Россия укрепляет влияние на мировом рынке хлеба. Россия становится не только ключевым игроком на мировом зерновом рынке, но и лидером в формировании принципиально нового подхода к решению проблемы продовольственной безопасности на планете.
В прошлом году наша страна вошла в тройку крупнейших продавцов зерна в мире. А теперь российский президент на встрече лидеров "восьмерки" в Японии предложил новый механизм влияния на мировой зерновой рынок. С ним согласились.
Вчера Дмитрий Медведев высказал идею созыва "зернового саммита", на котором министры сельского хозяйства входящих в G8 стран смогут обсудить цены на зерно и пути стабилизации рынка. "Восьмерка" предложение поддержала и, больше того, решила создать специальные резервные фонды, которые позволят смягчать воздействие глобального продовольственного кризиса.
Идея создания некого наднационального регулятора обсуждалась и ранее.
Министр сельского хозяйства России Алексей Гордеев полагает, что крупнейшие мировые производители могут создать некий виртуальный общий запас зерна. Физически оно входило бы в национальные запасы каждой отдельной страны, но каждое государство должно быть готово его использовать на определенных условиях при наступлении глобальных кризисных явлений. Алексей Гордеев убежден, что действия крупнейших производителей зерна должны быть частью мировой сельскохозяйственной политики.
Примечательно, что в G8 входят не только такие крупные продавцы зерна, как США, но и покупатели. Например, хозяйка нынешнего саммита - Япония. И Италия в прошлом году охотно закупала российскую пшеницу. Это означает, что на зерновом саммите речь пойдет не только об обеспечении хлебом голодающих Африки, но главным образом о причинах кризиса и определении так называемой справедливой цены на зерно, которая устроила бы всех участников рынка.
Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут полагает, что решение "восьмерки" - это признание нашей страны полноправным и неотъемлемым участником мирового рынка зерна, без которого невозможно обеспечение глобальной продовольственной безопасности.
Наши зерновики, естественно, знают, что в США одной только кукурузы производят каждый год по 300 миллионов тонн. А у нас всего зерна в этом году будет от 85 миллионов тонн по прогнозу минсельхоза до 87-89 миллионов тонн по прогнозу РЗС. Однако "лишней" земли для увеличения производства зерновых в развитых странах практически не осталось. Времена, когда фермерам в Америке и Европе доплачивали за то, что они ничего не растят на своих полях, стремительно уходят в прошлое.
Есть земля в Африке, но там нет денег на то, чтобы освоить территории. И мало воды. Латиноамериканцы грозятся увеличить производство продовольствия, если на него будет платежеспособный спрос. Однако для этого им придется продолжить вырубку тропических лесов, которые считаются легкими планеты. Едва ли в глобальном масштабе кусок хлеба перевесит глоток воздуха.
В России же существует огромный потенциал роста производства зерна.
Алексей Гордеев заявил вчера, что в ближайшие 5-7 лет производство зерна в России увеличится в 1,5 раза. Причем внутреннее потребление точно не будет расти такими же быстрыми темпами. Скорее всего, именно этот производственный и экспортный потенциал вызывает интерес у наших партнеров по "восьмерке".
Гораздо раньше способность российской земли родить хлеб по достоинству оценили транснациональные зерновые компании. Они создали в нашей стране ряд дочерних трейдерских предприятий и на сегодня практически контролируют через них около 40 процентов всего российского зернового экспорта. Это обстоятельство пока несколько ограничивает возможность России на государственном уровне участвовать в определении справедливой мировой цены на зерно. Но, вероятно, и на внутреннем российском рынке грядут серьезные изменения.
Несколько дней назад - как раз к саммиту "восьмерки" - в СМИ появились сообщения о создании в России государственной зерновой корпорации, которая будет контролировать до половины всего экспорта зерна. Подобную идею около года назад высказывал министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. Официального подтверждения такого плана пока не последовало.
Вместе с тем эксперты полагают, что нечто подобное вполне возможно. При этом речь, скорее всего, идет не о государственной, а государственно-частной корпорации. У государства в руках будет блокирующий пакет акций, остальное разделят между собой российские частные зерновые компании. На рынке появится новый мощный консолидированный игрок, способный быть проводником государственных интересов на зерновом рынке.
Как всякое коммерческое предприятие, такая корпорация, естественно, будет стремиться к максимизации прибыли. Но при этом вполне сможет проводить инвестиционную политику в интересах государства и страны.
Например, отсутствие подходящего для торговли зерном порта на Тихом океане пока не позволяет России как следует вмешаться в борьбу за лакомые японский, филиппинский, индийский рынки. С другой стороны, сибирское зерно у нас частично невыездное - до черноморских портов от алтайских, омских и новосибирских полей слишком далеко. Если корпорация сумеет прорубить ворота в Азиатско-Тихоокеанский регион для сибирского зерна, наша страна освоит огромный рынок и начнет реализовывать свой "законсервированный" потенциал в очень быстром темпе. Частным компаниям такая задача не под силу.
Эксперты полагают, что создание зерновой корпорации возможно уже осенью этого года. В таком случае на зерновом саммите стран "восьмерки" Россия предстанет перед своими партнерами по G8 еще более влиятельной хлебной державой. Представители российского зернового бизнеса лелеют надежду, что саммит состоится в Москве в июле 2009 года. И лишь когда он состоится и будут опубликованы его решения, станет ясно, в какой мере "восьмерка" готова влиять на мировой зерновой рынок.
М. Чкаников, www.rg.ru