Выступление заместителя министра промышленности и энергетики РФ Андрея Дементьева на конференции «Комплекс нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов. Технологии и оборудование» 30 ноября 2006 года, Нижнекамск

Уважаемые коллеги!
Прежде всего, хотел бы сказать о значимости форума для Минпромэнерго. Мы считаем его действительно значимым событием в рамках промышленной политики, которую Министерство промышленности и энергетики Российской Федерации проводит в течение последних двух лет, и особенно активно — в текущем году.
Строительство Комплекса нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов в Нижнекамске — это хороший пример реализации принципов государственно-частного партнерства, которые мы рассматриваем как одну из основ промышленной политики.
Хотел бы отметить, что правительство Республики Татарстан последовательно реализует эффективную промышленную политику в регионе, на сегодняшний день это один из старейших и важнейших индустриальных центров России. Мы высоко оцениваем Программу развития нефтегазохимического комплекса Татарстана. Эта программа полностью соответствует целям и задачам Энергетической стратегии России до 2020 года и той же стратегии химического комплекса, которая будет рассматриваться завтра на расширенной коллегии Минпромэнерго и РСПП, на которой состоится всестороннее обсуждение этого документа. На наш взгляд, Нижнекамский комплекс, первый в своем роде в России, - это важнейшая веха в развития топливно-энергетического и нефтехимического комплексов страны.
Минпромэнерго России оказывало активную поддержку проекту на протяжении всех уже пройденных этапов его реализации. Ведь создаваемый комплекс является первым опытом строительства подобной системы объектов в нашей нефтепереработке и нефтехимии. Напомню, как уже сказал председатель Правительства Татарстана, в июне 2006 года инвестиционная комиссия РФ одобрила выделение средств инвестиционного фонда РФ на финансирование проекта. На проект в Нижнекамске комиссия рекомендовала выделить 16,5 млрд рублей (без государственного участия в капитале проекта). Выделенные средства будут направлены на реализацию инфраструктурной части проекта — строительство нефтепровода, нефтепродуктопровода и т.д.
Строящийся Комплекс, еще раз повторю, — это важный элемент реализации не только Энергетической стратегии, но и Стратегии развития химической и нефтехимической промышленности России, которая будет рассмотрена Правительством 7 декабря. Таким образом, Нижнекамский комплекс — это одновременно пример практического результата координации отраслевых стратегий и других инструментов в рамках единой промполитики.
Поэтому в своем выступлении я бы хотел остановиться на состоянии как нефтепереработки, так и нефтехимической подотрасли и крупнейшего рынка для продуктов нефтепереработки — автомобильного. Показать, как на уровне отраслевых стратегических документов происходит координация промполитики в этих отраслях и почему реализация нижнекамского проекта так важна.
Сначала немного о нефтепереработке.
Сегодняшнее состояние нефтеперерабатывающей отрасли в целом удовлетворяет существующим параметрам спроса. Последние годы, а если быть точнее, то до прошлого года нефтяной комплекс демонстрировал хорошие темпы устойчивого экономического роста.
Однако он базируется в значительной степени на доставшихся нам от прошлого активах и мощностях. В то же время прогнозируемый спрос не может быть удовлетворен на существующей базе нефтеперерабатывающей отрасли, это относится и к смежной нефтехимической отрасли. В настоящее время потенциал роста, который был заложен еще в советские времена, практически исчерпан.
Что такое вообще российская нефтепереработка. Это 27 НПЗ, из них 19 входят в вертикально-интегрированные компании.
Основная часть нефти, поступающая на НПЗ, перерабатывается в рамках ВИНК.
Большая часть предприятий (почти 50%) сосредоточена в Поволжье и на Западном Урале. Второе и третье место по обеспеченности НПЗ занимают Сибирь (19%) и центральные российские области (16%). Наиболее «бедными» оказались привлекательные сегодня с точки зрения экспортных потоков Южный, Северо-Западный и Дальневосточный федеральные округа. Тем не менее, такое размещение соответствует структуре существующего, подчеркну, внутреннего спроса. Однако этот спрос будет меняться в связи с чем необходимо проработать систему мер по управлению долгосрочными рисками. Одним из способов решения указанной проблемы может стать строительство новых НПЗ в увязке с новыми магистральными трубопроводами.
Большинство российских НПЗ расположены в глубине территории страны, вдали от портовой инфраструктуры. Россия — практически единственная страна, которая добывает нефть внутри континента и на экспорт ее приходится перекачивать на расстояние 2500-3000 км. У всех остальных основных нефтедобывающих стран транспортное плечо по суше не превышает 200-300 км. На самом деле транспортное плечо — основной фактор, препятствующий расширению экспорта нефтепродуктов из России (есть конечно и проблема качества топлива, но она, скорее, тактическая, чем стратегическая). Дополнительные затраты по экспорту нефтепродуктов с заводов европейской части России составляют $20-30 с тонны, а с Омского, Ачинского, Ангарского заводов — это уже $80.
Из-за высоких транспортных расходов, обусловленных географическим расположением большинства российских НПЗ и низкого качества продукции, на европейском рынке российские нефтепродукты продаются в основном лишь в качестве сырья для дальнейшей вторичной переработки.
Для отрасли вообще в целом характерна высокая степень изношенности основных фондов. Срок службы превысил все возможные пределы.
Средний выход светлых нефтепродуктов в совокупности не превышает 55%, глубина нефтепереработки в 2005 году составила 71,3%. Этот показатель на российских НПЗ в среднем в 1,3 раза ниже, чем в США и Западной Европе. Доля углубляющих процессов, увеличивающих выход светлых нефтепродуктов, по России составляет всего лишь 20,3% против 73,3% в США, 42,9% — в Западной Европе и 32,6% — в Японии. В результате российские НПЗ из тонны сырой нефти получают примерно 140 литров бензина, в США — свыше 450 литров. Таким образом, в товарной структуре российской нефтепереработки доминируют продукты с низкой добавочной стоимостью, основной причиной чего является техническое отставание предприятий и изношенность фондов.
В настоящее время нефтепереработка ориентирована на низкокачественную продукцию, структура выпуска соответствует структуре спроса, которая была во времена строительства этих НПЗ в 60-е годы.
В целом, при достаточно высокой доле выхода мазута и дизельного топлива в нефтепереработке эти продукты не находят достаточного спроса на внутреннем рынке.
По экспертным оценкам к 2015 году автопарк России увеличится по сравнению с текущим минимум на 40,4% и составит более 44,3 млн автотехники.
После 2010 года в структуре потребления моторного топлива увеличится спрос на высококачественные сорта топлива, соответствующие стандартам ЕВРО-4 и ЕВРО-5.
Факторами, сдерживающими рост потребления топлива, станут:
- увеличение парка новых автомобилей с современными экономичными двигателями;
- вывод из эксплуатации старых, неэкономичных моделей, работающих на топливе ЕВРО-1 и ниже, на долю которых в настоящее время приходится более 80% спроса.
В частности, автомобильный парк уже пополняется в основном за счет машин с двигателями Евро-2 и Евро-4, которые, как вы понимаете, предъявляют повышенные требования к качеству бензина.
Основной фактор риска для топливного рынка в ближайшие 10 лет - резкое изменение после 2010 года структуры потребления автомобильных бензинов.
Таким образом, можно констатировать, что производство характеризуется архаичной структурой и несет в себе реальные риски возможного дисбаланса между структурой предложения (производства) и структурой спроса (потребления) на нефтепродукты.
Задача нефтеперерабатывающей отрасли на ближайшую перспективу - это обеспечить изменение структуры производства моторных топлив в соответствии с теми количественными и качественными прогнозами внутреннего спроса.
Отрасли дали сигнал и теоретически рынок должен был бы сам справиться с подобной ситуацией, привести спрос и предложение к некоторому равновесию. Компании, как нам кажется, восприняли этот сигнал, примером этому — Нижнекамский проект. В частности, Нижнекамский комплекс позволит осуществлять переработку на месте тяжелых высокосернистых нефтей с целью улучшения качества российской экспортной нефти, в том числе, и позволит замещать экспорт нефти экспортом высококачественных нефтепродуктов. Тем не менее в отрасли, необходима дальнейшая активизация динамики инвестиционных проектов.
Отсюда следует необходимость мер, дополняющих рыночные механизмы и модификации рынка.
В качестве таких мер уже приняты действия по модификации спроса, а именно — принят регламент по экологическим требованиям автомобильных двигателей. Этим действием ограничивается спрос, фактически, на низкокачественное топливо.
Техрегламент по моторным топливам усиливает эту тенденцию. Это влечет за собой повышение спроса на высококачественные продукты.
Для стимулирования предложения по этому направлению спроса принято решение о снятии таможенных пошлин на оборудование, позволяющее модернизировать нефтепереработку.
Еще одна мера — снижение экспортной пошлины на нефтепродукты. В рамках дифференциации НДПИ введены налоговые каникулы для новых и выработанных месторождений.
Это только первые шаги. На следующем этапе управления спросом планируется еще ряд действий:
- Принятие технического регламента на топливо
- Дифференциация акцизов на топливо
- Введение биржевой торговли нефтепродуктами
В направлении стимулирования инвестиционной активности:
- Принятие изменений в Закон «О недрах»
- Дифференциация НДПИ (сделаны первые шаги, введены налоговые каникулы для новых и выработанных месторождений)
- Обеспечение стабильности таможенно-тарифной политики
- Поддержка инфраструктурных проектов.
Уверен, что комплекс этих мер позволит обеспечить качественно новое состояние рынка нефтепродуктов и заложит солидную ресурсную базу под развитие нефтехимической отрасли.
Если касаться химической промышленности, следует отметить, что в целом по стране отрасль имеет хороший потенциал развития — фактически, уже несколько лет химическая промышленность является одним из полюсов роста в экономике. Но на сегодняшний момент сложилась такая ситуация, что большую часть роста ВВП и поступлений в бюджет страны обеспечивают производство и экспорт сырья, а не конечной продукции. Это касается, в том числе, химической промышленности. По ряду важнейших видов химической продукции Россия значительно отстает от ведущих стран мира.
Нефтехимическая промышленность России занимает около 1,55% в общем объеме промышленного производства страны. Казалось бы немного. Однако, это 150 крупных и средних предприятий, это 210 тысяч работающих, это 45% градообразующих предприятий.
За последние 5 лет подотрасль демонстрирует стабильные финансово-экономические результаты.
Отрасль достаточно консолидирована (реально в ней 5 финансово-промышленных групп производят более 80% товарной продукции).
Следует отметить еще одну положительную тенденцию — предприятия нефтехимии становятся продолжением нефтегазодобывающих компаний, таких как «Татнефть», СИБУР, ЛУКОЙЛ.
Обеспечение углеводородным сырьем предприятий химического комплекса России осуществляется за счет отечественного сырья. На сегодняшний день дефицита сырья нет.
Сразу после дефолта 1998 года химическая промышленность вышла из затянувшегося кризиса, продемонстрировав феноменальные темпы роста (в частности, в 1999 году объемы химического производства увеличились почти на четверть). По накопленному за последние шесть лет темпу роста производства отрасль существенно опережает показатели по промышленности в целом.
В то же время уже с 2000 года имеет место тенденция замедления темпов роста производства. В результате в 2005 году объем химического производства вырос всего на 2,6% по сравнению с предыдущим годом, тогда как в 2004 году выпуск продукции химического комплекса увеличился на 7,4%.
Прервать начавшуюся было стагнацию российским химикам позволил резкий рост мировых цен на углеводороды, который, фактически, «вытянул» следом и цены на большую часть химических продуктов — в первую очередь на минеральные удобрения и нефтехимикаты. Именно рост цен на главные экспортные товары стал главной причиной наметившегося ускорения в 2003-2004 годы. То есть рост, который был характерен для отрасли, носил преимущественно конъюнктурный, а не качественный характер.
Начиная с 2000 года, объем импорта химикатов ежегодно возрастает. Позиции иностранных компаний существенно усиливаются на рынке пластмасс, лакокрасочных материалов, резинотехнических изделий. В 2005 году объем импорта достиг рекордного уровня в 8,5 млрд долл., и при этом не исключено, что рекорд будет побит в 2006 году — за первое полугодие объем мы импортировали на 4,8 млрд долларов. Активизация иностранных компаний на российском рынке привела к тому, что в таких сегментах как лакокрасочная промышленность, выпуск синтетических волокон производство либо сокращалось, либо росло символически. То есть, фактор ценовой конкурентоспособности постепенно исчерпывался.
В этом контексте хотел бы подчеркнуть, что Нижнекамский проект после 2010 года позволит обеспечить импортозамещение как раз продуктов нефтехимии за счет создания полимерных производств с общим объемом 530 тыс. тонн в год.
Отечественным химическим компаниям предстоит серьезная борьба за сохранение и укрепление позиций на внутреннем и мировом рынке, а за простое сохранение существующего положения. Особенно после вступления России в ВТО, которое на отрасль в ее нынешнем, недостаточно конкурентоспособном состоянии, окажет, скорее, негативное воздействие. Кроме того, как и другие отрасли промышленности, в которых наблюдается рост, химическая промышленность начинает «упираться» в потолок инфраструктурных и сырьевых ограничений.
Все это говорит о необходимости определения и реализации в отрасли четкой системы мер промышленной политики, которая должна найти свое выражение в виде Стратегии развития химической и нефтехимической промышленности до 2015 года.
Исходя из наличия в России потенциальных ресурсов углеводородного сырья и эффективности его переработки в химическом комплексе, дальнейшее развитие нефтехимии ориентировано преимущественно на производство синтетических смол, пластмасс и каучуков, химических волокон и нитей, а также лакокрасочных материалов.
При этом потребность химического комплекса РФ в углеводородном сырье в 2015 году по сравнению с 2004 годом возрастет в 2 раза.
Следует отметить, что Россия, с позиций наличия реальных и потенциальных ресурсов углеводородного сырья находится в более выгодном положении, чем большинство индустриальных развитых стран.
При этом использование существующих мощностей различно в зависимости от видов продукции.
Растущий внутренний рынок продукции нефтехимического комплекса России в значительной мере удовлетворяется поставками отечественных предприятий. При этом экспортный потенциал российских предприятий нефтехимии также медленно, но возрастает.
Поэтому именно нефтехимия должная стать отраслью инновационного прорыва для российской экономики. Здесь, на наш взгляд, есть сырьевая, кадровая база. Инвестиционный потенциал, аккумулированный в ВИНКах. И возможность выхода на новые рыночные ниши.
Минпромэнерго провело работу по изучению позиций игроков нефтехимической отрасли, их взглядов на дальнейшее развитие этого сегмента промышленности. Эти обсуждения действительно внесли весомый вклад в проект Стратегии развития химической и нефтехимической промышленности России на период до 2015 года. Разделяя риски с бизнесом, государство должно сосредоточиться на развитии таких направлений, которые обладают наукоемкими технологиями, дают возможность сохранить накопленный научно-технический и главное производственный потенциал.
Инвестиционные проекты развития компаний, являются составной частью стратегии и ориентированы на решение основной задачи — углубленную переработку углеводородного сырья с целью получения наукоемкой конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках продукции.
Поэтому столь важно в настоящий момент принять согласованную между регионами и центром, властью и бизнесом единую программу действий по развитию отрасли, что предусматривает Стратегия развития химической и нефтехимической промышленности до 2015 года. Следующие ключевые направления:
- государственное инвестирование в крупные проекты в части подготовки необходимой инфраструктуры;
- создание равных условий на внутреннем рынке для российских производителей и совместных предприятий с иностранным участием;
- переход на единый тариф грузовых перевозок;
- участие государства в создании вертикально-интегрированных структур для развития таких направлений, как производство химических волокон, красителей, изделий из пластмасс и ряда других с последующей передачей части акций на вложенный капитал в собственность государства;
- поддержка выпуска специальной химической продукции, необходимой для обеспечения интересов оборонного комплекса, за счет включения соответствующих затрат в оборонный заказ;
- государственная поддержка академической, вузовской и отраслевой науки на стадии проведения научных исследований и конструкторских разработок, создания пилотных установок и опытных образцов, в том числе за счет прямого финансирования из федерального бюджета;
- предоставление льгот сельхозпроизводителям на приобретение минеральных удобрений и химических средств защиты растений;
- поддержка малого бизнеса.
При реализации соответствующих мер государственной поддержки нефтехимического комплекса, объем инвестиций может существенно увеличиться. Примером может послужить Нижнекамский проект.
Помимо Нижнекамского Комплекса можно выделить следующие уже готовящиеся проекты:
- создание Каспийского газо-химического комплекса.
- развитие газо-химического комплекса в Томске со строительством ГПЗ для извлечения этана.
- строительство производства полипропилена мощностью 300-450 тыс. тонн в год на ООО «Тобольскнефтехим» и др.
Особое значение в современных условиях приобретают меры технического регулирования, поскольку предприятия отрасли функционируют и на внутреннем и мировом рынках в условиях глобальной конкуренции, где по большому счету соревнуются не компании, а государства. Мы сейчас работаем над реализацией программы разработки технических регламентов, где предусмотрено создание системы норм и оценок соответствия, работающей на повышение качества и конкурентоспособности отечественной нефтехимической продукции, а также создание барьеров для доступа низкокачественной продукции на российский рынок (этот вопрос потребует отдельного рассмотрения).
В заключение я бы хотел выразить надежду на то, что завтрашнее обсуждение Стратегии развития химия и нефтехимии позволит выработать единую платформу развития для отрасли и позволит нам в конечном итоге прийти к новым проектам, подобным Нижнекамскому комплексу. И мы сможем говорить, при всем уважении к этому проекту, не о его уникальности, а о его месте в ряду других проектов.

www.minprom.gov.ru