В Московской области на смену короеду пришел пилильшик

 

 

В лесах Московского региона идёт пир горой — очередное поколение вредителей закусывает древесиной. На смену короедам пришёл ещё более страшный представитель фауны, который специализируется на соснах.

Бей рыжих! Только чем?
Сегодняшний враг №1 — это рыжий сосновый пилильщик (Neodiprion sertifer). В народе это насекомое называют «ложногусеницей». Если у вас на участке есть сосна, посмотрите, есть ли на хвое рыжие твари (это взрослые особи) или зелёные «гусеницы» (это молодняк). От пилильщика прямо сейчас страдают боры на юго-востоке и востоке области — на данный момент заражено около 143 тыс. гектаров. Осенью каждая самка откладывает в хвою дерева до 100 яиц, «детёныши» переносят даже 40-градусные морозы, и весной-летом личинки облепляют несчастные деревья живым ковром. Пилильщик может составить серьёзную конкуренцию короеду (который в 2011—2013 гг. массово объедал наши ельники), ведь официально разрешённых препаратов против этой заразы в нашей стране нет. Вернее, нужный препарат российские учёные уже придумали. Но, как говорил почтальон Печкин, «я вам посылку не отдам — у вас документов нету».
«Мы действительно создали вирусный препарат, который действует исключительно против соснового пилильщика, не причиняя вреда другим насекомым, — объяснила Юлия Сергеева, руководитель профильной лаборатории ВНИИ лесоводства и механизации лесного хозяйства. — Но по закону применять его можно только после того, как он попадёт в государственный каталог пестицидов и агрохимикатов, разрешённых к применению на территории Российской Федерации. Для этого требуется провести немало испытаний (например, проверить, каково его влияние на человека и животных). А это немалые деньги и несколько лет работы». Отдать разработку коммерческой фирме, чтобы они вложились в регистрацию и производство препарата, не получится — ведь разрабатывался он за государственный счёт.
На самом деле «денежная» тема очень сложная. Например, были планы открыть в Подмосковье биолабораторию для выращивания энтомофагов, то есть природных врагов насекомых-вредителей. Сейчас её создание отложено на неопределённый срок из-за проблем с финансированием. Выпуск в лесах энтомофагов — это отличная профилактика эпидемий. Например, в Турции так борются с короедом-типографом. Даже если жуков практически нет, каждый год турки выпускают (на всякий случай) насекомых, поедающих короедов. Очень важно, что выращивать такой десант можно против всех основных вредителей, причём переориентировать производство с одного вида на другой довольно просто. Например, обнаружили территорию, где начинается скопление дубовой зелёной листовёртки, — начинаем растить её энтомофага. Пришли данные о том, что набирает силу шелкопряд, — «производим» других защитников леса«. Кстати, этот метод сотрудники института опробовали прошлым летом в Битцевском лесопарке, выпустив энтомофагов, каждый из которых ежедневно съедает двух короедов. Скоро учёные пойдут проверять, насколько уменьшилась численность вредителей благодаря предупредительным мерам.

Опылять? Рубить?
Если биолаборатории нет, а выпуск вирусных препаратов наладить сложно, то как бороться с прожорливыми насекомыми сейчас? Пустить десятки самолётов и опылить всё Подмосковье целиком химией нельзя — в регионе полно населённых пунктов и дачных посёлков. Значит, действовать нужно на земле. Причём для разных видов насекомых приходится применять разное «оружие».
Например, эпидемию шелкопряда-монашенки (эта бабочка может закусить и хвоей, и листвой) удалось предотвратить благодаря тому, что в прошлом году обработали специальным биопрепаратом более 70 тыс. гектаров, где их было особенно много. По просёлочным дорогам курсировал транспорт, на борту которого стоял аэрозольный генератор, создававший особый «туман». Он окутывал деревья, не оставляя шелкопряду никаких шансов на выживание.
Нашествия короеда в текущем году, к счастью, не предвидится — сыграли свою роль санитарные рубки на заражённых участках. Чтобы не прозевать появления новых «горячих точек», каждые три дня в подмосковных лесах проверяются феромонные ловушки (против их запаха вредители не могут устоять и сами залезают в «тюрьму»). По тому, сколько жуков набилось в ловушку, можно судить об их численности на конкретном участке.

Место погибших займут...
Если помидоры можно «с нуля» вырастить за несколько месяцев, то леса, пострадавшие от вредителей, реально заменить лишь за десятилетия. Что же сейчас происходит с проплешинами, которые образовались в лесах из-за пожаров 2010 г. и набегов вредителей прошлых лет?
«Наша задача — посадить столько же деревьев, сколько пришлось вырубить, — считает губернатор Московской области Андрей Воробьёв. — Но самое главное на этом не успокоиться, а аккуратно обслуживать лес. Думаю, что к 2018 г. мы окончательно победим короеда». Не верится? Но прогноз подтверждается цифрами. Только за последние 2 месяца вокруг столицы появилось более 20,5 млн новых деревьев (в дополнение к 24 млн саженцев, которыми заселили оголённые участки в прошлом году).
«Впервые за последние несколько лет мы не только выполнили весенний план, но и сможем частично высадить лес там, где планировали работать только осенью. А это ещё 6,5 млн деревьев», — обещает Владислав Овцинов, председатель Комитета лесного хозяйства Московской области.
Большинство «новосёлов» — это ели и сосны. Но есть и дубы, которыми разбавляют хвойники для создания смешанного леса (такие зелёные зоны более живучи, чем участки, заполненные одним видом деревьев). Но не съест ли молодые сосны пилильщик? Ведь управы на него пока нет...

 

Источник: Галина Тараканова, www.aif.ru