Об антикризисных механизмах в российском АПК

12 ноября 2009 в 09:51
Достаточно очевидно, что наполнение прилавков магазинов массовыми продуктами питания по доступной цене — задача, которой не может пренебречь ни одна демократически избираемая власть. АПК России, как и любой другой демократической страны, обладающей значительными земельными ресурсами, неизбежно попадает в круг важнейших государственных приоритетов, особенно в период кризисов и спада промышленного производства. Есть где развернуться малому бизнесу, конечно, при условии сдерживания государством импорта мяса и молока, препятствующего развитию собственного производства. В интервью телеканалу «Россия» 04.05.2008 г. тогдашний министр сельского хозяйства А.В. Гордеев привёл данные по импорту продовольствия. По России это в среднем 46%, по Москве 73%. В основном импортируется пищевое сырьё. В выступлении 27 октября 2008г. в Совете Федерации, А.В. Гордеев отмечал: «Тенденция к росту существенной доли импорта сохраняется, а по животноводческой продукции — даже усиливается. Например, импорт свинины с начала этого года вырос на 29%, а сухого молока — почти в 2 раза. Все это заметно увеличивает зависимость продовольственного рынка и серьезно ущемляет интересы российского сельского хозяйства».
В программных докладах министра сельского хозяйства РФ Е.Б. Скрынник дан глубокий анализ задач, которые предстоит решать. Приводится ряд антикризисных мер, выработанных Министерством на базе антикризисной программы Правительства. Вопрос создания программного документа, устанавливающего ориентиры в государственной агропромышленной политике, назрел давно. Необходимость документа очевидна, но вызывает сомнение оборонительная направленность Доктрины, закладываемая названием, предполагающая наличие для страны некой внешней продовольственной угрозы. Под продовольственной безопасностью России понимается «состояние экономики Российской Федерации, при котором обеспечивается продовольственная независимость, гарантируется физическая и экономическая доступность для населения страны пищевых продуктов, соответствующих требованиям технических регламентов, в объемах не ниже рациональных норм потребления, необходимых для активного, здорового образа жизни. Продовольственная независимость Российской Федерации предполагает устойчивое отечественное производство жизненно важных пищевых продуктов в объемах, не ниже установленных пороговых значений его удельного веса в товарных ресурсах внутреннего рынка соответствующих продуктов».
Для большинства граждан нашей страны не важно, выработаны ли продукты питания из сырья, произведённого в собственной стране, или завезены из-за рубежа. Главное — чтобы они имелись в магазинах и по доступной цене. Однако есть и другая сторона медали. Собственное продовольствие — это не только фактор государственной независимости, но и трудовая занятость, общественное спокойствие, заселённость сельских территорий. Известно, что главным фактором увеличения объёмов производства и снижения цены продукции, в том числе продовольствия, является производительность труда. Человечество знает лишь один путь роста этого показателя — специализация производства, сопровождающаяся внедрением новых технологий.
Очевидно, что фермер без государственного научного обеспечения, консультационной, финансовой и технологической поддержки, не в состоянии достичь производительности уровня крупного специализированного предприятия. АПК стран с рыночной экономикой принято подразделять на два взаимосвязанных, но различных блока: индустрию производства продовольствия, и собственно сельское хозяйство в его библейском понимании, как местное мелкотоварное производство и сфера услуг, обеспечивающие жизнеспособность сельского поселения. В зависимости от степени промышленного развития страны, преобладающим является тот или иной блок, максимальный же для АПК эффект наблюдается при гармоничном взаимодействии блоков. Рыночный (конкурентный) способ производства делает неизбежным экономические кризисы.
Кризис, наблюдаемый в настоящее время, отличается от других лишь масштабом. Недоиспользованный сельскохозяйственный потенциал — это важнейший антикризисный резерв, поскольку внутренний продовольственный рынок подконтролен государству. Наращивание объёмов производства конкретных видов продовольственного сырья и продуктов питания в странах с резервом сельскохозяйственного потенциала, осуществляется путём выполнения целевых государственные инвестиционных программ, предполагающих замещение импорта или экспортные экспансии. США, наряду с Россией, остаются страной с резервом сельскохозяйственного потенциала. Результаты, демонстрирующие россиянам действенность инвестиционной программы США по мясу птицы, мы ощутили, покупая «ножки буша». По принципу составления и действия агропромышленные программы не отличаются от других инвестиционных государственных программ, но здесь за счёт уменьшения импорта гарантированы рынки сбыта. Если собственный рынок насыщен, приходится биться за место под чужим солнцем.
Целью государственных агропромышленных программ может быть не только замещение импорта отдельных видов сырья и продуктов питания собственной продукцией, но и решение государством социально ориентированных задач, связанных, например, с повышением жизненного уровня конкретных групп населения. Соперниками выступают компании, стремящиеся к сверхприбыли за счёт чрезмерной эксплуатации природных и человеческих ресурсов. На сайте Минсельхоза представлено 3 программы с титулом государственная и федеральная, 5 с титулом целевая ведомственная. Это помимо национального проекта развития сельского хозяйства. Целевые функции 6 программ, представляются как развитие какого-то широкого направления. Если во главу угла ставится повышение качества жизни на селе, то согласитесь, восстановления плодородия почв и красоты агроландшафтов окружающих село, явно не достаточно. Другое дело федеральная программа — «Повышение жизненного уровня населения в сельской местности с недостаточно плодородными почвами». Здесь другая целевая функция, другие задачи и отчётные показатели. В упоминавшихся докладах Е.Б. Скрынник подчёркнуто, что приоритетным сегодня является увеличении производство мяса и молока. Международный опыт показывает, что самообеспеченность мясом птицы может быть достигнута примерно за 2 года, свининой — за 4 года, говядиной за 8-10 лет. Но нужны корма, а это зерно и комбикормовые заводы.
Международный опыт показывает, что сбалансированная самообеспеченность мясом, молоком и продуктами переработки зерна достигается при производстве на душу населения не менее 800 — 900 кг зерновых. Известен опыт Франции, выполнившей в середине 60-х годов прошлого века национальную зерновую программу. На наших глазах Белоруссия достигла необходимого для обеспечения продовольственной независимости уровня производства зерна.
В России зерна в среднем производится почти вдвое меньше, чем необходимо. Опыт США и Европы показывает, что в целях предотвращения нецелевого использования бюджетных средств, федеральные и региональные инвестиционные программы целесообразно принимать в виде законов, содержащих в самих себе индикативные планы, механизмы исполнения и контроля исполнения. Индикаторами служат плановые показатели, которые должны быть достигнуты в течение определенных отрезков времени. Уточнение целевых функций действующих Государственных целевых программ и открытие целевых программ по наращиванию основных видов сельскохозяйственной продукции — необходимая, но не достаточная мера. Необходима система обратной связи, отслеживающая действенность программ «в низах», а также система, закрепляющая трудовые ресурсы в сельской местности, способствующая сближению городского и сельского уровней жизни. Запад решил проблему через систему Extension service. Россия, в отличие от Запада, не располагает собственным опытом создания таких систем, вследствие чего предпочтение автоматически отдаётся индустриальному блоку АПК.
В наследие от СССР нам досталось неэффективное сельское хозяйство индустриального типа, ставшее таковым вследствие волевой, а не эволюционной индустриализации. Директивно создавались крупные хозяйства (колхозы и совхозы), строились тепличные комбинаты, птицефабрики и животноводческие комплексы, обладающие всеми признаками промышленных предприятий, которые затем становились градообразующими цехами гигантского конгломерата, призванного кормить страну. В его состав входили не только производственные хозяйства и предприятия, но и всевозможные организации, обеспечивающие централизованное обслуживание, включая 57 вузов и более чем 600 НИИ, экспериментальных заводов и хозяйств. Сельская трудовая семья не рассматривалась в качестве самостоятельной производственной единицы. Приусадебные и дачные участки, хотя и давали значительный привесок в производстве продовольствия, не были легитимной основой самостоятельного создания трудовыми семьями рабочих мест для самих себя. Фермерства, нуждающегося в новых технологиях, официально не существовало. Не было необходимости в создании системы его научно-технологического обслуживания. Картину изменила рыночная экономика.
Выступая на форуме малых и средних сельских предпринимателей в 2005 г. в Москве, А.В. Гордеев отметил: «В совокупности этот сектор дает более 62 процентов в объеме производства валовой продукции сельского хозяйства. Здесь производится около 95 процентов картофеля, более 84 процентов овощей, 56 процентов мяса и 54 процента молока. То есть, этот сектор играет важную роль в обеспечении населения продовольствием и очень важен для агропродовольственной безопасности страны».
Сегодня создание государственной системы служб, подобных западным Extension service, обеспечивающих обратную связь и технологическое развитие малого сельского предпринимательства, стало необходимостью. Назовём их Региональные инновационно-внедренческие сельскохозяйственные службы (РИВСС). Инновация и внедрение — две стороны технологического обновления производства. Инновация — это шаг вперёд от уже достигнутого личного уровня в сторону имеющегося примера. Внедрение — это экономический и технологический риск, шаг в неизвестность. Конкуренция способствует, но не решает проблемы инноваций. Не следует смешивать судьбу предприятия с судьбой его владельцев и менеджеров. Последние, несмотря на банкротство предприятия, могут оставаться весьма состоятельными людьми.
РИВСС (Extension service) — это службы, целью которых является повышение производительности труда в мелкотоварном сельскохозяйственном производстве и перевод его на направления, пока не охватываемые индустриализацией в данной местности. Помимо этого, РИВСС — это включение на правах подрядчика в производственные схемы крупных сельхозпредприятий. Механизм Extension service подобен механизму государственной системы медицинского обслуживания, когда за районными поликлиниками и за врачами закрепляется своя группа домов и квартир. В Extension service эту роль играют сельскохозяйственные НИИ и станции. Их сотрудники, по аналогии с врачами, поводят «диспансеризации», консультируют и помогают трудовым сельским семьям, фермерам и малым предприятиям. Каждый, трудится на своём приусадебном участке или ферме, прикреплён к личному консультанту. Консультанты должны быть активными, не ограничиваться лишь консультативной помощью, но, стремясь лично заработать, должны сами выступать инициаторами прибыльных предложений.
Принципиальным отличием Extension service от сохраняющихся у нас с советских времен опытных хозяйств и экспериментальных заводов является то, что НИИ и станции не являются товаропроизводителями, с которых нужно брать пример. Они пробуждают инициативу и оказывают научно-образовательные услуги тем, кто её проявляет. Соответственно, финансовый успех консультантов зависит от развития бизнеса их подопечных. В помещениях и на полях НИИ, станций Extension service осуществляется лишь демонстрация преимуществ новых технологий. Государственную базу консультанты фактически бесплатно используют для повышения своих заработков и повышения эффективности труда своих подопечных. Мировой опыт показывает, что по форме собственности и административному устройству РИВСС, оставаясь эффективными, могут существенно отличаться от региона к региону, даже в странах с небольшой территорией. Но они всегда остаются связанными с органами госуправления.
Например, служба Extension service, действующая на территории собственно Англии и Уэльса (ADAS), существенно отличается от службы, действующей в соседней Шотландии. ADAS была создана после окончания Второй мировой войны как антикризисная система государственных научно-внедренческих учреждений. До 1987г. она полностью финансировалась из бюджета. В течение 10 лет служба переводилась на хозрасчёт и только в апреле 1997г. была продана трудовому коллективу. За время государственного контроля над службой доля населения, занятая в этой местности производством сельхозпродукции, снизилась с 40% до нескольких процентов.
Анализ убеждает, что российские РИВСС уже на этапе создания могут существенно отличаться от региона к региону, они не должны ограничиваться единым стандартом. Двумя основными функциями, выполняемыми Extension service, являются самостоятельная оценка технологического состояния сельского бизнеса и объемов его производства, а также функция обратной связи, позволяющая органам госуправления через опросы оценивать эффективность принятых в отношении сельского хозяйства решений. Имеется 2 необходимых условия эффективности РИВСС.
Первое — это минимизация оставляемого службе недвижимого имущества и земли. Персонал службы не должен иметь другой возможности повышения своего заработка кроме активного внедрения новых технологий на материальной базе своих клиентов. РИВСС запрещается быть арендодателем. Зарубежная практика показывает, что за НИИ и станциями Extension service не следует закреплять земли и помещений больше, чем требуется для подготовки и проведения демонстраций. Как правило, это участки площадью до 30 га.
Вторым необходимым условием является персональное закрепление за полевыми консультантами территорий (зон), на которых предметом обслуживания являются все хозяйства вплоть до приусадебных участков и дач. В 1996-1999 гг. Минсельхозом РФ выполнялся проект «Арис», направленный на создание Extension service, стал изучаться и публиковаться западный опыт. С помощью западных консультантов в отдельных регионах были созданы информационно консультационные службы (ИКС), однако заметного эффекта это не принесло. Причина — в неспособности министерства в то время выполнить выше названные необходимые условия.
При распаде СССР большинство сельскохозяйственных и пищевых НИИ, опытных хозяйств и экспериментальных заводов, образующих на территории России инфраструктуру научно-технологического обновления АПК, были переданы в собственность Россельхозакадемии, основными функциями которой, согласно её уставу, является проведение фундаментальных и важнейших прикладных исследований. Практически все НИИ Россельхозакадемии имеют экспериментальную производственную базу и помимо исследований, одновременно ведут товарную и коммерческую деятельность.
На Западе, в отличие от России, Академии наук, как правило, не ведут коммерческой деятельности, исследования финансируются бюджетом, носят исключительно надконкурентный уровень. Результаты исследований публикуются и бесплатно предоставляются заинтересованным коммерческим организациям. Параллельно Академиям наук, отдельно действуют поддерживаемые государством специализированные внедренческие предприятия научного обслуживания, действующие на коммерческой основе.
Внедрение результатов научных исследований — это принципиально отличный от собственно исследований вид научно-технологической деятельности, это конкурентный уровень. По мнению западных аналитиков, совмещение в рамках одного НИИ конкурентного и надконкурентного видов научной деятельности препятствует продуктивности фундаментальных исследований. Академия наук Германии (Общество Макса Планка), является, например, единым юридическим лицом, объединяет 76 НИИ и исследовательских центров, которым запрещена коммерческая деятельность. Общество Макса Планка финансируется из бюджета и различными фондами. Коммерциализацией (внедрением) научных разработок в промышленности в основном занимается Общество Фраунгофера (47 НИИ и 21 демонстрационный центр), в сельском хозяйстве это Extension service Общество Фраунгофера и Extension service так же имеют бюджетную поддержку, но она в прямой зависимости от эффективности внедренческой деятельности, чем больше внедряешь, тем существеннее государственная поддержка.
Организационные и хозяйственные трудности, которые неизбежно возникают при создании РИВСС вследствие перераспределения подчинённости организаций и материальных ресурсов, не являются только российской спецификой. На Западе выход нашли в применении технологии, называемой конструированием новых организаций. Преимущество этой технологии состоит в том, что до начала «боевых действий» разрабатывается и утверждается программа (проект) создания службы Extension service. Он выполняется на основе технического задания, содержащего необходимые для Extension service условия, что не позволяет нарушить принципы на стадии обсуждения и согласований. Наиболее известным проектировщиком Extension service стал финансируемый ООН расположенный в Голландии центр экономических исследований, осуществляющий консультирование национальных разработчиков. С помощью этого центра служба Extension service создаётся на Украине, ранее, крупномасштабный проект осуществлён по заказу Аргентины. Головным Учебным центром, в котором ведётся подготовка специалистов Extension service для Европы и ряда азиатских стран, стал университет в г. Рединге, расположенном вблизи Лондона.
В Европе РИВСС (Extension service) в основном создавались и реформировались в первые годы после окончания второй мировой войны, как средство выхода из вызванного разрухой кризиса. Нужно было дать работу не имеющим её людям, путь замены продуктов питания, доставляемых из США, продовольствием собственного изготовления представлялся наиболее простым, Ситуация в значительной мере ассоциируется с сегодняшней Россией, где импорт мяса и молока превзошёл разумные пределы.
Создание РИВСС во многих регионах РФ решает, как проблемы АПК, так и проблему рабочих мест. По численности проживающего населения и площади Уэльс, о котором шла речь выше, заметно меньше любого из наших регионов, но через Extension service было создано 4500 рабочих мест самой различной направленности, поскольку сельская деятельность многопрофильна. Консультантами в первую очередь становились образованные горожане в первом поколении, не потерявшие связь с селом, для которых приемлем образ жизни — между городом и селом. Сегодня, в век Internet образ жизни между городом и селом для многих может оказаться куда привлекательней, чем в первые годы после окончания второй мировой войны?
В.С. Кочетов, член-корреспондент РАСХН, А.Н. Богатырев, член-корреспондент РАСХН, krfront.ru 
Опубликовано:

В ленту раздела Архив новостей | Обсудить тему на форуме
Рейтинг: 0 Голосов: 0 568 просмотров

Популярное



Комментарии (0)