Интервентов помянули недобрым счетом

5 февраля 2010 в 09:14
Счетная палата назвала истинную цену казенного зерна. Зерновой интервенционный фонд, сформированный Минсельхозом в 2008-2009 годах, угрожает бюджету потерями от 8 млрд до 10 млрд руб. уже в этом году. Это утверждается в представлении Счетной палаты РФ по материалам проверки использования средств федерального бюджета, направленных на проведение интервенций на рынках сельхозпродукции, сырья и продовольствия в конце 2008 года. Результатами проверки, инициированной главой Минсельхоза Еленой Скрынник, уже в субботу займется первый вице-премьер Виктор Зубков.

Материалы проверки, подписанные аудитором Счетной палаты Михаилом Одинцовым, есть в распоряжении "Ъ". В аппарате аудитора "Ъ" вчера подтвердили факт проведения проверки и существование документа. В нем утверждается, что внеплановые расходы бюджета 2010 года на хранение 8 млн тонн зерна, закупленного в рамках зерновых интервенций 2008-2009 годов, составят до 8 млрд руб. Ранее глава Объединенной зерновой компании (ОЗК), принявшей функции по управлению зерновым госфондом у упраздненного Агентства по регулированию продовольственного рынка (АРПР), Сергей Левин рассказывал "Ъ", что правительство выделило ОЗК на 2010 год лишь часть средств для оплаты услуг элеваторов и компания в любом случае вынуждена будет обратиться в правительство за дополнительными ассигнованиями.

Аудитор господин Одинцов ставит под сомнение необходимость и законность проведения интервенций 2008 года в масштабе 8 млн тонн, утверждая, что часть зерна закуплена "на основании нелигитимных приказов Минсельхоза, не прошедших в установленном порядке регистрацию Минюста РФ". По "недействительным приказам" министерства, возглавлявшегося тогда Алексеем Гордеевым, было закуплено зерна на сумму 970 млн руб. Впрочем, цены, введенные законными приказами Минсельхоза, применялись и до даты вступления этих документов в силу, что может увеличить объем "недействительных" закупок зерна.

Напомним, что механизм зерновых интервенций предполагает выкуп части дешевого зерна нового урожая с возможностью продажи его с ростом цен. При этом госагент по проведению интервенций получает фиксированное вознаграждение, а прибыль от "сглаживания" цен зернового рынка перечисляется в бюджет. Однако в 2008 году ответственное за госинтервенции АРПР (его возглавлял Василий Крутин) закупило для государства рекордный объем — 8 млн тонн зерна при высокой средней закупочной цене 4,6 тыс. руб. за тонну, а продать его в условиях кризисного спада цен весной 2009 года не смогло.

Сейчас продать это зерно без убытка тем более нереально: Михаил Одинцов утверждает, что проведение товарных интервенций в 2009-2010 годах приведет к дисбалансу на всем рынке зерна и потерям от продаж зерна прежних урожаев "в размере не менее 10,1 млрд руб.". Глава нынешнего госагента по интервенциям (ОЗК) Сергей Левин вчера подтвердил "Ъ", что Минсельхоз уже обратился в правительство с просьбой компенсировать компании 5 млрд руб., которые ОЗК потеряет при продаже 2,5 млн тонн урожая 2008 года. При этом, согласно принятой в декабре 2009 года стратегии компании, потолок ее экспортных продаж в 2010 году составляет 4 млн тонн, что при сохранении нынешней рыночной конъюнктуры делает новое обращение ОЗК в правительство за компенсацией практически неизбежным.

Также господин Левин рассказал, что руководство ОЗК провело внутренний аудит принятых на хранение запасов государственного зерна. По словам господина Левина, проверка компании показала, что 31%, или около 2,5 млн тонн (11,5 млрд руб. в закупочных ценах), хранится не в элеваторах, а в режиме "напольного хранения". Сроки хранения зерна при таком подходе сокращаются в разы и, по словам опрошенных "Ъ" экспертов, могут не превышать одного года. Фактически это означает, что 11,5 млрд бюджетных средств в буквальном смысле гниют, при этом ОЗК выяснила, что "напольное хранение", как сказал господин Левин, оплачивается из бюджета по ставкам элеватора (порядка 1 тыс. руб. за тонну в год).

По мнению Счетной палаты, требует пристального внимания и сама схема финансирования регулирования зернового рынка. Аудитор называет "Правила осуществления государственных закупочных и товарных инвестиций для регулирования рынка сельскохозяйственной продукции", утвержденные правительством еще в 2001 году, "крайне неэффективными для бюджета": ОАО "Россельхозбанк" получает средства из федерального бюджета "безвозмездно в форме взноса в свой уставный капитал", а в дальнейшем "предоставляет их самому государству в рамках финансирования закупочных интервенций под значительный процент" (6% годовых в 2008 году, 12% — в 2009-м). По подсчетам аудиторов, расходы федерального бюджета на выплату процентов составят от 2,14 млрд до 3,2 млрд руб. в год.

В аппарате курирующего АПК в правительстве первого вице-премьера Виктора Зубкова вчера подтвердили "Ъ", что "ознакомлены с выводами Счетной палаты". "Эти предложения будут в установленном порядке рассмотрены после того, как все заинтересованные в этом процессе организации (Минсельхоз, Россельхозбанк и ОЗК) представят свою экспертную оценку. В целом мы понимаем, что механизм интервенций далек от совершенства и требует значительной доработки, в том числе и через введение механизма залоговых интервенций и биржевой торговли. Эту тему Виктор Зубков намерен в ближайшее время рассмотреть, в том числе на совещании по внутреннему рынку зерна 6 февраля в Курске",— сказал собеседник "Ъ".

Также, по его словам, процентные ставки, о которых идет речь, касаются денег, привлекавшихся сверх 40 млрд руб., внесенных правительством в уставный капитал Россельхозбанка,— такова стоимость этих средств (речь идет о финансировании интервенций уже 2009 года). В Минсельхозе "Ъ" подтвердили факт проверки — министр "еще летом 2009 года встречалась с господином Степашиным и просила его разобраться в механизме интервенций",— но сказали, что самого документа "еще не видели".

На словах интервенции очень привлекательны
Стенограмма

Дмитрий Медведев, Президент: "Мы проводили в начале этого года интервенции, приобрели около 10 миллионов тонн. В результате это тоже было довольно серьезной поддержкой аграриям" (21 июня* в интервью "Первому каналу").

Владимир Путин, Премьер-министр: "Государственные интервенции позитивно зарекомендовали себя на зерновом рынке. В результате их применения возросла устойчивость производства зерна и его инвестиционная привлекательность" (8 октября на заседании президиума правительства).

Виктор Зубков, первый вице-премьер: "Всего в текущем году на проведение интервенций выделено 9,5 млрд руб. Величина запасов никого пугать не должна — было бы хуже, если бы их вовсе не было" (25 декабря на пресс-конференции в Москве).

Елена Скрынник, Министр сельского хозяйства РФ: "Государство закупило 9,6 млн тонн зерна на 46 млрд руб., что позволило поддержать производителей, стабилизировать цены и создать финансовую основу для проведения полевых работ" (25 мая на заседании президиума правительства).

Валерий Гаевский, губернатор Ставропольского края: "Производители рассчитывают, что... в этом году государство все-таки задействует интервенционный фонд для стабилизации зернового рынка. Мы, во всяком случае, к этому готовы. Мы во всеоружии, дайте старт" (2 октября на совещании по вопросам развития сельского хозяйства).

Александр Козлов, губернатор Орловской области: "Нужны как воздух в помощь хлеборобам зерновые интервенции" (2 октября на совещании по вопросам развития сельского хозяйства).

*Все заявления были сделаны в 2009 году.

Хороши интервенты?

Евгений Федоров, председатель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству:

— Эти — нет. Интервенции — важный рыночный инструмент государства. И уже 20 лет эффективно работают. А в Минсельхозе создали специфические механизмы и лишних посредников. В результате затраты на 20% выше. Нужно менять эту систему.

Николай Харитонов, первый зампред комитета Госдумы по аграрным вопросам:

— Не то слово! Не умеют продавать. Отдайте голодным! Их уже в мире 1 млрд. Накормили бы, может, "Аль-Каида" поутихла, зла в мире было бы поменьше. А так — развалили сельское хозяйство, уничтожили животноводство и сделали Россию продуктово-зависимой от Запада. Прежде чем продавать зерно, надо обеспечить продовольственную безопасность страны.

Виктор Семенов, депутат Госдумы, в 1998-1999 годах министр сельского хозяйства:

— Я бы не стал их сразу хаять. На зерновых интервенциях можно и хорошо заработать, и очень много потерять. Все зависит от конъюнктуры рынка, хотя немаловажную роль еще и играет профессионализм. К сожалению, этим виртуозным искусством не многие владеют. Но тем не менее интервенции нам нужны и пользы от них гораздо больше, чем потерь.

Павел Грудинин, директор совхоза имени Ленина:

— Государство — неэффективный собственник. Прежде чем начать интервенции, надо рассчитать зерновой баланс — сколько нужно для внутреннего потребления, сколько и по какой цене продаем. В США, например, мест для хранения зерна есть ровно на два урожая. У нас же зерно купили по высокой цене, потом цена упала, и государство не знает, что теперь делать. А если завтра будет плохой урожай, государство будет "в шоколаде". Надо строить хранилища, а не переживать из-за ценовых скачков.

Николай Кондратенко, член Совета федерации, экс-губернатор Краснодарского края:

— Хороши, когда действуют вовремя. Когда крестьянин убирает урожай, то зерно надо сразу выкупать. Иначе, не имея условий хранения, крестьянин все продаст перекупщику под флагом интервенции. Впрочем, не уничтожили бы в стране животноводство — не было бы проблем с хранением зерна, дефицита отечественного мяса и таких гигантских потерь бюджета.

Вячеслав Позгалев, губернатор Вологодской области:

— Плохи. Они создают нездоровую среду, лоббируя свои узкие интересы перепродавцов. России нужна товарная зерновая биржа. Она сняла бы все проблемы на зерновом рынке.
О. Сапожков, П. Нетреба, www.kommersant.ru 
Опубликовано:

В ленту раздела Архив новостей | Обсудить тему на форуме
Рейтинг: 0 Голосов: 0 646 просмотров

Популярное



Комментарии (0)