Патогенами поражены плодовые деревья и городские насаждения

Начиная с двухтысячных годов ясень сильно страдает от микоза, грибного заболевания, которое разрушает деревья. Возможно, что в скором будущем вот так просто встретить эти деревья в городских насаждениях или лесах уже не представиться возможным.
В списке столичных садов и парков — 105 объектов, пишет А. Дьякова (www.lsm.lv). Это как известные центральные парки, так и скверы, разбросанные по всей Риге. За них с недавнего времени отвечают Rīgas meži. А вот за больные деревья отвечает Государственная служба защиты растений. Именно её инспекторы ежегодно проводят проверки плодовых деревьев на наличие бактериального ожога. В прошлом году найдено сразу 12 очагов заражения. В этом — только два.
«Все случаи произошли в Елгавской волости. Один коммерческий сад — там было инфицировано 36 деревьев — груши. И один частный сад — там надо будет уничтожить ещё 3 дерева. Если в общем смотреть ситуацию в этом году, то ситуация хорошая», — рассказывает глава департамента Карантина растений Гунита Шкюпеле. По ее словам, это может быть связано как с уже принятыми мерами, так и с погодой. Бактерия любит влагу и тепло. В этом году лето было не из жарких.
В последние годы особенно страдают не только плодовые деревья. Во-первых, древние вязы или ильмы. Именно эти виды несколько сотен и десятков лет назад становились основным украшением парков и усадебных аллей. И главный их враг — микроскопические грибы. У вязов — это голландская болезнь так и называется — вяза.
«От этой болезни в 1970-е годы в Великобритании погибли две третьих ильмов и вязов. У нас сколько процентов я затрудняюсь ответить. Но проблема до сих пор актуальная», — поясняет директор Национального ботанического сада Андрей Свиланс.
Еще одно дерево, которое в девяностые призывали сажать из-за хорошей древесины — ясень. Теперь, говорят специалисты, на несколько лет, а может и десятков лет, о нем придется забыть. В середине лета у деревьев вянут листья и отмирают ветви.
По словам Свиланса, сейчас это проблема гораздо чаще встречается в старинных парках и городских насаждениях: «Деревья теряют стабильность. Количество листьев уменьшается, и они не могут прокормить корневую систему и ствол. В итоге, они отмирают. И получается, что дерево вроде еще зеленое, но падает».
Он отметил, что почти всегда возникают проблемы в местах, где копали глубокие ямы и вырубали корни. «Бактерия опасна и для окружающих деревьев, потому что речь идет не о вредителе, а бактерии. Поэтому при бактериальном ожоге дерево надо сразу уничтожать. Клиническая картина – вянут кончики побегов. В основном, яблоня, груша, боярышник. Но для человека бактериальные ожоги деревьев неопасны».
Поэтому в старинных парках и происходит вырубка как вязов и ильмов, так и ясеней. И бороться с этим не выходит. К тому же пестициды сильно влияют на окружающую среду. По словам Андрей Свиланса, придется ждать, пока флора сама справится с заболеваниями. К тому же есть отдельные виды вязов и ясеней, которые грибы по каким-то причинам не затрагивают.
Но виновата не только химия, но и особые вредители. Маленькие бабочки. Длиной в несколько миллиметров. И если во всех предыдущих случаях деревьям грозила вырубка, то с этой болезнью каштанов можно бороться. Осенью можно собрать листья каштана и закопать их в компостную яму... Но есть и другие болезни. С которыми деревья могут справиться сами.
«Есть на клене черные пятна. Когда мне звонят — что делать? Я говорю — ничего. У нас ведь каждый год есть насморк. Каждую осень мы его получаем. Умираем? Нет! Также и у деревьев. Также и у деревьев есть очень много болезней, которые не наносят им вреда», — поясняет Свиланс.