Окрестности  пляжей превратились в свалки, а купаться в море просто опасно

 

Экологи и общественники уверены: скоро кубанские и черноморские населенные пункты зарастут свалками. Почему жалеют деньги на поддержание экологии? Кто травит жителей и гостей Краснодарского края ядовитыми отходами?

Об этом и многом другом рассказал начальник отдела экологического надзора Росприроднадзора по Краснодарскому краю и Адыгее Евгений Порфирьев.

 

 

- Недавно мы писали о свалке с нефтепродуктами, обнаруженной возле туапсинского памятника природного значения- мыса Кадош. Побережье - место, куда в первую очередь стремятся приезжие. Как там такое возникло?

- Как раз на побережье проблема несанкционированных свалок или значительно увеличившихся в размерах мусорных полигонов стоит наиболее остро. В горной местности очень сложно выбрать участок для полигона ТБО, вот и сваливают отходы на старые, которые были рассчитаны совсем на другие объемы. 

Мусор, который находится на свалках в Адлере или близ Лазаревского, образно говоря, уже сыплется во дворы жителей прилегающих к свалке домов.

Но если в Сочи, в связи с предстоящей Олимпиадой, предпринимаются определенные шаги к решению проблемы, то свалка на мысе Кадош - это тихий ужас. Судите сами, находится она в ущелье. До моря - 1200 метров. Через свалку бегут два ручья, которые ниже объединяются в один с говорящим названием Гнилой.

Кстати, на довоенных картах этот ручей носил название Хрустальный. 

Прошлой осенью мы обнаружили там факт несанкционированного размещения нефтесодержащих отходов. Считаю, это вопиющая ситуация: в преддверии курортного сезона происходит загрязнение акватории Черного моря. 

- И что, свалку убрали?

- Нет! Иногда мне кажется, что мы боремся с ветряными мельницами. Перед нашим приездом на Кадош кто-то пытался скрыть факт размещения отходов нефтепродуктов. Мы обнаружили кучи извести, картонные коробки, полиэтиленовые пакеты, которыми были прикрыты нефтяные пятна.

А представитель местной власти так и вовсе заявил, что Туапсе стоит на нефтяном месторождении, вот нефть и просочилась наружу. 

Мы дважды писали письмо президенту «Роснеф­ти», чтобы они выяснили обстоятельства и приняли меры, но ответа так и не получили. 

- Однако свалок хватает и на других территориях. Читатели часто жалуются на «аромат» то тут, то там разросшейся свалки. А уж когда они начинают гореть…

- По закону за вывоз и переработку мусора должны отвечать муниципалитеты. Но в подавляющем большинстве случаев «мусорная» проблема остается многие годы за бортом, пока не начинает уж совсем дурно пахнуть. 

Как правило, органы местного самоуправления ссылаются на отсутствие средств, из-за которого невозможно построить полигон. Однако каждый год они получают деньги с предприятий за негативное воздействие на окружающую среду.

Наше управление является администратором данного вида платежей. И я точно знаю, что в прошлом году на территории края было собрано более 800 млн руб. по этой статье. 

Из них 40% пошло в муниципалитеты. Но средняя цифра по краю, сколько из этой суммы потратили чиновники на природоохранные меро­приятия, не превышает 4,5%. Остальные деньги идут совсем на другие нужды. Вот что здесь нужно менять? Отношение? Менталитет?

Равняемся на восток?

- Однако это не единственная экологическая проблема на Кубани. Периодически в водохранилищах начинается мор рыбы, на воде появляются какие-то странные пятна…

- Да, к сожалению реки и другие водоемы края также страдают и от хозяйственной деятельности и сбросов предприятий. К примеру, только в Краснодаре более 20 ливневых спусков идет в реку Кубань, и к этим «ливневкам» что только не подключено. Это и туалеты частного сектора, и автомойки, и все, что угодно. 

Если сейчас мы проведем лабораторные анализы воды в местах сброса ливневых сточных вод в р. Кубань, то превышение ПДК в десятки раз я вам гарантирую. Иной раз случаются и аварийные сбросы. 

Подъедет машина неизвестно откуда, сольет в ливневой коллектор отходы нефтепродуктов, через него они попадут в реку, и все - потекли по Кубани нефтяные пятна. А машины той уже и след простыл, поди узнай, кто виновник. 

Самовольные дамбы

- Наши читатели жалуются, что из-за «замусоривания» русел рек их дома каждый год подтапливаются. Кто виноват в этой проблеме? 

- Иногда стихия. В большей степени русла рек загрязняются упавшими стволами деревьев и иными посторонними предметами. Если вовремя не расчистить, то при весеннем таянии снегов в речках поднимается вода, и мы получаем массовые подтопления.

Однако и наши жители сами приложили руку к обострению проблемы. 

В прошлом году мы совершали облет территории Приазовья. Так вот, практически повсеместно реки, впадающие в Азовское море, через каждые 200 метров перегорожены самодельными дамбами. Местные жители возводят их для разведения рыбы.

В результате происходит заиливание рек, уровень дна также повышается. Вот вам и почва для внештатных ситуаций. 

Кроме того, активно строящиеся частные гостиницы и предприятия, расположенные рядом с водоемами, также добавляют свою лепту.

- А что с чистым целебным воздухом, за которым к нам ежегодно приезжают отдыхающие? 

- Здесь тоже не все в порядке. Да, в Краснодарском крае немного промышленных предприятий, которые «портят» воздух. Однако в летний период, по статистике ГИБДД, в крае добавляется несколько сотен тысяч автомобилей.

И 80% загрязнения воздуха происходит из-за автомобильных выбросов. Сильнее всего антропогенный фактор бьет по побережью. 

 

С одной стороны, туризм повышает инвестиционную привлекательность края, с другой - значительно ухудшает существующую экологию.

Снижения выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух от автотранспорта можно добиться несколькими путями. 

Это и повышение качества бензина, и строгий контроль за ним или вовсе перевод авто на газ. В европейских странах уже давно по-другому относятся к экологии, там огромные штрафы за нанесенный вред природе. 

Так, может, пока не поздно, начать равняться на Европу? Не хотелось бы оставлять нашим потомкам в наследство груды мусора и загрязненные реки.

АИФ-Юг