Полулегальный импорт средств защиты растений в России и его влияние на рынок

Серый импорт пестицидов чаще всего используют для того, чтобы уменьшить стоимость импортных средств защиты растений за счет снижения НДС и пошлины. Участник такой серой схемы получает возможность занижения таможенной стоимости пестицида и уходит от уплаты НДС и других обязательных платежей в полном объеме, а также снижает налогооблагаемую базу продавца в России. Например, на таможне объявляется не реальная стоимость препарата, а 2—3 доллара, с которой и уплачивается НДС и пошлина, хотя реальная стоимость пестицида существенно выше.

Схемы ввоза

 

Обычно серая схема поставки средств защиты растений реализуется следующим образом. Регистрант дает право специальному таможенному брокеру (фирма, которая занимается таможенной очисткой) завезти продукт подешевле, и после этого с несколькими переходами через фирмы-однодневки или полулегальные фирмы препарат в конечном итоге появляется в той компании, которая его продает. Это может быть как регистрант, так и дистрибьютор, занимающийся продажами препаратов этого регистранта.

Возможна и другая схема. Пестициды завозятся от компании, которая контролирует движение препарата с самого начала и которая имеет регистрации, а потом сама проводит препарат через фирмы-однодневки или цепь дочерних фирм.

В результате таких серых схем препарат появляется на рынке в огромном количестве и от разных дочерних фирм, созданных материнской компанией. Таким образом, товар как бы размывается по рынку, хотя в конечном итоге он управляется все той же компанией-регистрантом.

Существуют и другие варианты, но они, в конечном итоге, повторяют с разными вариациями указанные типичные схемы. При этом задача любых серых схем — сделать отслеживание движения препарата как можно более затруднительным и «замести следы».

Плюсы

 

Серые схемы импорта пестицидов дают возможность при тех же или меньших затратах денежных средств импортировать большее количество препаратов, так как значительные денежные средства не расходуются для уплаты обязательных платежей. Некоторые фирмы не могли бы завезти значительное количество препаратов без использования таких схем, так как не имеют достаточного количества средств, чтобы оперативно уплатить НДС и пошлины в полном объеме.

Фирмы, которые используют серые схемы, имеют возможность снизить цены реализации пестицидов на 20—25%, т.е. на те же 20—25% от их реальной стоимости или, как мы уже сказали, завезти значительное количество того или иного препарата, реализуя его по цене ниже среднерыночной. Такие фирмы чаще всего выплачивают зарплату сотрудникам «в конверте», что также снижает обязательные платежи. Да и налог на прибыль у таких фирм заметно меньше.

Минусы

 

Однако такие серые схемы — это «палка о двух концах». С одной стороны таможенные органы пока достаточно лояльно относятся к подобным поставкам, а бывает и сами участвуют в них (коррупцию в России пока никто не отменял) — нужные документы «серый» брокер всегда «состряпает». С другой стороны, может возникнуть много серьезных ситуаций, предвидеть которые невозможно.

Так, если что-то случиться в пути, доказать право собственности или убыток, чтобы вернуть хотя бы деньги, очень сложно; если препарат на таможне попадет под конфискацию, то его можно считать потерянным; после реализации препарата возникает необходимость обналичивания или легализации полученных средств, а это с каждым годом становится все дороже.

Кроме того, налоговые органы уже начали отслеживать НДС по всей цепочке и все больше понимают суть регистрации препарата и какую роль она играет в данном случае. А это значит, что для налоговых органов не составит проблемы найти конкретного заинтересованного получателя препарата, поскольку в конечном итоге им является регистрант этого пестицида. Поскольку регистрация — очень трудоемкий и дорогой процесс, то всегда можно отследить компанию, использующую серые схемы, по регистрации, независимо от того, кто импортировал этот продукт и как в дальнейшем он проходил через какие-то фирмы-однодневки. В конечном итоге препарат оседает именно в той компании, которая и является регистрантом этого пестицида.

И еще. С каждым днем серые схемы становятся все дороже из-за того, что растет процент вознаграждения за обналичивание. Это связано с тем, что ЦБ РФ начал пристально следить за коммерческими банками в отношении сомнительных сделок и многие банки по этой причине уже лишились лицензии.

Отметим еще один момент. Так сложилось в российском сельском хозяйстве, что продавец пестицидов фактически кредитует покупателя, предоставляя отсрочку платежа на 6—9 и более месяцев. В случае если покупатель окажется недобросовестным или просто мошенником, то вернуть деньги официальным путем — через арбитражные органы — будет фактически невозможно.

Отслеживание

 

Можно ли отследить использование серых схем импорта пестицидов? При желании — это не составляет особого труда.

Во-первых, уже на таможне можно убедиться, что препарат завозится по заниженной стоимости. Все препараты, прошедшие государственную регистрацию (а других по серым схемам не завозят), хорошо известны, как и известна их примерная цена.

Во-вторых, очевидно, что реальным владельцем препарата является компания-регистрант, или его «дочка», или заказчик регистрации (если регистрацию осуществляла фирма, которая занимается этим процессом).

В конечном счете препарат поступает на склад выгодополучателя (у «однодневок» складов, естественно, нет), а это легко определяется налоговыми органами.

Так что следы серого импорта средств защиты растений видны невооруженным глазом — было бы желание их увидеть.

Отбеливание

 

С начала 2015 г. ситуация на рынке пестицидов в России в отношении использования серых схем постепенно стала улучшаться. Некоторые фирмы начинают уходить от незаконных или полулегальных схем в сторону легального бизнеса. Это связано с тем, что риски и затраты при использовании серых схем перевешивают выгоды. Налоговые органы, как мы уже говорили, все пристальнее следят за пестицидным рынком, а проблем с налоговыми органами не хочет никто — ничем хорошим они не заканчиваются. Уход от налогов — деяние уголовно наказуемое, и при желании силовых структур можно получить реальный срок.

И еще. Если какая-либо фирма, использующая серые схемы, решит продать бизнес, то сделать это будет практически невозможно: вряд ли можно найти покупателя, когда значительная часть такого бизнеса остается неизвестной («в тени»), что в дальнейшем может привести к серьезным проблемам с надзорными органами.

Ниша остается

 

Однако некоторые фирмы, реализующие средства защиты растений, все еще продолжают использовать серые схемы. Этому есть несколько объяснений.

Несомненно, что, несмотря на все риски, такая работа пока очень выгодна. Кроме того, большинство таких фирм не способны работать в рыночных условиях, они не могут предложить покупателю ничего, кроме низкой цены и (или) долгосрочной отсрочки. В таких фирмах зачастую, как мы говорили, практикуют черную зарплату, да и с соблюдением прав сотрудников у них, мягко говоря, не все благополучно.

Некоторые из таких фирм и хотели бы легализовать работу, но понимают, что не смогут конкурировать с компаниями, давно работающими на пестицидном рынке, а также с теми, которые продолжают использовать серые схемы.

Один из наших источников, работающий в такой фирме, отметил, что руководство фирмы не видит возможности в короткий срок перейти в легальный сектор, так как серые фирмы и крупные компании их практически подавят, а на нахождение способов противодействия им у фирмы нет ни средств, ни возможностей.

Мнения практиков

 

Мы задали вопрос нескольким агрономам, фермерам и дистрибьюторам: «Как вы относитесь к серому импорту средств защиты растений?» Приводим их ответы:

— Мне что серый, что белый, что черный — все равно. Лишь бы препарат был качественный и по разумной цене.

— Когда мы приобретаем препарат у дистрибьютора, то не знаем, завезен ли он по серым схемам или легально. Такой информации никто не дает.

— Вот уже много лет мы приобретаем препараты у одного и того же дистрибьютора и никаких нареканий на них нет. А по каким схемам завезены эти препараты, даже дистрибьютор не знает.

— Серые схемы — это, конечно, плохо. Но я не видел ни одной информации, в которой были бы указаны фирмы, работающие по серым схемам, или препараты, завезенные по ним. Что касается налоговой проверки по всей цепи движения препарата, скажу следующее. Возлагать ответственность на конечного покупателя — не лучший вариант. Этот покупатель информацией о схеме поставки не располагает, да и не его это дело — искать такую информацию. Приведу пример. Вы купили в магазине килограмма три помидоров, а через полгода к вам пришли налоговики и требуют выплатить НДС, так как помидоры были завезены по серой схеме. Абсурд? Так и с пестицидами.

— Нам не страшны серые схемы. Препарат официально зарегистрирован? Внесен в Государственный каталог? К качеству претензий нет? Цена устраивает? Так в чем проблема? Налоги не поступили в бюджет? Да, это плохо. Но как и куда тратятся бюджетные деньги и кто за счет них живет (и живет неплохо), всем понятно. Так что государству надо бы жестче контролировать не только поступления в бюджет, но и куда и кому идут бюджетные деньги. А уход от налогов — это распространенная «российская забава».

 

Комментарий редакции

По поводу «абсурда» можем сказать следующее. Такой «абсурд» уже случился в странах Восточной Европы, ставших членами Евросоюза. В этих странах налоговые органы удержали НДС с конечных потребителей пестицидов. Те обратились в суды, но суды приняли решение в пользу налоговых органов (государства). В результате серые схемы, а с ними и «однодневки» исчезли как по мановению волшебной палочки.

В России ситуация складывается похожим образом. Как нам рассказал руководитель одной из крупных отечественных пестицидных компаний, он уже попадал в подобную ситуацию. В силу острой необходимости его компании пришлось в срочном порядке купить один из компонентов для формуляции препарата без доскональной проверки фирмы-продавца этого компонента. Через некоторые время налоговая служба предъявила к уплате НДС его компании, и все споры по этому поводу налоговая служба выиграла. Теперь, сказал он, начиная работу с новыми поставщиками, «мы требуем все необходимые документы, вплоть до устава».

Что же касается помидоров, то в данном случае покупателем является не конкретный человек, а магазин или торговая сеть, и НДС будут удерживать с них (если он, конечно, не уплачен ранее поставщиком помидоров). Таковы правила.

Решение проблемы

 

Серые схемы ввоза подрывают российский пестицидный рынок. Они ведут к тому, что добросовестные компании вынуждены вкладывать дополнительные средства для противодействия фирмам, использующим полулегальный импорт.

Да и бюджет не получает значительные средства, которые можно было бы использовать в сельскохозяйственной отрасли, например, для дотаций покупателям средств защиты растений или российским производителям пестицидов.

Борьбой с серыми схемами по закону должны заниматься налоговые органы, что они уже начали активно делать, а также ФАС, Минсельхоз России и Минпромторг России. Безусловно, этой работой должны заниматься и общественные организации и отраслевые союзы — Союз производителей химических средств защиты растений совместно с Российским союзом промышленников и предпринимателей, Ассоциация европейского бизнеса. Да и легально работающие отечественные компании не должны оставаться в стороне.

Результатом такой работы должно стать решение проблемы серого импорта на российском рынке средств защиты растений. Это сделает его более цивилизованным и в конечном итоге более выгодным и российским аграриям, и государству.

На самом деле, фирм, использующих серые схемы, не так уж и много, около десятка. Все, кто занят в сфере обращения пестицидов, о них знают. Поэтому решение вопроса при желании не представляется особенно сложным.

Потери бюджета

 

По имеющимся у нас данным только за первые четыре месяца 2015 г. в результате использования серых схем при импорте некоторых препаратов потери бюджета составили:

2,4-Д + флорасулам — завезено 233072 л, недополучено при таможенной очистке — 150000 долл., общий убыток бюджета — 400000 долл.;

галаксифоп-П-метил — всего завезено 501350 л, из них по серым схемам 162680 л (33%), недополучено при таможенной очистке — 169770 долл., общий убыток бюджета — 500000 долл.;

десмедифам + фенмедифам — завезено 200000 л, недополучено при таможенной очистке — 130000 долл., общий убыток бюджета — 300000 долл.;

тебуконазол, 60 г/л — все 100% препарата импортировано по серым схемам.

В целом ущерб от серого импорта для российского бюджета оценивается в пределах 20—30 млн долл. (около 1,1—1,65 млрд руб.) и составляет примерно 15—20% всех поступлений в бюджет от пестицидного бизнеса.

Николай Иванов