Голод и недоедание в глобальном масштабе - это не только угроза жизни и здоровью людей, но и серьезное падение показателей производительности труда, уровня образования, что в конечном итоге приводит к спаду экономики в целом. Проблема, о которой в последние несколько десятков лет вспоминали только когда речь заходила о беднейших странах Африки и Азии, становится все более актуальной для всего мирового сообщества. Высокие цены на продовольствие полностью отменили в прошлом уверенную тенденцию по достижению так называемой "цели развития тысячелетия", поставленной Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (FAO) в 2000 году.
Тогда было заявлено, что основной целью развития человечества является сокращение числа голодающих во всем мире вдвое к 2015 году. По последним данным FAO, за прошедший год растущие цены опустили ниже порога голода еще 75 миллионов, таким образом, их количество в мире стало составлять катастрофическую цифру - 923 миллиона человек. По прогнозам экспертов, это еще не предел: к концу 2008 г. общее количество голодающего населения может превысить один миллиард человек.
В качестве основной причины роста цен экономисты выделяют постоянное удорожание нефти, увеличивающее затраты на горючее в сельском хозяйстве, расходы на перевозку и неизбежно приводящее к росту цен на продовольствие. Также необходимо отметить, что стабильное удорожание углеводородов стимулирует более масштабное применение альтернативных источников энергии, что становится сегодня, пожалуй, наиболее злободневной проблемой.
Переход большинства развитых стран с нефтепродуктов на биотопливо привел к негативным последствиям: масштабы выращивания сельхозкультур под производство биотоплива стремительно растут, дабы освободить посевные площади, вырубаются леса, фермеры в погоне за прибылью продают все больше продукции энергетикам. Прикрываясь непищевым назначением сельхозкультур, аграрии в больших объемах используют вредные химические удобрения. К этому стоит добавить, что на производство 1 л биотоплива требуется 200 кг кукурузы, которой можно прокормить одного человека в течение целого года.
По мнению старшего научного сотрудника института социологии РАН Александра Прудника, виновниками продовольственного кризиса также являются крупные концерны аграрной и пищевой промышленности стран ЕС и США, которые получают государственные субсидии и имеют возможность использовать высокие технологии. Тем самым они просто не оставляют шансов развиваться национальным производителям стран третьего мира, поставляя на их рынки продукцию по более конкурентоспособной цене. Как результат, международные корпорации уже давно вытеснили национальных производителей с их же собственного рынка. Тем не менее снятия государственных дотаций и субсидий ожидать не стоит. "На это страны Запада не пойдут. В условиях финансового кризиса они будут использовать единственный эффективный механизм в этой ситуации - государственную поддержку, что отодвинет развитие аграрного сектора на национальном уровне на еще более поздний срок", - добавил Прудник.
Существенным фактором роста цен нужно признать и непрерывно увеличивающийся спрос со стороны перенаселенных Индии и Китая: по некоторым данным, к 2030 г. они будут потреблять около 80% всего производимого в мире зерна. Рост цен на продовольственные продукты оказался так велик, что аналитики даже придумали для него особый термин - агфляция. По данным экспертов FAO, за период 2007 - 2008 гг. этот показатель составил 52%. Но эти данные сильно усреднены. По отдельным категориям продуктов рост цен оказался более 100%.
В сложившихся условиях стремительного подорожания продуктов первой необходимости многие страны начали прибегать к значительному сокращению экспорта продовольствия. Здесь нельзя не вспомнить Казахстан, почти полностью запретивший вывоз зерна из страны, дабы избежать его подорожания на своей территории. Этот пример до сих пор вызывает у россиян особую тоску на фоне того, что наше правительство не так давно приняло решение отправить 100 тыс. т пшеницы в братскую Монголию. И это было сделано одновременно с очередным подорожанием хлеба на внутреннем рынке России, более чем на половину заполненном продуктами зарубежного производства: казахским зерном, австралийским мясом, норвежской рыбой.
Однако, наряду с очевидной опасностью, связанной с ограничением импорта продовольствия, Россия имеет в сложившейся ситуации и существенные выгоды. Огромные площади посевных полей при их надлежащей обработке могли бы оказаться для нее "золотым дном", покрыв не только внутренние потребности страны, но и обеспечив экспорт. Главное, чтобы обработка сельхозугодий началась в самое ближайшее время, а не осталась в виде записей в правительственных программах.
Я. Кирсанова, www.utro.ru