Почему отечественная сельхозтехника не выдерживает конкуренции с западной?

29 декабря 2009 в 12:51
В будущем году сибирским крестьянам могут вернуть субсидии на покупку импортных тракторов и комбайнов. Россия – родина… комбайнов. Это не шутка и не метафора. На первой международной сельскохозяйственной выставке в Париже было представлено устройство по механическому вымолоту зерна из колоса – изделие таганрогских мастеров. Именно эта, как бы теперь сказали, инновационная разработка, и легла в основу будущего зерноуборочного комбайна. Привычный исторический парадокс: страна, где, по сути, был изобретен первый комбайн, теперь покупает зерноуборочную технику за рубежом.

Кто последний за «Джон Диром»?

Представители немецкой компании «Петкус» - частые гости в поселке Краснообск. Ученые СибИМЭ СО Россельхозакадемии разработали универсальный зерноочистительно-сушильный комплекс КЗС-40-20. Надо сказать, для Сибири послеуборочная обработка зерна – проблема из самых насущных. А в нынешнем году, когда влажность пшеницы доходила до 20 процентов, недостаток сушильного оборудования приобрел для крестьян масштабы трагедии.
Кстати сказать, компания «Петкус» такое оборудование как раз и выпускает, но комплексной технологии, которую предлагает СибИМЭ, у немцев нет. Вот они и интересуются.
В идеале, считают специалисты, подобные комплексы должны стоять в каждом хозяйстве. Пока один – самый крупный – построен в ООО «Соколово» Колыванского района. Шесть сельхозпредприятий в Краснозерке уже закупили машины и приглашают ученых помочь наладить технологию.
Процесс серьезного технического перевооружения начался в области три года назад. Совпали сразу несколько факторов – мощная государственная поддержка и высокие цены на зерно. Имея хорошую рентабельность, плюс субсидии на приобретение техники, почему не обновить машинно-тракторный парк?
Цифры были озвучены многократно: за три года крестьяне области приобрели техники на 12 миллиардов рублей. Самым «ударным» оказался прошлый, 2008 год. В нынешнем 2009-м комбайны и трактора покупали вдвое меньше: сначала правительство запретило субсидировать импортную технику, потом осень ошарашила крестьян грабительскими ценами на зерно, сыграл свою роль и кризис.
12 миллиардов – много это или мало? Смотря с чем сравнивать. Если вспомнить, что пять лет назад областной парк комбайнов был изношен на 80 процентов, тракторов – на 90, что на поля выходили «живые трупы», чей срок амортизации давно истек, - тогда, конечно, сегодня в плане технического переоснащения мы совершили просто прорыв. Однако на наши нынешние достижения можно посмотреть и с другой стороны.
- Давайте посчитаем, - предлагает начальник отдела технической политики областного департамента АПК Андрей Альбах. – Сегодня в области 80 процентов сельхозмашин – старше десяти лет, а есть такие, что служат и по двадцать. За три последних года было приобретено около тысячи комбайнов – примерно одна пятая имеющегося парка. То есть при таких темпах перевооружения должно пройти еще 12 лет, чтобы мы полностью обновили комбайновый парк. За это время купленные сегодня машины уже успеют износиться, и их придется заменять на новые…
Выходит, что 12 миллиардов – это не так уж и много, и проблемы в любом случае не решает. Вот если мы сохраним такие же темпы и те же объемы в будущем – тогда, возможно, сумеем поддержать техническое обеспечение нашего аграрного сектора на достойном уровне.
- Для этого нам необходимо каждый год покупать по 450-500 единиц зерноуборочной техники, - считает Андрей Альбах. – Если бы нынешней осенью у нас было пять тысяч комбайнов со сроком службе до 10 лет, уборка бы показалась просто игрушечной.
Кстати, по некоторым оценкам, средняя урожайность в этом году составила по области 28 центнеров с гектара. А удалось убрать только 23 ц. Потери – за счет изношенной зерноуборочной техники.

Импорту здесь не климат

Кажется, есть надежда, что в наступающем году государство вернет сельхозпроизводителям субсидии на импорт. Областной департамент АПК по запросу Минсельхоза подготовил аналитическую записку, в которой четко сформулировал свою позицию: нельзя крестьян лишать возможности покупать качественную зарубежную технику.
- К хорошему быстро привыкаешь. И люди уже привыкли, люди вошли во вкус. Они уже не могут – без «Бюлера», без «Кейса», без «Нью Холланда», без «Джон Дира». Поэтому надо вернуть субсидии на импорт, - говорит вице-губернатор, руководитель департамента АПК Виктор Гергерт. – А отечественные машиностроители пусть конкурируют с западными!
В достоинствах импортной техники сегодня никого убеждать не надо. Покупать «Бюлер» и «Джон Дир» у новосибирских крестьян стало уже хорошим тоном. Вот только всегда ли оправданы эти дорогостоящие приобретения?
- Был я весной в одном из хозяйств Сузунского района, - рассказывает заведующий инновационным отделом СибИМЭ Иван Корниенко. – Там купили трактор «Джон Дир» с посевным агрегатом. Смотрю и глазам своим не верю: импортный комплекс засыпают семенами – по виду совсем как фуражное зерно. Ребята, говорю, какую же вы планируете получить урожайность? 15 центнеров с гектара, отвечают. Ну и какой смысл покупать импортный комплекс? У вас технологическая цепочка не выстроена: начинать надо с семян, а вы мусором сеете. Вот так у нас бывает: деньги есть, а вложить не умеем.
Картина знакомая: у соседа комбайн «Джон Дир» - и я хочу такой же. Но сосед и получает 30 центнеров с гектара, а у меня всего 15. Зачем, спрашивается, деньги тратить? Лучше взять белорусский КЗС-7 – он как раз рассчитан на скромную урожайность.
Или еще картинка: к мощному, высокоскоростному трактору, работающему в режиме до 20 километров час, цепляется старый посевной комплекс, рассчитанный на скорости 8-11 км. Что имеем в итоге? Брак в работе и разбитый на запасные части агрегат.
- Дело не в том, какую технику покупать – импортную или российскую, - поясняет Андрей Альбах. – Дело в том, что с переходом на современные технологии взгляды на техническое оснащение сельского хозяйства в корне меняются. Там, где есть возможность увеличить производительность, - в Ордынском, Кочковском, Карасукском, Краснозерском, Баганском районах с их раздольными полями, можно и нужно использовать мощные, высокоскоростные, широкозахватные машины. Но что будет делать такая техника на поле 20-30 гектаров? У нас есть районы, где контур обрабатываемых площадей просто не позволяет развернуться большим тракторам. Поэтому я скажу так: нам необходимы и «Джон Диры» на 500 лошадиных сил (порядка 10-12 процентов от общего парка), и К-700 с мощностью вдвое ниже. Все измеряется экономической целесообразностью. Исходя из этого мы и должны формировать машинно-тракторный парк отдельного хозяйства, целого района и всей области.
И еще один момент: импортную технику, которая так хорошо зарекомендовала себя в южных районах сибирского региона, нет смысла загонять на север. Она рассчитана на другие условия работы – на другие температуры, на другую влажность. Ей там просто «не климат».
- И то, что наши разработчики сегодня слепо копируют западные аналоги, в корне неправильно. Нам нужны свои машины, приспособленные к нашим суровым сибирским условиям, отличным от Европы и Америки, - считает начальник отдела технической политики. – И это тема для серьезных научных изысканий, которой стоит заняться нашим ученым-аграриям.

Микроклимат для помидора

Так что же предлагает нам сегодня аграрная наука?
По отзывам специалистов – в основном это разработки 20-летней давности. И неудивительно: двадцать лет новые технологии в сельском хозяйстве были не востребованы, двадцать лет научная, конструкторская мысль работала «на холостом ходу» - ни денег, ни заказчиков, ни государственного интереса. Было бы странно, если бы сегодня вдруг, в одночасье, по первому требованию ученые выдали целый букет новых оригинальных идей, предложений и ноу-хау. А за 20 лет аграрные наука и техника на Западе ушли, ой, как далеко…
- Проблема еще в том, - поясняет Иван Корниенко, - что отечественные сельхозмашиностроители не в состоянии освоить те разработки, которые мы предлагаем. Просто потому, что у этих предприятий устарела материально-техническая база. А на существующем оборудовании невозможно выпускать технику, способную конкурировать с западными образцами.
Когда-то система внедрения в государстве была отлажена: экспериментальный образец проходил испытания, по результатам испытаний – доводку, потом документация передавалась на завод, изготовленный на заводе экземпляр отправляли на МИС, и лишь когда после всех проверок становилось ясно, что этот прибор или эта машина соответствуют требованиям ГОСТа, разработку можно было запускать в широкое производство.
Сегодня ученые вынуждены продавать даже экспериментальные образцы (а что делать, надо же как-то зарабатывать). Собранные в лаборатории почти кустарно местными умельцами, ненадежные в работе, эти изделия могут разве что дискредитировать лежащую в их основе идею, какой бы перспективной и интересной она ни была.
Неудивительно, что многие ученые предпочитают заниматься разработками, которые легко претворить в жизнь и легко после этого продать. Скажем – установка, позволяющая регулировать микроклимат на помидорных грядках. Как только температура упадет, а влажность превысит критический уровень, грядки автоматически закрывает пленкой. Для овощеводов весьма полезное устройство. Или вот: индикатор усилия раздавливания ягод – небольшой прибор, облегчающий сбор смородины или облепихи. Может пригодиться в каком-нибудь в садоводческом хозяйстве.
Есть, конечно, задачи и посерьезнее – например, специалисты СибИМЭ и Сибирского аграрного дома сейчас дорабатывают жатку-очесыватель. Это принципиально новый, почти революционный способ уборки, когда колос не срезается, снимается (счесывается) лишь зерно, а стебель остается. Хотя, надо оговориться, жатка не наша, английская, и сейчас перед сибирскими учеными стоит задача приспособить новую западную жатку к существующему комбайну…
Не правда ли, возникает ощущение, что во всех этих задачах – очень частных, сиюминутных и слишком уж прикладных – нашей научной мысли не хватает размаха, масштаба, перспективы.
- Время не стоит на месте, - говорит Андрей Альбах. – И надо уметь смотреть в будущее.
Сегодня техника работает на скоростях двадцать километров в час, а завтра будет тридцать и сорок. Для новых скоростных режимов понадобятся новые рабочие органы. Какие? Ответить на этот вопрос – как раз дело науки. И работать над этой темой следует уже сейчас. Лемех, который изобрел Горячкин сто лет назад, сегодня уже устарел. Начальник отдела технической политики мечтает о машинах, которые будут созданы для работы специально в наших сибирских условиях:
- Мы ждем конца мая, чтобы выехать в поле, – а там уже все сроки для сева прошли. Это неправильно. Нам нужна такая техника, чтобы могла зайти на поле с повышенной влажностью, испарить влагу, создать условия для обработки почвы и посеять. Технологически это возможно. Но я не слышал, чтобы какой-то научный коллектив над такой проблемой работал.
Спору нет, проблемы важные. Вопрос только – кто будет платить за подобные разработки? Государственного заказа нет, а хозяйствам надо решать свои – частные, сиюминутные и очень прикладные задачи.

Вчера, сегодня, завтра

Представители компании «Петкус» - частые гости в Краснообске. Их очень интересует универсальный зерноочистительно-сушильный комплекс КЗС-40-20. У компании есть свое оборудование – осталось перенять комплексную технологию, разработанную учеными СибИМЭ.
А вот нашего оборудования, разработанного под нашу же технологию, в природе не существует. Тем, кто хочет поставить у себя такой комплекс, приходится компоновать – немецкие зерноочистительные машины, польские сушилки, итальянские нории…
- Если бы специалисты института создали весь комплекс оборудования, да еще разной мощности, чтобы любое хозяйство, хоть мелкое, хоть крупное, могло выбрать для себя подходящий вариант, – тогда бы сельхозпроизводители сказали ученым спасибо, - считает Андрей Альбах.
…Когда-то крестьяне пахали сохой, жали серпом, молотили цепами. В наше время парк предлагаемой сельхозтехники насчитывает более 2500 наименований. По оценкам специалистов, в западных странах на поля выходит техника уже пятого поколения. Мы по крайней мере на поколение отстаем.
Сегодня техническое перевооружение для нас – не просто дань моде, или веяние времени, или желание быть не хуже западных конкурентов. Это действительно насущная необходимость. Если «Нивы» и «Енисеи» двадцать лет назад справлялись с урожайностью 15 центнеров с гектара, то нынешние 23, 30 и 40 ц с га требуют уже совсем иных технологий и иных мощностей.
Сегодня мы пытаемся успеть в «последний комбайн» набирающего скорость научно-технического прогресса. Есть ли у нас хоть один шанс оказаться в голове колонны? Пожалуй, есть – если наука и производство вместо того, чтобы отрабатывать потребности вчерашнего дня, начнут создавать день завтрашний.
П. Колосов, sibkray.ru 
Опубликовано:

В ленту раздела Архив новостей | Обсудить тему на форуме
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1144 просмотра

Популярное



Комментарии (0)