Чтобы одному цветку получить полезные гены от другого, двум растениям понадобилось всего лишь 300 лет, выяснили биологи из центра Джона Иннеса (John Innes Centre) и шотландского университета Сент-Эндрю (University of St. Andrews).Немного истории: три века назад британские ботаники привезли на родину из Сицилии растение под названием Senecio squalidus. В то время на островах была распространена лишь одна разновидность этого сорняка – крестовник обыкновенный (S. vulgaris). Он обладал сантиметровой головкой, "наполненной" небольшими трубчатыми цветками.
Вскоре его сицилийский собрат "сбежал" из неволи и поделился с S. vulgaris генами. Так появились новые виды крестовников (полная история в материале университета Бристоля).
В результате цветок растения видоизменился, получив обрамление в виде нескольких достаточно крупных жёлтых лепестков.
Исследователи решили выяснить, что же стало причиной произошедшего. Генетик Энрико Коэн (Enrico Coen) и профессор Ричард Эббот (Richard Abbott) использовали последовательности генов львиного зева (Antirrhinum), чтобы отыскать возможных "виновников" у крестовников.
Так были обнаружены Ray1 и Ray2 – гены, "подозреваемые" в развитие язычковых цветков. В ходе дальнейших исследований (в частности сравнения геномов видов) их роль была подтверждена. Они действительно вошли в ДНК новых растений в процессе гибридизации.
Теперь учёные говорят об очень редком документированном примере полезного генетического приобретения, который может подорвать устоявшееся представление о том, что высшие организмы в ходе эволюции полагаются лишь на свои собственные гены.
В чём же выгода от полученного? Коэн считает, что эти гены подарили новичкам определённое преимущество. Обычно крестовники самоопыляются, однако благодаря язычковым цветкам они могут скрещиваться с растениями-соседями. Таким образом увеличивается разнообразие получающихся семян, которые, вероятно, лучше приспособятся к самым разным условиям будущей жизни. Может, именно по этой причине некогда редкий крестовник стал почти вездесущим (сорняком).
Возможен и другой вариант: растение потеряло язычковые цветки в ходе эволюции, а позже вернуло их. Такое предположение может привести к ещё более масштабным выводам. Ведь если это действительно так, получается, что генетические изменения нельзя считать "улицей с односторонним движением".
Эта работа показывает, что "эволюция – это скорее паутина, а не дерево жизни", — говорит Майкл Арнольд (Michael Arnold) из университета Джорджии. Подобный обмен генами ранее наблюдался у микробов, но новый пример можно считать наиболее наглядным, считает он.
www.membrana.ru