовое географическое перемещение свиней из Западной Европы (английская крупная белая порода свиней, английская средняя скороспелая белая порода свиней, датский ландрас, беркширская порода свиней), из стран, входящих в Советский Союз (литовская и латвийская белые породы свиней), и из разных частей России (азиатская часть: сибирская, северо-сибирская, сибирская чёрно-пестрая, кемеровская и семиреченская породы свиней, европейская часть: чувашская, кубанская, северокавказская и уржумская породы свиней) следствием чего стали новые генетические линии свиней. Кажется вероятным, что послевоенная экспансия племенных программ бывшего Советского Союза создала среду, позволившую появиться новому вирусу, или уже появившемуся вирусу распространиться. Кроме того, так как Польша и другие страны Центральной Европы были в меньшей степени подвержены влиянию этой политики, чем, например, Белоруссия, Украина и страны Балтии, то кажется правдоподобным, что если новые подтипы вируса РРСС возникли в течение послевоенных потрясений, они будут доминировать в странах, бывших ранее частью Советского Союза, но не обязательно в странах бывшего коммунистического блока, которые не были частью Советского Союза.
Тем не менее, остаётся открытым вопрос о том, как вирус РРСС распространился в западной части Европы. Вирус РРСС мог распространиться на Западную Европу из Восточной Германии (бывшей ГДР) (Олингер др., 2000). Доказательство заключается в том, что новые породы свиней в ГДР выводились путём скрещивания с породами свиней из Советского Союза. Одним из продуктов такого скрещивания была восточногерманская крупная белая порода свиней, созданная в 1954 году на основе немецкой крупной белой, русской крупной белой и венгерской крупной белой с введением генов латвийской крупной белой и венгерского йоркшира в 1980. Интересно заметить, что эта восточногерманская порода была официально включена в западногерманскую крупную белую породу в 1993 году.
Большое генетическое разнообразие восточноевропейских штаммов имеет практическую импликацию. Несколько независимых исследований доказали, что белорусские штаммы из генетического подтипа 3 (например, штамм Лина), значительно более опасны, чем любой другой штамм из Западной Европы подтипа 1 (Карнейчук и др., 2010; Морган и др., 2013). Некоторые эксперименты показали, что те штаммы могут быть такими патогенными, как высоко патогенные штаммы РРСС из Китая. Генетическое разнообразие штаммов Восточной Европы представляет реальную проблему для точности диагностических методов ПЦР, общие целевые регионы для ПЦР-праймеров (нуклеокапсидного белка ORF7) весьма разнообразны генетически этими штаммами, поэтому точность некоторых диагностических методов ПЦР может быть дискредитирована (Вернике и др., 2012). Кроме того, эффективность существующих вакцин против восточноевропейских генетических вариантов вируса РРСС всё ещё нуждается в выяснении.
 
Источник: PIG333