Депутаты Государственной Думы задумались об опасности, которую несет россиянам генетически модифицированная продукция

Первый заместитель председателя аграрного комитета Кирилл Черкасов вместе с группой депутатов от ЛДПР внесли на рассмотрение парламентариев законопроект, которой в случае принятия приравняет распространение ГМ-культур к теракту. Этот законопроект является альтернативой предложению правительства на ту же тему — депутаты считают сформулированный исполнительной властью документ чересчур мягким.

Разработчики поправок предлагают прописать в законе «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности» ответственность за генно-инженерную деятельность, если она причинит вред работникам предприятий, населению, окружающей среде. Причем в перечень ответственных попадут юридические лица и ответственные работники, а также государственные и муниципальные служащие — для физических лиц предусмотрена только дисциплинарная ответственность.

Прописать ответственность за распространение ГМО предлагается в статье 205 Уголовного кодекса, «Террористический акт». Таким образом предполагается, что распространение генетически модифицированных организмов, которое создает опасность гибели человека, может быть приравнена к терроризму.

Также законопроект устанавливает административную ответственность за «сокрытие, умышленное искажение или несвоевременное сообщение информации о загрязнении природы и окружающей среды из-за ГМО».

В пояснительной записке к законопроекту депутаты заявили, что до момента появления «научно обоснованного экспертного мнения о ГМО на территории РФ» необходимо ужесточить требования к общественной безопасности использования генетически модифицированных продуктов питания и животных кормов «с целью уменьшения негативного воздействия на здоровье граждан и окружающую среду».

Депутаты Госдумы, вынося свой законопроект на обсуждение коллег-парламентариев, участвуют в кампании против ГМО, которую в конце марта поддержал даже президент Владимир Путин. 27 марта в своей загородной резиденции в Ново-Огарево глава государства на встрече с сенаторами заявил, что Россия должна защитить своих граждан от употребления продуктов питания, полученных из генетически-модифицированных организмов. Президент уверен, что это возможно сделать даже при соблюдении обязательств страны в рамках ВТО.

«Нам нужно соответствующим образом выстроить нашу работу с тем, чтобы это не противоречило нашим обязательствам в рамках ВТО. Но даже имея в виду это обстоятельство, у нас есть тем не менее законные методы и инструменты защиты собственного рынка и граждан прежде всего», — сказал Путин.

Новый законопроект, в случае его принятия, не сильно затронет российских производителей: и сегодня в России запрещено выращивать генетически модифицированных культур в промышленных масштабах.

По данным Российского зернового союза (РЗС), из почти 45 миллионов гектаров посевов зерновых ГМ-культуры нелегально занимают примерно 400 тысяч гектаров, то есть около 1%. По оценкам РЗС, самой большой популярностью среди российских производителей пользуются трансгенные кукуруза и соя — доля ГМ-сортов среди них достигает 5%.

Отследить ГМ-продукцию далеко не всегда возможно — не все лаборатории располагают техникой и специалистами, которые могут обнаружить изменения в генетическом коде растения. Для решения этой проблемы федеральное правительство приняло в 2013 году постановление о регистрации всех генно-модифицированных организмов, благодаря которой будет проще выяснить природу происхождения попадающих в лаборатории образцов культур.

Главными пострадавшими от развернутой кампании против трансгенных культур могут оказаться импортеры сельскохозяйственной продукции в Россию.

Премьер Дмитрий Медведев распорядился изучить вопрос о запрете импорта ГМО продуктов в Россию еще в сентябре 2013 года — тогда он, впрочем, еще колебался между полным запретом и ужесточением контроля.

После этого министр сельского хозяйства Николай Федоров сказал, что Россия должна остаться территорией, свободной от генетически модифицированной продукции. А 5 апреля глава правительства уже объявил о том, что готовится окончательный запрет на ввоз трансгенных продуктов питания в Россию.

«У нас нет никакой цели развивать производство генно-модифицированных продуктов или завозить их в нашу страну. Мы способны кормить себя нормальными, обычными, а не генно-модифицированными продуктами. Нравится американцам кормить себя вот такими продуктами, как продукты с генной модификацией, пусть кормят, нам это делать не нужно, у нас достаточно площадей и возможностей для того, чтобы потреблять нормальную еду», — заявил премьер-министр на съезде депутатов сельских поселений России.

Запрет на выращивание и импорт ГМ-продукции, несмотря на все ее очевидные преимущества (такие, как высокий урожай и экологичность  благодаря отсутствию необходимости постоянного использования пестицидов), в теории может позволить остановить ввоз в России практически любых продуктов питания.

Если в странах Европейского союза выращивать ГМ-культуры практически повально запрещено, то во многих других регионах мира именно трансгенные зерновые являются основой производства.

В 2013 году площадь посевов с генно-модифицированными организмами составила 175 млн гектаров — более 11% от всех посевов на планете. В Соединенных Штатах площадь посевов генно-модифицированных сои, кукурузы, хлопчатника, рапса, кабачка, папайи, люцерны и сахарной свеклы примерно вдвое превышает всю площадь посевов в России. Бразилия и Аргентина засевают ГМ-культурами площади, сравнимые со всей российской пашней.

Практически огромная площадь ГМ-посевов означает, что не пересекаться с трансгенными организмами в современном мире практически невозможно. Если каким-то образом простому человеку, может, и удастся покупать растительную пищу только из натуральных продуктов, то проследить, какой корм получала вырезка в бытность ее коровой, нереально в принципе.

Но если исходить из логики противников инноваций, которая заключается в том, что употребление в пищу ГМ-культур приводит к неизвестным последствиям, то имеет смысл запретить потреблять и животную пищу, если она до этого питалась кормом на основе ГМ-сои, которая, понятно, дешевле, питательней и лучше, чем обычная, а значит, привлекательна для фермеров.

Если российское правительство начнет проверять всю продукцию животноводства, которая ввозится в страну, это может привести к остановке импорта. Может быть, это не понравится рядовым потребителям мяса, зато будет дан стимул для развития отечественной отрасли. В конце концов, с точки зрения продовольственной безопасности, своя плохонькая и дорогая говядина намного лучше, чем аргентинская, сочная и дешевая.

И. Карпюк, polit.ru