Продолжающий в мировом сельском хозяйстве и пищевой промышленности процесс расширения использования трансгенных культур (соя, кукуруза, картофель) и продуктов их переработки и изготовляемых с их использованием более чем 500 видов продуктов питания и кормов, сделал актуальным вопрос их безопасности для человека и сельскохозяйственных животных. Данная проблема очень актуальна для России, т.к. импорт ГМО и ГМИ ежегодно увеличивается. Сейчас более 50% импортируемой пищевой продукции и 80% импортируемых кормов содержат зерно или продукты переработки ГМО. Новой проблемой становится возможный импорт трансгенных животных и их продукции. Сейчас ученые получили и активно размножают трансгенных мышей, овец, коз, телят, свиней, кроликов и кур. Важно, что продукция этих животных содержит человеческие белки. И хотя Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила, что трансгенные продукты также безопасны как их естественные аналоги, медицинские и диетологические риски не сняты.
В России и всех развитых странах существуют методические указания по оценке рисков использования ГМО и ГМИ для здоровья человека и сельскохозяйственных животных, но таких работ очень мало. Небольшие наблюдения проводили на добровольцах по определению влияния питания трансгенным картофелем, трансгенными соей и соевым белком, белком и крахмалом кукурузы. Значительно больше таких работ проведено на лабораторных животных — мышах и крысах. Подобные исследования проводят в Великобритании, Японии, Канаде, Австралии и других странах.
В России такие работы пока не получили широкого распространения. Уже проведенным исследованиям было посвящено заседание секции Отделения биологических наук РАН — «Клуба физиологов».
Большой интерес вызвала работа И.В Ермаковой, проведенная в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН на крысах. В виварный корм опытной группе животных добавляли соевую муку, полученную из трансгенной раундапустойчивой сои. В этой группе наблюдалась повышенная смертность крысят, пониженный уровень и морфологические изменения постнатального развития, изменение поведенческих реакции, в частности, материнского инстинкта. По сравнению с контролем значительно хуже развивались внутренние органы и головной мозг.
В докладе М.Г. Гаппарова и Н.В. Тышко были приведены результаты сходных опытов, проведенных в Институте питания РАМН. В этих опытах было задействовано более 7000 лабораторных животных и не обнаружено отрицательного влияния на них добавок трансгенного корма.
В обстоятельном докладе И.А. Егорова «Сравнительная оценка безопасности генетически модифицированной сои на бройлерах» также не было обнаружено ее отрицательного влияния на рост и развитие птицы. Однако следует отметить, что прослеживалась тенденция снижения показателей развития у птиц, получавших трансгенный корм.
Общим недостатком всех докладов было полное отсутствие математической обработки полученных данных. Поэтому представленные результаты воспринимались чисто феменологически.
В последующем кратком обсуждении докладов было указано, что об абсолютной безопасности трансгенных продуктов и кормов не может быть и речи. Такие эксперименты необходимо развивать, уделяя особое внимание разработке схем кормления, методам учета морфологических и цитогенетических изменений в потомстве животных, получавших трансгенные корма, а также исследованию их поведенческих реакций. Отмечено, что нельзя экстраполировать на человека данные, полученные на лабораторных животных.
На секции был поставлен интересный вопрос: можно ли ожидать адаптации животных к трансгенным кормам в последующих поколениях, учитывая, что в мире неуклонно нарастает производство и потребление генно-модифицированных продуктов. Указывалось на необходимость проводить подобные опыты на генетически чистых линиях животных. В выступлениях К.Г. Скрябина и В.С. Шевелухи было указано на необходимость методически более строгого планирования подобных экспериментов и развития работ по созданию трансгенных растений, устойчивых к фитопатогенам.
О. Монастырский, специально для газеты "Защита растений"