Или почему городское население "повалило" в село

Сельское население увеличилось в 10 из 24 стран ЕС, в которых имеются слабозаселенные территории (под этим термином в Европе понимаются не только деревни, но и хутора, небольшие городки). Наиболее быстрый рост отмечался в Бельгии (на 7‰). Сокращение сельского населения зафиксировано в остальных 14 странах, причем наиболее значительное в Литве (-32‰), а также Болгарии (-13‰), Латвии (-12‰) и Венгрии (-7‰) — именно Восточная Европа сейчас демонстрирует высокие темпы урбанизации.

На диаграмме ниже видно, какие менялась численность городского и сельского населения в ЕС в 2010 году:

К примеру, в Испании переселение горожан в деревню даже получило своё название — rurbanismo. Вместе с ними в сельскую местность пришли и новые отношения. Газета The New York Times пишет, что в глубинке Испании стали популярны «банки времени», фактически безденежное существование, когда рабочее время обменивается на товары и услуги. Карлос Моралес, начавший заниматься в деревне медицинской практикой, говорит, что часто получал от своих пациентов в качестве альтернативной оплаты за лечение овощи и прочие продукты.

Дома-землянки, напоминающие кротовые холмики или норки хоббитов, прекрасно вписываются в ландшафт местечка Донауэшинген в немецкой федеральной земле Баден-Вюртемберг. Дома такого рода, покрытые толстым слоем почвы, девелоперская компания Archy Nova продвигает на рынке вот уже 20 лет. Жилища для тех, кто предпочитает «приземлённый» образ жизни, имеют куполообразную крышу, обе стороны которой полностью засыпаны грунтом. На первом этаже толщина земельного слоя достигает 3 м, на вершине землянки — от 25 см до 30 см. Округлая форма крыши обусловлена стремлением сократить потери тепла в помещениях. Back to nature: люди возвращаются в землянки

Горожане вдохнули новую жизнь в испанские деревни (считается, что число заброшенных деревень в Испании достигло 600). Так, в деревне Лосар местный совет за прошедший год утвердил 11 новых бизнес-проектов, что вдвое больше обычного их количества в докризисный период. Подобные проекты в таких областях как выращивание экологически чистых продуктов и возобновляемые источники энергии «возрождают регион, в котором традиционно не существовало никакого духа предпринимательства», говорит местная чиновница Луэнго

Многие люди отмечают, что экономическая разруха в Испании, где уровень безработицы по официальным данным по-прежнему близок к 25%, подталкивает их к мечтам о жизни в более спокойной обстановке на природе. «Я давно уже хотел жить поближе к природе, и поэтому мне кажется, что кризис помог мне набраться храбрости и переехать», — говорит 36-летний Рубен де ля Эра. Он вместе с женой и маленькой дочкой переехал на ферму неподалеку от деревни Робледильо. Сейчас эта семья выращивает десяток сельскохозяйственных культур, что позволяет этим людям быть «вполне самодостаточными». Но, подобно многим другим новоселам, оставаться на плаву его семье помогают пособия по безработице, составляющие в совокупности 1000 евро в месяц.

Вэлфер — основа социального государства в Европе. Эти выплаты помогают европейцам в т.ч. искать своё место в жизни — как в случае с переездом горожан в деревню, да и просто заниматься тем, к чему лежит душа.

В каких-то муниципалитетах власти даже согласны выплачивать дополнительный вэлфер, лишь бы привлечь людей в вымирающие местности.

К примеру, мэр деревни Алиха, провинция Кастилия-и-Леон, Хосе Антонио Прието обратился не так давно по государственному каналу телевидения с предложением предоставить будущим переселенцам дом, землю и ежемесячное пособие в 300 евро.

Как правило, группа единомышленников договаривается с властями о передаче в их ведение заброшенной деревни, создают кооператив, восстанавливают часто полуразвалившиеся дома, возделывают поля, сады и огороды. Сельское хозяйство ими ведется с применением традиционных методов, без химикатов. Для освещения, приготовления пищи и обогрева используется возобновляемые источники энергии — солнечные и ветряные установки. Как правило, здесь же создаются сооружения для очистки сточных вод с целью их повторного использования в быту.

Энтузиасты экодеревень считают их прообразом или «лабораторией» для построения будущего людского сообщества, в котором общественное и личное сочетаются так же гармонично, как компост с вегетарианством, компьютер с медитацией, а человек с природой. Экодеревни — светлое будущее

Среди «экологических деревень» особо выделяется Фонол, расположенная на северо-востоке Испании, в провинции Таррагона. Деревня и прилегающие к ней 150 гектаров земли — частная собственность. Она принадлежат 60-летнему Эмили Вивесу, убежденному стороннику натуризма, как философии жизни человека в гармонии с природой. Землю и необитаемую в течение десятилетий деревню с дюжиной полуразвалившихся домов он приобрел 17 лет назад для себя и своих единомышленников. Занятие — огородничество, садоводство, уход за домашними животными, обслуживание туристов-натуристов, приезжающих сюда со всей Европы. В летний сезон отпусков и в выходные здесь одновременно бывает до 200 отдыхающих. Первейшее правило проживания в деревне — постоянное пребывание в обнажённом виде.

Но крайняя форма жизни таких людей — это почти полный отказ от благ цивилизации. Хорошо, если у них есть только электричество от солнечных панелей. Доходит до того, что эти люди сами ткут себе материю для одежды, в кузнице делают необходимые инструменты. В Европе сейчас насчитывается более 20 таких деревень. Часть таких поселений и их обитателей снял немецкий фотограф Иммо Клинк.

Вот карта таких «натуристичных деревень, где побывал Клинк»:

Это дома таких поселенцев:

А это сами поселенцы и их жизнь на природе:

Конечно, если и бы в России существовал институт вэлфера (пожизненного содержания государством неработающего человека), пусть даже на уровне 300 евро в месяц (для сравнения: в Германии минимальное пособие для отказавшегося работать — 362 евро, во Франции — 450 евро), то миллионы людей стали бы заниматься самими собой и своими любимыми делами. Это был бы ещё и способ наконец-то разгрузить крупные города России. В той же Москве наверняка сотни тысяч людей выехали бы из неё на природу, а десятки тысяч — стали бы такими натуристами, как на фотографиях выше.

Источник:  chaskor.ru