С одной стороны, в пользу сои без ГМО играет спрос на органические продукты, а с другой, без сильной селекции у традиционных сортов мало шансов вытеснить с рынка своих генномодифицированных конкурентов

Так считает эксперт из Канады, редактор в журнале CountryGuide, Ральф Пирс.

«Каждый раз, когда появляется перспектива снижения цен на сырьевые товары, возникает вопрос: «Что бы я посадил вместо этого?». Когда речь идет о сое, то фермеры должны учитывать ряд соображений для принятия решения.

При выборе сортов сои без ГМО или с сохранением идентичности (IP), положительным моментом можно считать возможность повышения цен и более высокого рыночного спроса.

С другой стороны, у обычной сои все еще есть проблемы с более низкой урожайностью и сложной борьбой с сорняками. Проще говоря, выращивание традиционных сортов означает отказ от сравнительной легкости выращивания разновидностей ГМО.

Например, в Канаде, где в 1997-м году были внедрены технологии производства сои с устойчивостью к глифосату, обычные сорта уступили ГМО значительные площади.

В 2000 году данные Статистического управления Канады показали, что производство сои без ГМО достигло рекордно высокого уровня - 2,212 миллиона тонн (81,8 процента от общего объема по стране) по сравнению с 491 000 т сои ГМО.

К 2018 году тоннаж соевых бобов без ГМО упал до 13,5% от общего объема, хотя в 2019 году он несколько вырос до 19,0%.

В 2020 году посевные площади сои в Канаде упали на 11,3%, поскольку аграрии скорректировали свои планы в сторону уменьшения, в основном, из-за увеличения мировых запасов и огромных урожаев в Бразилии и США.

Весной прошлого года среди канадских торговцев семенами ходили слухи о том, что 2020 год в Канаде вообще может оказаться годом без ГМО. Все больше фермеров спрашивали своих агрономов об управлении полем для традиционных сортов, очистке опрыскивателя и так далее. Однако,цифры, похоже, опровергают это.

соя без гмо

Впрочем, надо отметить, что в Канаде уже сформировался контингент производителей, которые за годы работы приобрели большой опыт выращивания сои без ГМО, и которые в дальнейшем хотят придерживаться этой практики, приносящей хорошие деньги, пусть и с большими трудозатратами.

«Производители всегда знали об этой рыночной возможности, - говорит Мартин Вандерлоо, президент компании Huron Commodities из Клинтона, Онтарио. - Они склонны сравнивать удобство с прибылью. Когда рынок сои падает, как в прошлом году, интерес к производству сои без ГМО, как правило, возрастает».

Вандерлоо добавляет, что агрономы его компании всегда стараются держать клиентов в курсе экономики традиционных сортов по сравнению с ГМО. Тем более, что сейчас назрела такая проблема растениеводов, как необходимость чередования систем возделывания культур, чтобы снизить риск устойчивости сорняков к глифосату.

В то же время во всем мире растут антихимические настроения, хотят фермеры принять данный факт или нет. Хорошо это или плохо, но все больше потребителей выступают против использования каких-либо химикатов, полагая, что такой полный отказ от их использования приведет к повсеместному органическому земледелию.

Однако, Вандерлоо выступает против «царства органики». «Меня беспокоит то, что многие СМИ публикуют статьи, которые абсолютно не основаны на науке, - говорит он. – Органическое земледелие имеет больший углеродный след и совершенно не способно прокормить массы по мере роста мирового населения».

Одно можно сказать точно, что в пользу сои отчетливо играет новый мировой тренд на растительные белки. В обзоре ЕС «Растительный белок - обзор мирового рынка», опубликованном еще в прошлом январе, предполагается устойчивый и значительный рост сегмента в следующие семь лет.

В отчете ЕС говорится, что если стоимость рынка растительного белка в 2018 году составила 16,23 миллиарда долларов, то к 2027 году прогнозируется 57,1 миллиарда долларов, при ежегодном темпе роста в 15 процентов.

«Растительные белки рекламируются повсюду, куда бы мы ни посмотрели», - сказал Вандерлоо, добавив, что, по его мнению, в долгосрочной перспективе потребители станут включать больше растительных белков в свой рацион.

«Концепция производства и потребления растительных белков подразумевает экологичность, безопасность пищевых продуктов, отслеживаемость и устойчивость. Это мышление очень распространено в Европе», отметил он. И молодым участникам агропромышленного комплекса концепция растительных белков интересна за счет новаторства.

Сое без ГМО необходима конкурентная селекция

В условиях товарного рынка, где преобладает перепроизводство в США и влияние торговых действий с Китаем, может показаться легким вариантом пойти по пути без ГМО. Однако, в реальности сорта сои без ГМО обычно дают низкие урожаи по сравнению с ГМ-соей, и к ним предъявляются строгие требования в отношении производства и обработки.

«Новые разновидности ГМО обеспечивают повышенную продуктивность, устойчивость или питательную ценность, - говорит Дэвидсон, исполнительный директор Soy Canada. - Чтобы получать премию за сорта, не содержащие ГМО, важно сообщить им конкурентные улучшения. Но тут есть одна особенность: как правило, конечные потребители соевых бобов, не содержащих ГМО и сохраняющих индивидуальность, не хотят принимать новые сорта».

Как представитель Soy Canada Дэвидсон говорит, что в его задачу не входит прямая пропаганда сои без ГМО. Выбор остается за производителями и потребителями.

Тем не менее, агентство на самом деле наращивает инвестиции в продвижение и дифференциацию канадской продукции без ГМО на международном рынке.

Дело не в том, утверждает Дэвидсон, что все потребители не желают платить дополнительную цену за продукты из традиционной сои сои: есть часть населения, у которой есть желание и финансовые возможности платить дополнительную цену за продукты, которые они предпочитают.

Но достаточно ли этого для увеличения производства продукции без ГМО - это другой вопрос.

В Квебеке и Онтарио есть инфраструктура, позволяющая из года в год обрабатывать имеющиеся соевые поля. В Манитобе и Саскачеване в 2017 году наблюдался значительный рост производства сои - 2,3 миллиона акров и 850000 акров соответственно. В 2020 году Манитоба засеяла 1,1 млн, в то время как площадь в Саскачеване упала до 150 000 в 2019 году. Ни одна из провинций не ориентирована на рынок без ГМО.

«В последние годы некоторым канадским экспортерам сои удалось расширить интерес производителей к соевым бобам с сохраненной идентичностью в Манитобе и Саскачеване, - говорит Дэвидсон. - Спрос на соевые бобы IP обычно связан с требованием определенного минимального содержания белка, и оно обычно ниже в более прохладных и сухих регионах выращивания».

Он добавляет, что научные инициативы, направленные на повышение содержания белка в более прохладном и сухом климате, будут способствовать расширению регионов выращивания соевых бобов с сохранением идентичности.

Кроме того, некоторые исследования показывают, что аминокислотный баланс соевых бобов, выращенных в более прохладных регионах, может быть предпочтительнее, чем у соевых бобов, выращенных при более высоких температурах.

Еда возвращается домой

Одна вещь, которая радикально изменилась с февраля 2020 года, - это влияние пандемии COVID-19 на цепочку создания стоимости пищевых продуктов.

Вандерлоо утверждает, что в Канаде, как и во многих других странах, видна четкая заявка вернуть производство продуктов питания «домой».

«Это будет проблемой для Канады, поскольку мы являемся крупным экспортером многих видов сырья и товаров, - прокомментировал он. – Сейчас Канаде необходимо подумать о добавленной стоимости и дальнейшей переработке пищевых продуктов для нашей собственной продовольственной безопасности, а также об открытии возможности экспорта тех продуктов с добавленной стоимостью или с дальнейшей обработкой, которые другие страны, возможно, не смогут производить сами».

Безопасность пищевых продуктов, отслеживаемость и устойчивость – вот три условия, определяющих в будущем рентабельность АПК. Как отметил Вандерлоо, успешным фермерам необходимо получить официальное подтверждение – документы о том, что они обладают высокой квалификацией и сертифицированными в качестве безопасных, отслеживаемых и устойчивых производителей продовольственных товаров и продуктов.

Со стороны государств следует улучшать устаревшую нормативно-правовую базу, например, в Канаде она препятствует улучшениям на многих уровнях. Громоздкая зависимость от руководящих принципов по новым признакам растений (PNT) и принципа предосторожности создала сдерживающий фактор для небольших научных организаций.

«Это ставит под угрозу будущие исследования и инновации в Канаде, рабочие места, конкурентоспособность и производство продуктов питания в этой стране, - говорит Дэвидсон. - Нормативно-правовая база Канады превратилась из мирового лидера в отстающую, и ее преобразование, развитие имеет важнейшие последствия для устойчивости, питания, продовольственной безопасности, экономики, торговли и занятости».

(Источник: www.country-guide.ca. Автор: Ральф Пирс).