В последние два дня цены на зерно стали снижаться - в некоторых регионах центральной части страны, в Поволжье и на юге. Об этом вчера сообщил президент Российского зернового союза (РЗС) Аркадий Злочевский. Это, однако, не означает, что вслед за зерном подешевеет хлеб.Несмотря даже на то, что высокие цены на зерно имеют рациональное объяснение, а недавнее подорожание черного и белого экономической логике не подчиняется. Снижение цен началось потому, что экспортеры практически прекратили закупать зерно у российских производителей. По словам президента РЗС, при таком уровне внутренних цен, как сейчас, продавать его на мировом рынке невыгодно. Год назад в это время тонна пшеницы 3-го класса стоила чуть больше 4 тыс. руб., а сейчас перевалила за 6 тысяч.
Рост цен вызван, по мнению Аркадия Злочевского, "абсолютно не зависящими от России причинами". Во-первых, население планеты растет на 80 млн в год, а ежегодный прирост производства может обеспечить едой только 40 млн землян. Причем так было и в середине двадцатого века, но тогда население Индии и Китая было так бедно, что сидело практически на подножном корме. Теперь эти страны бурно развиваются, народы богатеют и стремятся решить базовую задачу - наесться хлеба. Во-вторых, производство топливного спирта в последние 2-3 года стало съедать в США колоссальное количество кукурузы. И впредь американцы собираются каждые 12 дней открывать новый завод по производству биоэтанола. Так что ждать скорого изменения мировой конъюнктуры не приходится. Высокие цены на зерно скорее всего продержатся как минимум еще 2-3 года.
Отечественный зерновой рынок глава РЗС сравнил с вагоном, который чинно следует за локомотивом - рынком мировым. Причем, по версии Аркадия Злочевского, цены у нас месяц назад выросли вот по такому сценарию. Мельники и прочие покупатели зерна загодя заключили с крестьянами контракты и стали ждать уборки урожая. Крестьяне же, почувствовав, что спрос на их товар необыкновенно высок, отказались выполнять старые контракты и заключили новые - по более высокой цене. В результате на рынке и в СМИ началась паника, которая привела к еще большему росту цен.
Президент РЗС, однако, признал, что за прошедший сезон выросла не только цена, но и себестоимость производства зерна. В прошлом году, чтобы вырастить тонну пшеницы, в среднем в стране нужно было затратить 2,5 тыс. руб. А себестоимость того зерна, которое сейчас собирают с полей, достигнет, по расчетам, 4 тыс. руб/т. Этот рост связан не только с подъемом тарифов на перевозки, с подорожанием энергоносителей. Но и со структурными изменениями, которые происходят в сельском хозяйстве. Чахлые хозяйства с их ничтожной зарплатой и старинной техникой, давно выработавшей ресурс, постепенно умирают. А современные сельскохозяйственные предприятия, напротив, крепнут и играют все большую роль в производстве зерна. Они опираются на современные технологии, тратятся на минеральные удобрения и средства защиты растений, покупают современную технику.
Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев на Дне российского поля в Ростовской области рассказывал о предприятиях, где 2 человека обрабатывают 1000 га земли. Можно представить себе, сколько стоит техника, на которой работают эти двое. И затраты на ее приобретение не могут не поднять себестоимость пшеницы или ячменя.
В Союзе производителей сельскохозяйственной техники и оборудования для АПК ("Союзагромаш") считают, что колоссальный рост импорта комбайнов и оборудования для сушки зерна является не основной, но существенной причиной роста цен на зерно. Ведь приличный отечественный комбайн стоит около 100 тыс. долл., а импортный - 200-300 тыс. долл.
Несмотря на рост себестоимости, у крестьян в этом году останется приличная прибыль. Она позволит им, по мнению Аркадия Злочевского, распахать какую-то часть брошенных земель в расчете на то, что мировой спрос на зерно и впредь будет высоким. Но именно расширение посевных площадей у нас и в Соединенных Штатах приведет рано или поздно к тому, что предложение на мировом рынке удовлетворит растущий спрос и цены стабилизируются.
А вот цена на хлеб в России, по мнению президента РЗС, может вырасти до конца года процентов на 20. Пекарям обычно очень трудно повышать цену на свою продукцию. Региональные власти всеми правдами и неправдами не позволяют действовать законам рынка на хлебном прилавке. И уж когда появляется такой повод, как всплеск на зерновом рынке, хлебопеки оттягиваются по полной. А позже, когда цены на зерно падают, производители хлеба ни за что не снижают свои цены. Они знают, что другого случая повысить прибыльность своего бизнеса у них может не быть еще очень долго.
М. Чкаников, "Российская газета"