Даже если увезти культуру на край света, рано или поздно враги растений придут за ними

Процесс глобализации всевозможных вредителей культур начался давно, когда древние торговцы и европейские колонизаторы перевозили товары, в том числе растения, между континентами. Например, банан и сахарный тростник возникли на Малайском архипелаге, но чудесно развивались, когда они были посажены в Вест-Индии. Аналогичным образом, амазонские каучуковые деревья и масличные пальмы из Западной Африки впечатляюще разрослись по прибытии в Юго-Восточную Азию.

Одна из причин успеха этих растений на новых территориях вот в чем: у них было меньшее количество вредителей и болезней, так как растения вывезли за пределы их центров произрастания. Вредители, которые преследовали их в родных экосистемах, остались там же. И сотни лет могут пройти до того, как эти естественные вредители «догонят урожай». Тем не менее, так или иначе это произойдет и приведет к катастрофическим результатам.

Например, печально известная история с фитофторозом картофеля.

Примерно в 1585 году картофель был завезен в Европу и Англию из Южной Америки. Несколько лет спустя сэр Уолтер Рэли доставил картофель в Ирландию, где культуру впервые посадили в качестве эксклюзивного продукта для людей с высоким социальным статусом. К концу 17-го века картофель стал основной диетой для населения Ирландии. Начиная с 1845 года гриб, phytophthora infestans , начал заражать картофельные культуры в Ирландии и Северной Европе. Болезнь уничтожала листья, стебли и клубни, так как в Ирландии идеальные условия температуры и влажности для роста и распространения гриба (относительная влажность более 90%, температура более 10 ° C) держались в течение длительного периода времени. К 1852 году около трех четвертей урожая были разрушены, что привело к катастрофе под названием «Ирландский картофельный голод», в ходе которой погибло около миллиона человек. Еще миллион ирландцев бежали из страны, в основном, в Северную Америку.

Когда гриб прибыл в Европу, точно неизвестно, но ученые считают, что пусть его лежал из Мексики через Северную Америку и Европу – вместе с больным картофелем, перевозимым грузовыми судами в 1844 году.

Другим хорошо известным примером является случайные занос виноградной филлоксеры - североамериканской тли - в Европу около 1865 года. Впоследствии филлоксера уничтожила большую часть европейских виноградников.

Эпидемии такого рода привели к созданию концепции международной защиты растений. Первый международный договор о здоровье растений - Международная конвенция о филлоксере - был подписан пятью странами в Берне в 1881 году для контроля распространения виноградной тли.
Следующим крупным шагом стала Международная конвенция по защите растений, подписанная в Риме в 1929 году, а в 1951 году была принята Международная конвенция по защите растений Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций.
IPPC (Международная конвенция по карантину и защите растений), вступившая в силу в апреле 1952 года, заменила все предыдущие международные соглашения о защите растений.

Каучук для выработки резины является важной товарной культурой во многих странах Азиатско-Тихоокеанского региона, в основном в Таиланде, Индонезии, Вьетнаме и Малайзии, которые производят более 90 процентов мирового предложения. Большинство мелких фермеров зависят от производства каучука как от единственного средства к существованию.

Каучуковые деревья были завезены в Азиатско-Тихоокеанский регион без его «родной» бактериальной болезни, поражающей листья и вызывающей быструю гибель деревьев. Лечения этой болезни, называемой SALB, не существует, и, таким образом, SALB по-прежнему представляет серьезную угрозу для производителей каучука региона. К счастью, эффективные меры по карантину пока еще работают и фитопатогены «заперты» в Южной и Центральной Америкой.

Тем не менее, недавно Индонезия сообщила о вспышке еще одной серьезной болезни каучуковых деревьев, которую вызывают грибы fusicoccum. Болезнь вызывает опадание листвы и снижение содержания латекса до 40 процентов.

Болезнь, впервые обнаруженная в Северной Суматре в 2016 году, распространилась к южной Суматре к концу прошлого года и повлияла на каучконосы в тех регионах, где получают более 25 процентов индонезийской резины. После заражении более 22 000 га индонезийских плантаций с каучконосными деревьями, болезнь достигла Явы и угрожает Малазии, где также производят растительный каучук.

Это событие служит напоминанием о том, что всем странам необходимо сообща работать над проблемами «странствующих» фитопатогенов и вредителей, незамедлительно применять меры по нейтрализации нарушителей биобезопасности и использовать многосоставные современные средства защиты растений во избежание выработки устойчивости у вредных организмов.