6 августа, после знаменитого совещания с аграриями днем ранее, Кабинет министров Украины принимает Распоряжение № 1082-р "О мерах по ускорению возмещения налога на добавленную стоимость экспортерам зерна". "ГНА в недельный срок внести в собственные акты изменения относительно упрощения возмещения в соответствии с законодательством налога на добавленную стоимость зернотрейдерам – экспортерам зерна, приобретенного непосредственно у сельскохозяйственных товаропроизводителей по биржевым ценам, но не ниже установленных минимальных закупочных цен, для ускорения такого возмещения".
"Остальные будут получать возмещение НДС пожизненно", - процитировали практически все СМИ комментарий Юлии Владимировны к своему поручению Государственной налоговой администрации, сделанный на совещании с аграриями.
"А не будут брать, отключим газ!", - говорила управдом из кинофильма "Бриллиантовая рука". Газ, наверное, отключить проще, чем распоряжением Кабинета министров или решением ГНА внести изменения в законы Украины относительно возмещения НДС по условию. Более того, введение подобного условия прямо нарушает принцип свободной конкуренции.
Эксперты считают, что проблемы у распоряжения начнутся при его имплементации в законодательство Украины. Однако, украинские экспортеры и без того давно привыкли к проблемам, которые возникают у них уже сейчас при возмещении НДС, к проверкам налоговыми органами правомочности заявленных к возмещению сумм. Отсутствие денег в Государственном бюджете порождает нынешний огромный долг государства перед экспортерами по возмещению НДС. Вероятно, цель нынешнего распоряжения – не столько сделать возмещение НДС при экспорте зерна прозрачным и быстрым, сколько заставить экспортеров играть на внутреннем рынке по правилам, установленным государством.
Того же 6 августа Кабинет министров принимает Постановление # 703 "О внесении изменений в пункт 1 Постановления Кабинета министров Украины от 18.06.2008 г. # 583".
"Разрешить Аграрному фонду осуществлять в установленном порядке для формирования государственного продовольственного резерва не связанную с государственным ценовым регулированием закупку продовольственного зерна урожая 2008 г. по средневзвешенным ценам, которые сложились на протяжении трех предыдущих торговых сессий на Аграрной бирже и сертифицированных ею аккредитованных товарных биржах, а в случае их снижения до уровня установленной минимальной цены закупку зерна осуществлять непосредственно у сельскохозяйственных предприятий по минимальным ценам, установленным для объектов государственного ценового регулирования".
Если связать два приведенных выше акта Кабмина, станет понятно, по каким ценам хотят заставить вести закупки экспортеров зерна и с кем им придется конкурировать.
Украинский экспортный рынок зерна можно сравнить с воронкой, в верхней широкой части которой находятся многочисленные товаропроизводители, в нижней узкой – экспортные компании, число которых не дотягивает и до сотни. Посередине находятся многочисленные посредники, которые покупают у товаропроизводителей или друг у друга небольшие партии зерна, свозят на элеваторы, зачастую при этом его дорабатывают, а затем формируют крупные товарные партии и продают экспортерам. Безусловно, делают это они не за красивые глаза, а для получения своей законной прибыли.
Институт посредников на зерновом рынке Украины обусловлен несколькими причинами. Во-первых, лишь немногие украинские производители способны выращивать столь значительные объемы зерна, чтобы самостоятельно сформировать крупные партии, привлекательные для экспортеров. Так, в 2006-м более-менее благополучном с точки зрения урожая году в Украине насчитывалось лишь 183 сельхозпредприятия, производивших более 5 тыс. т пшеницы каждое, и всего 41 предприятие, где валовой сбор пшеницы превышал 10 тыс. т.
Мы не говорим об агрохолдингах: пока они контролируют не более 11-12% сельхозземель, предприятия, входящие в их состав, также могут быть территориально разрознены, а экспортерами зачастую являются они сами (хотя многие из них при этом также выступают и как посредники).
Во-вторых, сельхозпроизводители обычно не склонны продавать весь урожая (читай, крупную партию) сразу. Партии зерна, предлагаемые на рынке, могут быть и несколько тысяч тонн, но могут быть и всего сотни и даже десятки тонн. Задача посредников объединить разрозненные партии зерна от разных товаропроизводителей. Хотя бы потому, что стоимость транспортировки крупной партии в пересчете на 1 тонну зерна ниже, чем более мелких партий.
В-третьих, объективно, что многие товаропроизводители не хотят самостоятельно заниматься маркетингом зерна, боятся свозить его на элеваторы и тем более не хотят или не имеют средств везти зерно в порт, где экспортеры ведут свои основные закупки. Возможно, продажа зерна с поля не приносит им высокой цены, однако, зачастую именно она может быть наиболее привлекательной, если посчитать маркетинговые затраты на реализацию зерна другими способами.
В-четвертых, со своей стороны многие экспортеры также не хотят брать на себя расходы по формированию закупочной сети по всей Украине. Представим себе, какие издержки только на содержание этой сети могут быть, блокировав Кабмин экспорт зерна очередной раз и оставив экспортеров без работы.
Можно еще сказать и о механизированных бригадах, ведущих уборку урожая по всей Украине и получающих зерно в счет оплаты своих услуг, и о поставщиках материально-технических ресурсов, с которыми хозяйства также расплачиваются зерном, и даже о банках, в собственность которых зерно переходит при невыполнении товаропроизводителями-заемщиками своих кредитных обязательств – все они выступают как посредники, но далеко не все из них хотят или могут выступать в качестве экспортеров.
Таким образом, институт посредничества на зерновом рынке выгоден всем: и товаропроизводителям, и экспортерам. Ведь не просто же так товаропроизводители чаще всего самостоятельно не экспортируют зерно – и потому что не хотят, и потому что объективно не могут.
Не выгоден институт посредничества лишь государству, которое не в состоянии государственными рыночными рычагами обеспечить товаропроизводителям обещанные высокие прибыли и которому откровенно не нравятся прибыли посредников.
Однако, судя по всему, не только прибыли посредников не нравятся государству, но и то, что в торговле зерном государство сейчас фактически не участвует.
На совещании с аграриями было еще одно заявление Юлии Владимировны, которое также услышали все присутствовавшие СМИ: "Мы расширили полномочия Аграрного фонда, которые дают возможность закупать исключительно у сельхозпроизводителей, но в то же время и продавать на экспорт, если такие экспортные контракты будут". Первая часть "расширенных" полномочий Аграрного фонда реализована в постановлении Кабмина. По второй части – разрешению ему экспортировать зерно – до сих пор опубликованных документов нет.
Если бы они были, можно было бы с уверенностью сказать, что государство пытается монополизировать экспортный рынок зерна, выводя на него государственную компанию, которой, к тому же, обеспечивает ускоренное возмещение НДС при экспорте. Это также означало бы, что нарушаются все принципы конкуренции на экспортном рынке зерна, поскольку существует ряд объективных приведенных нами выше обстоятельств, по которым экспортерам невыгодно закупать зерно непосредственно у товаропроизводителей, да еще и по биржевым ценам (не говоря уже о том, что из себя представляют украинские товарные биржи и насколько объективной биржевая цена является).
Безусловно, нынешняя задача формирования государственного продовольственного резерва, возложенная на Аграрный фонд, никак не связана с экспортом, к тому же, была бы более свойственна Госрезерву. Однако, во-первых, в государственном резерве могут быть излишки зерна, которые в урожайный год будет проблематично реализовать на внутреннем рынке (разве что с потерями для бюджета или с перспективой обвалить внутренние цены), во-вторых, в Аграрном фонде всегда есть невостребованное залоговое зерно (особенно учитывая нынешнюю высокую стоимость услуг элеваторов, что делает не всегда выгодным обратный выкуп зерна товаропроизводителями в более поздние периоды сезона). Вероятно, это зерно государство могло бы экспортировать, однако, для этого нужно либо переместить его на баланс ГАК "Хлеб Украины", либо предоставить другим госоператорам экспортные полномочия. Но чтобы эффективно конкурировать с негосударственными экспортерами, этим госоператорам также придется дать и полномочия вести закупки зерна на внутреннем рынке, причем не залоговые, не для пополнения госресурсов и ни с целью государственного ценового регулирования.
Существует мнение, что Аграрному фонду уже поручено изучить возможность внесения соответствующих статусу экспортера изменений в свой устав.
Пока же рано говорить о том, как далеко может пойти государство в своем желании потеснить экспортеров на экспортном рынке зерна.
Некоторые эксперты считают, что приведенное нами распоряжение Кабинета министров было направлено не столько на подталкивание экспортеров к закупкам зерна по более высоким ценам ("не ниже установленных минимальных закупочных цен"), сколько на снижение привлекательности экспорта продовольственного зерна путем усложнения процедуры возмещения НДС ввиду относительно низкой доли такого зерна в нынешнем урожае, то есть фактически на ограничение экспорта продовольственного зерна из Украины. Действительно, государство устанавливает минимальные закупочные цены на объекты государственного ценового регулирования, и среди этих объектов есть только продовольственное зерно.
На этот год, согласно приказа Минагрополитики, минимальная цена на пшеницу 3 кл. установлена на уровне 1251,43 грн./т, на пшеницу 4 кл. – 1134,61 грн./т с НДС. Согласно данным нашего собственного ценового мониторинга, реальные закупочные цены трейдеров (посредников и экспортеров) на эти зерновые культуры сейчас выше установленных государством, по крайней мере, на 10-30 грн./т.
Таким образом, как минимум, одно условие Кабинета министров экспортерами фактически выполнено: они закупают продовольственное зерно по ценам "не ниже установленных минимальных закупочных цен". Остается выполнить еще два: проводить закупки по тем же ценам, по которым их на бирже будет проводить Аграрный фонд, и закупать зерно исключительно у его производителей.
Есть и другой вариант: ждать, что распоряжение Кабинета министров так и останется на бумаге, поскольку реализовать его на практике будет довольно сложно, и возмещение НДС при экспорте будет проводиться по старым правилам. Собственно, большинство экспортеров сейчас так и делает.
www.proagro.com.ua