Косточковые культуры в России - вотчина любителей: 84,1% площадей под ними находится в хозяйствах населения и только 13,6% приходится на сельскохозяйственные организации. Оставшиеся 2,3% - это крестьянские (фермерские) хозяйства. Оно и понятно, ведь климат на большей части территории РФ не подходит для промышленного выращивания этих теплолюбивых культур. Но даже тот потенциал, который есть, не используется.Удел промышленного садоводства - самые южные регионы России (в основном Северный Кавказ). Наиболее распространенной в промышленном производстве косточковой культурой у нас в силу ряда причин многие годы остается алыча. Далее в порядке убывания следуют черешня, персик, абрикос, слива и вишня.
У садоводов-любителей все в точности наоборот: чем реже фрукт, тем больше хочется его вырастить. Для любителей никаких преград нет - больших убытков они не понесут. Впрочем, хозяйства населения, хотя и служат подспорьем многим нашим согражданам, не могут оказать влияния на цены, удовлетворить спрос перерабатывающей промышленности.
Надеяться на полную независимость от импорта в такой ситуации не приходится, отмечают специалисты. Но добавляют: улучшить ситуацию на внутреннем рынке и увеличить производство возможно и необходимо. Об этом говорили и участники проходившей в Москве в Селекционно-технологическом институте садоводства и питомниководства Россельхозакадемии конференции «Инновационные подходы к обеспечению стабильной продуктивности косточковых культур.
Выступающие сошлись на мысли, что необходимо искать и осваивать микрозоны с подходящим микроклиматом и заниматься в них монокультурой, как это делают в развитых странах. В этом случае ареал возможного возделывания существенно увеличится.
Кроме этого распространению косточковых мешают обычные и всем известные проблемы сельскохозяйственной отрасли страны: отсутствие средств и желания вкладывать капитал в столь «немодный» бизнес. Сад необходимо закладывать сразу со всей необходимой инфраструктурой. Особенно важно предусмотреть орошение, отмечает академик РАСХН, директор Крымской опытно-селекционной станции ВИР Геннадий Еремин.
Надо учитывать и другое: сад, заложенный по всем правилам, даже с самыми современными сортами, не начнет приносить прибыль сразу. Это долгосрочные вложения и длительная кропотливая работа. Г. Еремин отмечает, что селекционная наука решила основную проблему - созданы высококачественные сорта. Серьезно стоит проблема закона об интродукции сортов. По словам академика, этот документ, с одной стороны, расчистил сортимент от старых сортов, но, с другой, мешает нам идти на уровне с мировым плодоводством и на законных основаниях разводить, к примеру, украинские сорта, которые отлично себя чувствуют на юге России.
По мнению профессора И. Драгавцевой из Северо-Кавказского зонального научно-исследовательского института садоводства и виноградарства потенциал южной зоны все еще не используется в полной мере и площади под косточковыми можно увеличить. Стоит отметить, что не все выступающие возлагали надежду лишь на использование потенциала юга РФ. Так, Валерий Железов, руководитель расположенного в республике Хакасия КФХ «Дружба», имеет хороший опыт выращивания косточковых в условиях Сибири. Он убежден в экономической силе малых и средних садов. Так называемые любители, по его мнению, могут существенно потеснить импортную продукцию.
Но дело далеко не только в технологии. Ученые-садоводы, присутствовавшие на конференции, отмечали, что никакие субсидии не смогут удержать даже очень прибыльное дело на плаву, если ему мешают коррупция и безразличие. А ведь для многих сад - это не просто бизнес, но образ жизни, отказаться от которого, все равно, что потерять свое «я».
Проблема нехватки средств на самом деле не в бедности отрасли, а в отсутствии интереса к ней. Как только появится заинтересованность, деньги найдутся. Косточковые сады способны давать большую прибыль при соответствующих вложениях. Мировой экспорт косточковых фруктов оценивается примерно в $1 млрд, незначительно колеблясь год от года. Это, несомненно, очень прибыльное дело при правильном подходе и надо приложить большие усилия, чтобы отбить желание им заниматься.
К сожалению, в России смогли добиться этого. Производство многих косточковых культур только за три торговых года упало в 2-3 раза, чего никак нельзя сказать о потреблении. Происходит вытеснение российских аграриев с этого сектора, даже несмотря на выделение субсидий на закладку садов и различные льготы.

Фруктовые сверхдержавы.

Согласно отчету Министерства сельского хозяйства США (USDA) за июль 2008 года, мировое производство косточковых составило в текущем году 23,6 млн т. Крупнейшими экспортерами косточковых являются Испания (634 тыс. т), Италия (407,85 тыс. т), Чили (234,2 тыс. т) и США (159,75 тыс. т).
Мировой экспорт свежих косточковых эксперты USDA оценивают в 2,4 млн т. Больше половины этой цифры составляют персики и нектарины (1,4 млн т.), вслед за ними находятся слива (484,97 тыс. т.), вишня и черешня (299,14 тыс. т.) и абрикос (236,28 тыс. т.).
По валовому сбору мировым лидером, как обычно, является Китай.

Потребление.

USDA отмечает, что растущая прослойка среднего класса и повышающиеся доходы населения планеты, ведут ко все большему спросу на косточковые культуры. Так, в одном только Китае спрос на вишню вырос за последний год на 18%. На 10% возросло потребление в Тайване. В Японии, где обычно потребляют 25,5 тыс. т вишни в год, в 2008 году съедят уже 26,78 тыс. т. На 5% возросло потребление сливы в мире, абрикоса - на 2%. Эти цифры могут показаться небольшими, но рост спроса продолжается многие годы и USDA не предрекает его прекращения в ближайшее время.
Это очень важно для такой сферы деятельности в сельском хозяйстве, как плодоводство. Сад требует значительных вложений, а доход начинает приносить только спустя 2-5 лет. Поэтому именно сейчас самое время закладывать новые сады, пока спрос растет стабильно. В этой связи интересно посмотреть на то, что происходит в России.

Занимательная арифметика.

Россия занимает верхние строчки по импорту всех видов косточковых. К примеру, по ввозу вишни в 2008/2009 торговом году, по прогнозу министерства сельского хозяйства США (USDA,) - наша страна уступит первое место только Германии, по нектаринам нам предрекают третье место, по сливам – второе, а по абрикосам – первое.
Как отмечали специалисты на конференции, по многим культурам, таким как персик и нектарины, не стоит даже надеется на самообеспечение, так как зона для их произрастания слишком мала. Исключением могут быть, например, абрикосы, которых в этом торговом году мы потребим 72 тыс. т. Дело в том, что еще три торговых года назад отечественные плодоводы сами выдавали на гора 80 тыс. т этих ягод. Тоже самое можно сказать и о сливе. Правда ее потребление за три торговых года сократилось почти в два раза и, судя по всему, эта тенденция сохраниться в ближайшее время.
Будем мы ли когда-нибудь есть преимущественно отечественные абрикосы, черешню и сливы? Это не утопия, а вполне реальная возможность. Дело только за малым - захотеть. Причем для начала взяться за дело должны те, кто ответственен за отрасль. Но пока, похоже, никто ни заниматься проблемой, ни зарабатывать не желает. Или не может?
И. Дашковский, www.agronews.ru