Зерновые интервенции - это плохо или хорошо?

26 ноября 2009 в 09:36
Хорошему урожаю не всякий фермер радуется. В нынешнем году аграриям удалось собрать около 85 млн тонн зерна. Это много, притом, что внутренний спрос на зерно не растет и остается на уровне 70 млн тонн. Дефицита зерна на мировом рынке также нет. Аналитики отмечают, что с учетом прошлогодних остатков почти четверть собранного в текущем году зерна не удастся сбыть. Аграрии с лета ожидают зерновых интервенций в надежде на то, что они помогут увеличить сбыт зерна по приемлемым для них ценам. Интервенции начались 2 ноября. О том, насколько своевременен этот шаг и помогает ли он фермерским хозяйствам, "Эксперт ТВ" рассказал генеральный директор "ПроЗерно" Владимир Петриченко.

- Владимир, как Вы вообще относитесь к идее проведения госинтервенций зерна?
- Отрицательно. Конкретно вот к этим в особенности. Объясню, почему. В общем-то, это очень благая мысль и благое дело - помочь сельхозпроизводителям. Но этим механизмам - госинтервенциям - в общем-то, пришел предел, еще в прошлом году. Сейчас прошлогоднего зерна храниться более 8 млн тонн - это уже избыточно, слишком много зерна в хранилищах оказалось.

- Ну а насколько сейчас своевременно это решение? Ведь на мировом рынке цены на зерно только-только начали расти.
- Ну, здесь сложно сказать В общем-то, если эти закупочные интервенции начинать полезно, то тогда начинать надо было раньше, но тогда были технические сложности с агентом, с тем, кто и как будет получать это зерно. Поэтому в принципе, не страшно, что интервенции начались в ноябре, а не в августе, как это было в прошлом сезоне.

- Вот Вы отмечаете, что проводить зерновые интервенции - это плохо. А плохо для кого?
- Плохо для зерновой индустрии, в первую очередь. Потому что спасать на очень коротком, тактическом уровне сельхозпроизводителей, повышая цены или закупая у них зерно в интервенционный фонд выше, чем текущий рынок, это - здорово, но это дает лишь слабую помощь, скажем так, на короткий, очень незначительный период. Этот механизм исчерпан до конца еще в прошлом сезоне. Достаточно было до 6 млн тонн купить и на этом останавливаться. Все остальное - излишество, роскошь.

- Но получается, что сейчас государство поддерживает слабых производителей, которые в естественных условиях просто ушли бы с рынка.
- Нет, нельзя так однозначно говорить. Так или иначе все равно слабые уходят, потому что те масштабы, которые будут в нынешнем сезоне совершенно не сравнимы с прошлогодними и не спасут тех, кому вполне пора заканчивать свою сельхоздеятельность.

- А куда идет интервенционное зерно?
- Пока оно никуда не идет. Оно хранится специальным образом на элеваторах до спецрешения, специального постановления Правительства РФ.

- Возможна ли его отправка на экспорт?
- Да, это возможно. Для этого надо, чтобы Правительство приняло такое постановление, такое решение.

- А что мешает Правительству принять такое постановление?
- Дело в том, для того чтобы было принято постановление, которое бы выполнилось, нужно, чтоб оно было умным Если просто так вот сказать: "Отправьте на экспорт", то ничего не получится, потому что закупалось это зерно по более высоким ценам, чем сейчас.

- То есть, нужно, чтобы была соответствующая внешняя конъюнктура?
- Да, нужна конъюнктура.

- Какие цены должны быть на мировом рынке, чтобы можно было с выгодой для себя, или хотя бы без убытков для себя, реализовать вот то зерно, которое уже закуплено и находится в хранилищах?
- Ну, примерно, если уровень цен, который котируется у нас в Черном море - это где-то $180 на FOBe, то надо чтобы цена выросла в 1,5 раза и тогда без убытка для бюджета.

- А когда стоит ожидать вот такого повышения цен на зерно?
- Без спекулятивного нагрева, без каких-то внешнеэкономических мировых катаклизмов в нынешнем сезоне такого не случится.

- Что будет с тем зерном, которое сейчас в хранилищах, которое закупили в прошлом году и которое будет закупаться в текущем году? Сколько оно может храниться?
- Храниться оно может достаточно долго - 5 лет без проблем, если это хранение в специализированных емкостях, а так оно и есть. Только единственное что, стоить оно будет...

- С каждым годом все дороже... А не получится ли ситуация, что это зерно окажется потом опять на внутреннем рынке?
- Такое может быть, потому что есть как закупочные интервенции, так и есть товарные интервенции, когда цена взлетает слишком высоко, и на внутреннем рынке нужен так называемый "огнетушитель", который бы погасил этот взлет. Тогда проводятся товарные интервенции.

- На Ваш взгляд, насколько прозрачны интервенции?
- Некоторые мини-сессии проходят на достаточно рыночном уровне. Там есть конкуренция, очень плотная, локтями толкаются, как могут. По некоторым видно, что они отрегулированы региональными властями, которые говорят: вот вы покупайте, а вы - подождите.

- Вы сказали, что зерновые интервенции - это не решение проблемы. На Ваш взгляд, что могло бы стать решением?
- Сейчас нужны другие механизмы, которые бы спасали перепроизводство зерна. В первую очередь, это экспортные субсидии. А если они запрещены законодательно, то это вывоз зерна на мировой рынок.
Сразу после Послания Президента В. Зубков сказал, что дал поручения разработать механизм залоговых интервенций. Вот это тоже более гибкая, более интересная, но сложная, в общем-то, форма.

- Спасибо большое. Напоминаю, что ситуацию в АПК и эффективность зерновых интервенций мы обсуждали с генеральным директором компании "ПроЗерно" Владимиром Петриченко.
www.idk.ru 
Опубликовано:

В ленту раздела Архив новостей | Обсудить тему на форуме
Рейтинг: 0 Голосов: 0 957 просмотров

Популярное



Комментарии (0)