В современном мире полным ходом идут процессы, которые пока малозаметны и не привлекают к себе пристального внимания, но которые в ближайшее время могут сказаться на жизни миллионов людей самым непосредственным образом. Это, прежде всего, борьба за ресурсы – но не за нефть и газ, а за землю сельскохозяйственного назначения. Проблема ограниченности ресурсов у большинства ассоциируется пока в основном с запасами нефти. Между тем, исчерпываемым ресурсом являются и пахотные земли.Среди международных неправительственных организаций, выступающих за сохранение биологического разнообразия и «право населения на контроль за генетическими ресурсами», выделяется находящаяся в Испании организация «ГРЭЙН».
Проблеме захвата сельскохозяйственных земель было посвящено недавнее исследование, подготовленное сотрудниками этой организации.
Прежде всего, авторы напоминают, что захват земель продолжается уже несколько столетий. Открытие Колумбом Америки, изгнание местного населения с обжитых территорий в Африке и других частях света в эпоху колониализма – все это иллюстрация данного утверждения.
Да и в нашу эпоху таких примеров можно найти немало. Во многих местах частные инвесторы покупают огромные участки земли, чтобы создать природные парки или заповедники. А сегодня представители индустрии по производству биотоплива готовы вышвырнуть немало людей со своих земель.
Однако сейчас происходят необычные вещи: два мировых кризиса - продовольственный и финансовый, разворачиваются параллельно и ведут в итоге к покупке земель для производства продовольствия за пределами собственной территории. Два параллельных процесса, два типа захватчиков земель, но если побудительные мотивы у них разные, то в итоге все это ведет к одному и тому же.
Явление первое – обеспечение продовольственной безопасности. Ряд стран, обладающих финансовыми ресурсами, но импортирующих продовольствие, опасаются меняющейся ситуации на рынках и стремятся найти источник получения продовольствия, приобретая контроль над сельскохозяйственными предприятиями за границей. Это рассматривается ими как инновационная долгосрочная стратегия обеспечения своего населения продовольствием за хорошую цену и более надежно, чем когда-либо. В эту категорию попадают Саудовская Аравия, Япония, Китай, Индия, Южная Корея, Ливия и Египет. С марта 2008 года высокопоставленные представители этих стран разъезжают по миру в поисках плодородных земель в государствах типа Уганды, Бразилии, Камбоджи, Судана и Пакистана. В провинции Дарфур в Судане голодают более 5 млн беженцев, но иностранные правительства, что может показаться сумасшествием, покупают угодья в Судане, чтобы производить на экспорт продовольствие для своих граждан. Нечто подобное имеет место в Камбодже, где голодают 500 тыс. человек, но все это сегодня происходит. Некоторые страны просто убеждены в ненадежности рынков и приобретают землю за границей для получения продовольствия. Государства – продавцы приветствуют такое использование собственных земель ради получения новых иностранных инвестиций.
Явление второе – обеспечение возврата финансовых вложений. В условиях кризиса все участники финансового и продовольственного рынка - инвестиционные компании, хедж-фонды, пенсионные фонды, частные фонды, стремящиеся к быстрому возврату средств, торговцы продовольствием, фонды, вышвырнутые с рынка из-за краха деривативов – все повернулись лицом к земле. Это обеспечит им продовольствие и топливо в качестве нового источника прибыли. В данный момент ситуация предельно простая – продовольствие стоит дорого, а земля очень дешевая. Поэтому часто решением проблемы продовольствия является приобретение земли, желательно - самой плодородной, расположенной вблизи источников воды и т.д.
Однако, предупреждают авторы исследования, в любом случае в выигрыше останется частный бизнес. В кампании за обеспечение продовольственной безопасности правительства играют лидирующую роль. А если вести речь о возврате финансовых средств, то, как всегда, на первом месте окажется бизнес - сообщество. Когда заключаются контракты на приобретение земель во имя «продовольственной безопасности», частный сектор надеется использовать это в своих интересах. Получается, что иностранные корпорации получили новую форму установления контроля над земельными угодьями для производства продовольствия, не предназначенного для местного населения. Кто скажет после этого, что колониализм – это дело прошлого? - задается вопросом НПО «ГРЭЙН».
Кто стремится обеспечить продовольственную безопасность, скупая земли за границей.
О захвате (приобретении) земли во имя продовольственной безопасности часто сообщают в печати. Например, о том, что Саудовская Аравия или Китай скупают земли по всему миру – от Сомали до Казахстана. Но этим список таких стран не ограничивается. А он внушителен. Земли скупают Китай, Индия, Малайзия, Южная Корея, Египет, Ливия, Бахрейн, Иордания, Кувейт, Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ.
В каждой из указанных стран ситуация различна. Некоторые выглядят даже весьма неплохо. Китай, например, самостоятельно обеспечивает себя продовольствием. Однако вспомним об огромном населении, утрате пахотных земель из-за городского и промышленного строительства, напряженном положении с обеспечением водой. 40% крестьян мира проживают в Китае, но на них приходится только 9% всех пахотных земель. Понятно, что правительство вынуждено думать о продовольственной безопасности. Приплюсуем сюда запасы в иностранной валюте порядка 1,8 трлн. долларов. Понятно, что у Китая есть средства на приобретение земель. В странах Юго-Восточной Азии активисты фермерских организаций знают, что Пекин начал производить за границей часть своего продовольствия задолго до того, как разразился продовольственный кризис. Правительство приняло на вооружение политику активного продвижения за границу. В последние годы было заключено более 30 соглашений в области сельского хозяйства с дружественными странами. Китай тем самым получил доступ к угодьям взамен на свои технологии, программы по обучению персонала и развития инфраструктуры. Такое происходит не только в Азии, но и в Африке.
От Казахстана до Австралии, отмечает «ГРЭЙН», от Мозамбика до Филиппин идет неуклонный процесс приобретения или получения в аренду китайскими компаниями земель сельскохозяйственного назначения. Китайцы создают там хозяйства, отправляют туда крестьян, ученых, рабочих. Вся эта команда начинает выращивать урожай. Китайцы предпочитают выращивать за границей рис, сою, кукурузу, сахарный тростник и др.
Рис, выращенный за границей, обязательно гибридный, полученный от семян, ввезенных из Китая. Крестьяне, выращивающие урожай, часто не знают, попадет ли этот рис им, или будет вывезен в Китай. Это порождает недовольство среди местного населения, в частности, в Африке.
У арабов другие исходные позиции – кругом пески, особо не разбежишься, развитие аграрного сектора ограничено, но зато много нефти, в частности, у стран Персидского Залива, финансов и возможностей. Стратегию приобретения угодий за границей активно поддерживают правительства. В этом арабы похожи на китайцев. Это естественно: ведь у двух крупнейших на сегодняшний день приобретателей сельскохозяйственных земель в мире одинаковые цели. Однако есть и немало различий.
Проблема, как видим, очень серьезная и тема мирового перераспределения земель сельскохозяйственного назначения будет более детально рассмотрена в последующих публикациях.
Н. Худяков, «Крестьянские ведомости», www.agronews.ru