В США федеральный суд принял решение в пользу Bader Farms по всем статьям в иске против Bayer и BASF

В ходе судебного разбирательства истцам определили компенсацию ущерба в сумме 15 миллионов долларов США из запрошенных 20,9 млн долларов, а также Monsanto грозят дополнительные штрафы. (Напомним, что Bayer купил Monsanto в 2018 году, и с тех пор компании приходится становится участником громких пестицидных скандалов).

Однако, неясно, будут ли возложены штрафы на BASF, как на часть совместного предприятия с Monsanto в смысле широкого развертывания систем выращивания ГМ-культур, устойчивых к гербицидам с дикамбой.

Приговор вынесен по окончании трехнедельного судебного разбирательства по делу крупнейшего в Миссури персикового хозяйства против немецких гигантов агробизнеса BASF и Bayer в связи с ущербом, предположительно нанесенным сносом дикамбы.

Билл и Дениз Бадер – владельцы Bader Farms утверждают, что BASF и Monsanto знали, что их продукты, связанные с дикамбой, могут нанести ущерб другим фермам, и все равно выпустили их с целью повышения своего дохода.

Урожай персиков Bader Farms упал со среднего значения в 162 000 бушелей в начале 2000-х годов до 12 000 бушелей в 2018 году. Компания, которая заявляет, что она неизбежно обанкротится, подала в суд и запросила 20,9 млн долларов в качестве возмещения ущерба.

BASF и Bayer отрицают претензии, обвиняя в случившемся фермеров, ведущих деятельность по соседству с персиковыми садами, в незаконных применениях дикамбы, погодные явления, болезни деревьев и другие проблемы. Они также отрицают, что участвовали в совместном предприятии или заговоре с целью выпуска продукции.

С ростом числа сорняков, развивающих устойчивость к глифосату, Monsanto разработала генно-инженерные семена сои и хлопчатника с тем, чтобы культуры могут противостоять опрыскиванию дикамбой, традиционно используемой на кукурузе до начала вегетации. И Monsanto, и BASF также разработали новые версии дикамбы, рекламируемые как менее склонные к дрейфу, чем старые версии.

Monsanto выпустила семена хлопчатника в 2015 году и семена сои в 2016 году без сопутствующих гербицидов. В те годы многие фермеры, якобы, незаконно применяли дикамбу, причиняя вред садам истцов и другим посевам.

Ситуация накалилась в 2017 году, когда компании выпустили свои новые гербициды. По оценкам Кевина Брэдли, профессора Университета Миссури, было повреждено не менее 3,6 млн акров посевных площадей. В 2018 и 2019 году жалобы продолжились, в том числе, претензии исходили от фермеров в штате Иллинойс, крупнейшем штате, производящем сою.

За последние три недели юристы Bader Farms представили суду более 180 внутренних документов компаний. Эти документы включали в себя прогнозы о том, что тысячи фермеров будут жаловаться на систему, внутренние электронные письма, в которых говорилось, что Monsanto отказал ученым в возможности протестировать свои продукты, и презентация, демонстрирующая рост продаж гербицидов с дикамбой BASF в 2016 году.

Документы также включали прогнозы и стратегии продаж от BASF и Monsanto, в которых говорилось, что фермеры будут покупать семена, устойчивые к дикамбе, чтобы защитить свой бизнес.

«Это первый продукт в американской истории, который буквально уничтожает конкурентов. Вы покупаете это или иначе», - сказал Билли Рэндлс, адвокат Bader Farms.

Ян Миллер, адвокат Monsanto, заявил, что на персиковой ферме процветали корневые гнили, а сельхозпрактики управления садами были далеки от идеальных. И в том, что ферма обанкротилась, вины компании нет.

«Вы не можете, чтобы симпатия или эмоция играли роль в вашем решении», - сказал Миллер, обращаясь к судьям.

Джон Мандлер, адвокат BASF, сказал, что Bader Farms не имеет веских доказательств того, что Engenia или любой другой продукт с дикамбой причинили ущерб.

Единственным доказательством являются предположения Форда Болдуина, эксперта истца и почетного профессора Университета Арканзаса. Болдуин сказал, что дикамба улетучивается и перемещается за пределы цели в облаке, нанося вред соседним, неустойчивым культурам.

BASF не должен нести ответственность за ущерб, нанесенный Bader Farms, потому что у Bader были другие проблемы, о которых он надо было думать в первую очередь – это болезни и сорняки, сказал Мандлер.

Миллер отметил, что образцы, отобранные Управлением по контролю за продуктами и лекарствами на фермах Бадеров, оказались отрицательными на содержание дикамбы. Что касается утверждений о незаконном распылении фермерами гербицидов в 2015 и 2016 годах, Миллер сравнил обвинение Monsanto с претензией к автомобильной компании, которую нелепо обвинять в том, что водители превышают скорость.

Мандер подтвердил, что в те годы BASF уведомлял своих сотрудников под угрозой увольнения не поощрять незаконное распыление старых версий дикамбы. Кроме того, компания потратила 5 миллионов долларов на усовершенствование распылительных форсунок, чтобы помочь контролировать снос.

Адвокат владельцев персиковых садов в своей речи подытожил: Бадеры, как и тысячи других фермеров, не принимали решение о выпуске системы культур, устойчивых к дикамбе, и стали жертвами, подвергшимися эксперименту со стороны компаний. По его словам, подача этого иска была единственным выходом.

«Вы - единственные люди, к которым мой клиент может обратиться за справедливостью», - сказал Рэндлс, обращаясь к судьям.

(Источник: investigatemidwest.org. Автор: Джонатан Хеттингер. На фото: Билл Бадер, владелец Bader Farms, и его жена Дениз позируют перед зданием суда. Автор фото: Джонатан Хеттингер/Центр расследований на Среднем Западе).