В Индии наступили выборы, и деньги текут рекой. Правительства многих штатов начали обнулять кредиты местных фермеров на десятки миллионов долларов, чтобы купить их лояльность. Аргумент, широко принятый политиками и журналистами, в том, что индийские фермеры сгибаются под тяжестью своих долгов, а количество сельских самоубийств зашкаливает. Но так ли это на самом деле?

Статистика кредитной дисциплины рассказывает другую историю.

По данным Национального бюро расследований преступлений Индии число фермеров, совершающих самоубийства, в последние годы фактически снижается: в 2016 году было зарегистрировано меньше таких смертей, чем когда-либо за предыдущие 16 лет.

Почти вдвое больше индийских домохозяек совершают самоубийства, чем фермеры.

Также не существует четкой связи между самоубийствами фермеров и бедностью. Уровень смертности от самоубийств выше в относительно богатых штатах Махараштра и Андхра-Прадеш, чем в более бедных Бихаре и Уттар-Прадеш .

Если проанализировать уровень задолженности – действительно, бедные фермеры должны банкам и ростовщикам большие суммы, чем богатые землевладельцы. Но это не те, кто убивает себя: согласно данным Национального бюро исследований, почти 90 процентов фермеров, совершивших самоубийство в Махараштре, владели более чем двумя акрами земли. Шесть из десяти владели более чем четырьмя акрами. Это противоречит многовековому стереотипу о том, что бедные индийские фермеры не в силах расплатиться с толстыми и недобросовестными ростовщиками.

В целом, у индийских фермеров дела идут намного лучше, чем принято думать.

Один из способов измерить благосостояние сельских домохозяйств - посмотреть, сколько они покупают: на них сейчас приходится 45 процентов быстроразвивающегося сектора потребительских товаров в Индии. Это примечательно, учитывая огромное неравенство в доходах между городскими и сельскими домохозяйствами. За последние три года сельские продажи росли значительно быстрее, чем городские, как по объему, так и по стоимости; рост потребления в настоящее время составляет устойчивые 9,7 процента.

Какие можно сделать выводы из вышесказанного?

Во-первых, политики должны понять, что в Индии нет единой сельской экономики. Где-нибудь всегда можно найти проблемные домохозяйства. Поэтому лучше ориентироваться на создание целевых программ для поддержки агросектора, чем закрывать фермерские кредиты из бюджета.

Во-вторых, ссуды явно не являются единственным источником бедствий для фермеров.

Графа «задолженность» возрастает как причина самоубийств фермеров, но по той причине, что правительство начало замерять «кредитные суициды»отдельно в 2014 году.

До этого наиболее часто упоминаемыми причинами самоубийств в Индии исторически были «семейные проблемы» или «болезни». Последние особенно редко получали достаточно внимания политики в последние десятилетия.

Доступ к здравоохранению, а также к сельской инфраструктуре, очевидно, играет роль в определении того, насколько оптимистичны фермеры. Каждый из этих вопросов требует внимания.

Например, по мере того, как производительность в сельском хозяйстве улучшается, а в Индии растет продовольственная безопасность, фермеры неизбежно столкнутся с более низкими ценами. Наиболее эффективный и наименее искажающий способ поддержать их - это прямые выплаты пособий.

Новая Национальная миссия по охране здоровья должна заботиться о высоком качестве здравоохранения в сельской местности. Бесплатное подключение к сетям для бедных домохозяйств должно снизить их энергетическое бремя, улучшая при этом респираторное здоровье женщин (во многих частях Индии дым от огня во время приготовления пищи является основной причиной болезней органов дыхания).

(Источник: economictimes.indiatimes.com. Автор: Шамика Рави. Фото: pixabay.com).