Всего за полвека из малоизвестного растения соя превратилась в одну из главных агрокультур Всего за полвека из малоизвестного растения соя превратилась в одну из главных агрокультур и стала основным кормом в животноводстве. Теперь соевый бизнес расцвел... Всего за полвека из малоизвестного растения соя превратилась в одну из главных агрокультур Всего за полвека из малоизвестного растения соя превратилась в одну из главных агрокультур и стала основным кормом в животноводстве. Теперь соевый бизнес расцвел и в России: в течение нескольких лет обороты рынка выросли втрое Соя — новейшее открытие мирового сельского хозяйства. Хотя культура эта известна тысячу лет, ее бурное распространение по всему миру началось лишь в 1970-е, когда она шагнула за пределы США и Китая в соседние страны и регионы. "Ради сои распахивались огромные пространства саванн Южной Америки, масштабы этого процесса сопоставимы разве что с освоением целинных земель в СССР в 50–60-е годы двадцатого века и распашкой Великих Равнин США и Канады в конце девятнадцатого века, — рассказывает доцент географического факультета МГУ Алексей Наумов. — За одно-два последних десятилетия соя изменила жизнь глухой бразильской и аргентинской глубинки; на еще недавно девственных землях в окружении бескрайних полей сои выросли гигантские аграрно-промышленные кластеры, специализирующиеся на переработке бобов и откорме крупного рогатого скота, свиней и птицы". В России соя припозднилась, но затем взяла резкий старт. За последние несколько лет ее урожай увеличился втрое (см. график 1), стремительно расширилась переработка. По сути в стране появилось новое направление в бизнесе (интервью с крупнейшим игроком рынка см. "Мы не продаем корма, мы продаем привесы"), и, главное, соевому рынку сулят дальнейший рост спроса и предложения, а инвесторы могут обнаружить ряд возможностей. По данным Interagency Agricultural Projections Committee, в ближайшее десятилетие мировой спрос на сою увеличится более чем на 20%. В итоге по объемам продаж на мировых рынках соя уверенно и, похоже, уже навсегда обойдет пшеницу (см. график 2). Масштаб успеха сои таков, что за последние десятилетия она стала ведущей мировой агрокультурой и по абсолютному приросту площадей (см. график 3). Кому она нужна Отечественный обыватель обычно воспринимает сою лишь как дешевый заменитель животного белка. Действительно, соевый белок дешевле мясных аналогов в 3–5 раз, близок к нему по питательным свойствам и при этом имеет нейтральный вкус. Однако область применения сои в пищевой промышленности гораздо шире. В Корее и других странах Дальнего Востока соевое молоко, соевый сыр тофу, соевые мясокубики являются частью национальной кухни. Соевый белок легко связывается с водой и жирами, образуя устойчивые соединения, его используют для улучшения структуры, цвета, запаха пищи, получения пены, желе, эмульсий и т. д. Но на самом деле основной объем сои используется вовсе не в пищевой промышленности, а в кормовой — туда уходит порядка 80–85% всех соевых субпродуктов. В отличие от других культур с высоким содержанием масла наиболее ценный продукт переработки сои — обезжиренный остаток, шрот. Он исключительно питателен, в нем порядка 50% белка, велико содержание незаменимых аминокислот. Эти свойства и сравнительно невысокая цена превратили шрот в главный источник протеинов для высокоинтенсивного животноводства. Без него современные породы животных, которые содержатся в стойлах и не в состоянии самостоятельно добывать корм, попросту не раскроют свой генетический потенциал. Это вдвойне верно для самой быстрорастущей подотрасли агропрома — птицеводства. За последние десятилетия скорость роста бройлеров на птицефабриках увеличилась в два раза, а коэффициенты конверсии корма (количество килограммов корма на килограмм мяса птицы), напротив, стали вдвое ниже; соя наряду с генетикой — один из ключевых компонентов успеха, быстрорастущие птицы потребляют ее в особенно больших количествах. Теперь она и здесь В советские времена соя в небольших объемах выращивалась на Дальнем Востоке, однако за 1990-е местное соеводство почти заглохло. Резкий рывок соевого бизнеса стал возможен благодаря бурному развитию животноводства в начале 2000-х (см. график 4). Этому способствовали инвестпроекты агрохолдингов, которые реализовывались по западным лекалам. Они предполагали использование высокопродуктивных пород, нуждающихся в современном уходе и кормах. "В середине прошлого десятилетия соевые корма в России почти не производились, — отмечают специалисты консалтинговой компании Abercade. — Теперь на них приходится лишь немногим менее трети производства в стоимостном выражении". Потребности животноводов далеко превзошли возможности отечественных соеводов, так что в середине прошлого десятилетия Россия превратилась в крупного импортера соевого шрота. Соя стала рентабельной культурой. Несмотря на худшее качество, за российские бобы стали предлагать цену, выставляемую на международных биржах. "Доходность выращивания сои в нашей стране, конечно, сильно зависит от мировой конъюнктуры, но она, как правило, выше, чем у зерновых и масличных, — отмечает ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Ирина Кугучина. — Например, по нашей оценке, в 2011–2012 годах маржа выращивания сои в Центральном федеральном округе оказалась на 30 процентов выше, чем при производстве подсолнечника". С 2004 года посевы сои в России начали быстро расти, к 2011-му ее валовые сборы увеличились втрое. Ведущую роль в производстве соевых бобов и сейчас играет Дальний Восток — около половины урожая собирают в одной лишь Амурской области. Основной объем бобов проходит первичную переработку на месте, на двух сравнительно крупных масложировых предприятиях — благовещенском "Амурагроцентре" и Иркутском МЖК. Часть сырья и шрота отправляется в европейскую часть страны. Патриотичный, ориентированный исключительно на внутреннее потребление режим работы дальневосточного соевого кластера —явление искусственное. Амурский край граничит с Китаем — настоящим "соевым пылесосом" (более 2/3 мирового импорта), но бобы отсюда к соседям почти не вывозят, ведь в России действует 20-процентная заградительная пошлина на экспорт этого сельхозсырья. Кроме того, введен специальный, сниженный по сравнению со стандартом примерно вдвое, железнодорожный тариф на перевозку шрота и бобов в европейскую часть страны. "За последние годы масложировые предприятия обновили фонды, улучшив качество продукции", — отмечает аналитик компании Abercade Ольга Бизюкова. Компании не только увеличили объем переработки, но и расширили ассортимент соевых продуктов, а на Дальний Восток пришелся и основной прирост посевных площадей сои. В европейской части России в советские времена сою особо и не знали. Но за последние пять лет ситуация изменилась радикально. Главным событием стало строительство гигантского по меркам страны, да и, пожалуй, Европы, маслоэкстракционного завода в Калининградской области. Его собственник — транснациональная компания "Содружество" (о ней и об успехе ее бизнеса см. "Главный по бобам" в "Эксперте" № 27 за 2012 г.) сумела создать самодостаточный бизнес с мощным логистическим блоком; удачное положение в портовой и особой экономической зоне, масштаб бизнеса и личный вклад владельцев позволили ей стать главным игроком российского соевого рынка. Завод "Содружества" способен перерабатывать почти миллион тонн бобов в год. Кроме того, компания продает импортный продукт. В итоге она обеспечивает около трех четвертей всех потребностей рынка в Европейской России. Западная часть страны превратилась в новый район выращивания сои. Значительные посевы сконцентрированы на Белгородчине — главном районе крупномасштабного животноводства — и в Краснодарском крае. Ряд средних и небольших специализированных предприятий запустили производство соевых субпродуктов на основе шрота и концентратов — комбикормов, текстурированных белков, имитирующих мясо, и других пищевых продуктов с высоким содержанием сои. Соевые продукты прочно вошли в обиход российского пищепрома. Российской соевой отрасли пророчат рост и в дальнейшем. "После вступления в ВТО предусмотрено поэтапное, в течение трех лет, снижение экспортной пошлины на соевые бобы до нуля, — отмечает Ирина Кугучина. — Несомненно, эти меры дадут импульс для дальнейшего наращивания производства и экспорта соевых бобов из России, главным образом с Дальнего Востока". "По нейтральным оценкам, потребление шрота ежегодно будет увеличиваться на 10 процентов", — отмечают в Abercade. В отрасли заявлено и реализуется несколько крупных проектов создания перерабатывающих мощностей. В течение полугода новая линия будет запущена на заводе компании "Содружество", в результате чего перерабатывающие мощности и без того крупного предприятия возрастут более чем вдвое. На юг и в души "Соевый шрот мы коровам не даем, хотя это прибавило бы удойность, — рассказывает главный зоотехник одного из крупных и успешных молочных хозяйств. — Дело в том, что наш председатель боится ГМО…" "Соя! Она же вредна! — это уже слова обывателя, — даже на упаковках пишут: “Не содержит сои”" Такие реплики весьма точно характеризуют отношение к соевой продукции в нашей стране — зачастую соя воспринимается как дешевый заменитель или нечто небезопасное для здоровья. В 2008–2009 годах были приняты специальные регламенты на молочную и мясную продукцию, которые ограничивают применение привычных для потребителей названий к соевым заменителям и требуют упоминания сои в случае добавления ее к продукту. Определенный повод для опасений у соевых скептиков есть. Соя содержит изофлавоны — аналоги женского полового гормона эстрогена. Активное применение соевых продуктов может быть противопоказано при беременности и кормлении грудью, а также при заболеваниях щитовидной железы. В большинстве стран мира в посевах доминируют трансгенные сорта сои — например, в США она обеспечивает порядка 95% урожая. В свое время именно соя стала предметом громкого скандала с участием нашей соотечественницы, ученого, доктора биологических наук Ирины Ермаковой — участницы экологических организаций, выступающих в том числе против ГМО. Она опубликовала данные сравнительного опыта на крысах, из которых делался вывод о патологических изменениях у особей, которые питались трансгенной соей. Наиболее распространенные трансгенные сорта сои имеют генетический участок, обеспечивающий ее устойчивость к самому популярному в мире гербициду широкого действия — Roundup. Это торговая марка химиката глифосата, патент на который когда-то принадлежал компании "Монсанто" — автору многих сортов растений с встроенным геном устойчивости к нему. Roundup известен своей убойной силой — уничтожая почти все сорняки, он позволяет заметно экономить на сельхозработах. Вряд ли такое вещество полезно для окружающей среды, но генная модификация, по мнению подавляющего числа экспертов, на пищевых свойствах сои никак не сказывается. В общем, страхи, связанные с соей, у нас в стране преувеличены, в то время как о ее полезных свойствах потребитель осведомлен плохо. В развитых странах соя является важным элементом здорового питания. В США соевые продукты официально рекомендованы органами здравоохранения как способствующие предотвращению рака и сердечно-сосудистых заболеваний. Соевое масло здесь — главный растительный жир, используемый в пищу; по кулинарным свойствам он несколько уступает подсолнечному, зато превосходит его по пищевой ценности и при этом дешевле. По мировым меркам сегмент соевых продуктов пока невелик, зато растет он весьма быстро — на 5–10% ежегодно, и у России есть немалый потенциал в случае эффективных медийных действий ассоциации соеводов или какого-то крупного игрока, который решит войти в этот бизнес. Стратегам на заметку В России сегодня официально запрещено выращивание подавляющего большинства трансгенных растений, соевые посевы представлены сортами традиционной селекции, и мы едва ли не единственная страна в мире обладающая такой особенностью. Сейчас наш аграрный сектор должен решить: или использовать ГМ-сорта, чтобы не проигрывать в издержках конкурентам на мировом рынке, или попросту "отбивать" чистоту своей сои. "Соя традиционных сортов селекции продается на мировом рынке с премией порядка 50 долларов за тонну по сравнению с трансгенными аналогами, — отмечает ведущий аналитик Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. — Дело в том, что ГМ-соя может использоваться для кормления животных, но в ряде стран ее употребление в продуктах питания человека запрещено". Увы, из-за сложностей с сертификацией российский бизнес воспользоваться этой надбавкой пока не может (см. "Мы не продаем корма, мы продаем привесы"). Еще одна потенциальная точка роста соевого рынка определяется его специфической географией. "Уже сейчас в Краснодарском крае получила распространение простейшая переработка местного сырья, — рассказывает г-жа Снитко. — Методом механического прессования получают соевые жмыхи и масло. Новейшая тенденция для агрохолдингов в центрально-черноземных и южных регионах — простейшие цеха по переработке сои в полножирный жмых. Один из таких, например, уже действует в составе компании "Мираторг". Логичным продолжением развития соевого сегмента на Юге России могло бы стать формирование территориального кластера с полноценной переработкой и крупным маслоэкстракционным заводом, который сможет выдавать на-гора и более продвинутый продукт. В этом регионе активно развивается птицеводство, он уже является одним из крупнейших животноводческих центров страны (см. карту). Предложение собственного сырья на Юге растет, есть возможности для его импорта через порты Причерноморья. Компания "Содружество", кажется, полностью сконцентрировалась на развитии технологической цепочки, уже сформированной в Калининградской области. Однако, привозя для переработки местную сою и отправляя в регион готовый продукт, предприятие с берегов Балтики имеет транспортные издержки порядка 200 долларов за тонну. Краснодарское экстракционное предприятие, при сопоставимых с "Содружеством" масштабах и эффективности, основную часть этой крупной суммы сможет положить себе в карман. Создать современный маслозавод в регионе способен только крупный инвестор. Заявления о подобных планах делались не раз, но пока так и не были реализованы. Группа "Базэл" Олега Дерипаски, анонсировала планы строительства МЭЗа специально для переработки сои еще в 2007 году, но отложила их из-за кризиса. Не так давно "Базэл" объявил, что вновь приступает к строительству. "На сегодня обустроена строительная площадка, закуплена основная часть оборудования, — сообщили нам в пресс-службе “Базэла”. — Первую очередь завода планируется завершить к концу 2013 года, вторую — к 2016-му. Рассчитываем производить пищевое масло, кормовой шрот и соевый концентрат". Насколько нам известно, сейчас "Базэл" занят поиском средств для финансирования проекта. Похоже, конъюнктура ему будет благоприятствовать. Карта. Основные участники российского соевого рынка График 1. Менее чем за пять лет сбор сои в стране превысил пиковые показатели советских времен почти втрое График 2. Соя становится главным товаром на мировом аграрном рынке График 3. Соя - самая успешная культура новейшего сельского хозяйства График 4. Спрос на сою генерирует бурное развитие птицеводства и свиноводства

Источник ikar.ru