Д.А. Медведев: "Мы на собственном опыте за последние десять лет убедились, что сельское хозяйство, вопреки представлениям отдельных экономистов, не является черной дырой"

5 октября 2009 в 09:53
2 октября 2009 г. Президент РФ Д.А. Медведев провел совещание по вопросам развития сельского хозяйства, на котором обсуждались перспективы развития зернового рынка страны, вопросы эффективности аграрной политики государства, предварительные итоги уборочной кампании. Перед началом совещания состоялась рабочая встреча Президента с губернатором Орловской области Александром Козловым, в ходе которой обсуждалась ситуация в сельском хозяйстве и промышленности региона.
На встрече с губернатором Д. Медведев сказал, что "посмотрели сейчас, как идёт сбор урожая. Техника современная, технологии принципиально новые. Так что, в общем, несмотря на то что труд работника сельского хозяйства остаётся всё равно очень тяжёлым, тем не менее всё, что мы делаем сейчас по улучшению качества работы, по дополнительной мотивации аграриев, всё-таки даёт свои результаты.
Каковы сегодня виды на урожай в Орловской области? Что удалось достичь и что будет? Это первое, что я хотел бы от Вас услышать.
И второе – доложите мне по социальной ситуации, прежде всего я имею в виду вопросы занятости, и как Вы их решаете?"
А.Коздов ответил, "что касается агропромышленного комплекса, я должен сказать, что пока, на сегодняшний день, это единственная отрасль, которая движется вперёд. Это абсолютно точно.
Что касается видов на урожай, в этом году урожай неплохой, он был заложен ещё с весны. Мы планируем получить 2 миллиона 500 тысяч тонн зерна, и это абсолютно точно, что после доработки будет 2 миллиона 367 – 2 миллиона 370 тысяч тонн, где-то на 80 тысяч тонн больше, чем в прошлом году. Это то, что касается зерновых.
Кроме зерновых – свекла, соя, рапс; это, особенно свекла, престижные и высокоурожайные культуры, которые всегда возделывались на Орловщине. И я считаю, что для того, чтобы нам добиваться хороших урожаев, мы вынуждены будем пересмотреть вообще всё зерновое производство, вообще всю структуру земледелия. Почему? Потому что сегодня в растениеводстве преобладает зерновое хозяйство, это абсолютно точно. В связи с развитием животноводства нам это тоже нужно, но если мы 2 миллиона 500 тысяч тонн собрали, то для нас нужно, для себя – миллион 300 – миллион 400, а остальное всё мы вынуждены будем продавать. Это тоже хорошо при хорошей конъюнктуре цен".
Д.Медведев: "Ну а хранить-то есть где? Потому что мы с Вами посмотрели современный элеватор; конечно, он производит очень хорошее впечатление, но тем не менее, как я понимаю, всё-таки требуется создание довольно серьёзного объёма элеваторных мощностей для того, чтобы хранить урожай, в том числе и на Орловщине".
А.Козлов: "Да, дело в том, что мы миллион 100 тысяч тонн можем хранить всего при таком объёме, о котором я Вам доложил. В связи с этим, конечно, надо развивать элеваторные мощности. В этом году мы ввели на 200 тонн хранения. В 2010 году 210 запланировано. Но это не решение вопроса, хотя подвижки есть. Старые элеваторные мощности мы модернизируем, стараемся их запустить и запускаем, но есть такие, которые уже не подлежат никакой модернизации, от них никакого проку не будет, это бесполезное вложение денег. И я думаю, что сегодня будет обсуждение на совещании: надо, Дмитрий Анатольевич, всё-таки господдержку по строительству элеваторов – может быть, в виде субсидирования".
Д.Медведев: "Вы имеете в виду субсидирование кредитов или в какой форме господдержку?"
А.Козлов: "Там может быть только субсидирование кредитов или субсидирование на объём собственных средств, вложенных инвесторами".
Д.Медведев: "Давайте так. Я собирался тоже сказать про инфраструктуру и в том числе про наращивание элеваторных мощностей. Вы тоже в своём сообщении об этом скажите, и мы обсудим это. У нас присутствует руководство Министерства, Правительства, которое отвечает за аграрный блок, присутствует Россельхозбанк. Надо подумать просто, каким образом подойти к этой поддержке, особенно в нынешних условиях".
А.Козлов: "Конечно, приоритет – растениеводство, и здесь при нормальной структуре земледелия, при нормальных вложениях средств, а самое главное, минеральных удобрений мы можем получать очень высокий урожай.
Я должен сказать, что в этом году огромную помощь оказало то решение, которое было связано с ценой на горюче-смазочные материалы и под посевную, и под уборочную. Мы, по существу, купили солярку по 11 рублей, это очень повлияло на себестоимость конечного урожая".
Д.Медведев: "Это решение было в марте принято, и оно оказалось, в общем, очень необходимым, особенно в период финансовых затруднений".
А.Козлов: "Даже определяющим. Потому что это была реальная угроза того, что мы не сможем закупить все эти вещи.
И самое главное, год сельскохозяйственный уходит, а мы же должны жить и в будущем году. Мы всё-таки поставили перед собой цель – три миллиона тонн зерна собирать. И Орловщина может это делать, причём без особых усилий, наши земли позволяют, и количество пашни позволяет, и высокопроизводительная современная техника позволяет, причём и наша техника, как Вы сегодня видели. И мы хотим всё-таки выйти на такой уровень, но при этом структуру земледелия надо менять, и мы сейчас уже занимаемся этим делом, потому что те виды, допустим, та же кукуруза на зерно, её надо там, где она растёт, выращивать, потому что она востребована сегодня. А если мы сможем озимый рапс выращивать в тех районах, где он растёт (а у нас есть такие районы: по моим прикидкам, минимум 10–12 районов таких есть; озимый рапс даёт очень высокий урожай, и он очень технологичный и при посадке, и при обработке, и при уборке), на это будем обращать внимание.
И соя, естественно. Вот соя растёт на орловских землях, а наше птицеводство работает на привозном: мы соевый шрот везём из Курска, хотя имеем возможность выращивать сами. Сейчас пошли по этому пути. Мы с 1 октября запускаем после реконструкции птицефабрику и будем обеспечивать свой народ, свою область, прежде всего жителей, хорошим мясом. Пока мы его везём отовсюду, в том числе из Курска, из Липецка".
Д.Медведев: "То есть ваших животноводческих мощностей по переработке не хватает для снабжения Орловщины?"
А.Козлов: "Да, не хватает, потому что плохо работала птицефабрика, прежде всего «Орловская нива». Про «Орловскую ниву» вообще отдельный разговор, её подвели под банкротство, мы её еле спасли. Сейчас спасли, она начинает работать, и думаю, что есть хорошие перспективы. Будем ещё строить, потому что есть инвесторы под строительство птицеводческих комплексов".
Д.Медведев: У Вас богатый опыт управления сельским хозяйством. Я надеюсь, что Вы его приложите здесь, на территории Орловской области.
Открывая совещание, Д. Медведев сказал: "Сегодня у нас с вами очень важное совещание. Мы встречаемся в очень ответственный период жизни российского села, в период сбора урожая. Время горячее и трудное, и как раз самое время поговорить о том, как развивается российский зерновой рынок, и в целом поговорить об эффективности нашей аграрной политики, ну и, конечно, проанализировать предварительные итоги уборочной кампании.
Вы знаете, что этот год был трудным для всех – и для всех отраслей нашей экономики в том числе. Кризис существенным образом ограничил доступ к кредитным ресурсам. Это ударило по всем производителям и по аграриям, к сожалению, в том числе. Был свёрнут целый ряд инвестиционных проектов, возникли проблемы со сбытом, с управлением, рентабельностью. И конечно, на ситуацию в сельском хозяйстве повлияли не самые простые погодные условия, которые были в этом году. Во всяком случае, в сравнении с прошлым годом всё было существенно труднее.
Однако при помощи набора антикризисных мер ситуацию в целом удалось стабилизировать. Объём средств, которые направлены из федерального бюджета на реализацию госпрограммы развития АПК, был в этом году увеличен до 180 миллиардов рублей. Это приблизительно на треть больше, чем в прошлом году, и почти в два раза больше, чем в 2007 году.
Удалось в основном решить и вопросы льготного обеспечения сельхозпроизводителей горюче-смазочными материалами и минеральными удобрениями, сделано это было вовремя, мы только что говорили с губернатором Орловской области Александром Петровичем Козловым. В марте мне докладывало Правительство, 17 марта был подписан специальный меморандум, соглашение, которое зафиксировало цены на ГСМ на уровне 15 января на период с марта по май. В итоге – экономия сельхозпроизводителей, которая была получена от этих фиксированных цен, составила 2,5 миллиарда рублей, в кризисный год это неплохо. В конце мая было подписано соглашение о рекомендуемых скидках на поставки горюче-смазочных материалов и объёмах их поставок на период уборки, там где-то скидка около 10 процентов получилась.
В итоге в целом по стране мы выходим на вполне приличные результаты уборочной кампании – по оценкам экспертов, в районе 90 миллионов тонн зерновых. Напомню, что в прошлом году урожай был очень высокий – 108 миллионов тонн, в позапрошлом – 80 миллионов тонн, около 82. Такой объём позволяет нам перекрыть уровень внутреннего потребления и сохранить, в общем, достаточно приличный экспортный потенциал. Урожай картофеля и овощей предполагается, в общем, не меньше, чем в прошлом году.
Но, конечно, проблемы на этом не заканчиваются, они, как обычно, в нашей стране с этого только и начинаются. Вы знаете, что в нашей стране одной из существенных проблем является сохранение и переработка урожая. Трудностей здесь немало.
Мы только что посмотрели один из современных элеваторов, который создан на территории Орловской области. Конечно, это уже другой уровень. Проблема заключается в том, что таких элеваторов у нас очень мало. Мы прикидывали там на коленке, что называется, сколько нужно их построить. Получилась, в общем, не маленькая цифра: необходимо около 300 штук таких элеваторов по всей территории страны, это инвестиции где-то от полутора до двух миллиардов долларов. Если у нас такой будет объём элеваторных мощностей, тогда мы будем чувствовать себя уверенно. Вот цель, к которой нужно стремиться и которую должны иметь в виду и руководители регионов, и руководители федеральных структур, отвечающие за эту работу.
Что нам мешает? Это названные только что инфраструктурные ограничения – не только элеваторные, конечно. Второе – недостаточное использование возможностей внутреннего потребления, и третье – это технологическое отставание.
Мы сегодня посмотрели, как идёт уборка на современных полях современной техникой – и российской, и совместной, и иностранной – при использовании современных аграрных технологий. Это космос, конечно; у нас так пока, скажем откровенно, не везде, но сегодня это уже не единичные примеры. Это не та ситуация, которая была, скажем, 10 лет назад, когда на новый комбайн сбегалась посмотреть вся область. Это есть везде, но не в тех объёмах, в которых нам бы хотелось.
За последние годы Россия вернула себе статус ведущей зерновой державы и вошла в четверку крупнейших экспортеров зерна наряду с Соединёнными Штатами Америки, Канадой, Евросоюзом. Мы в этом году провели Зерновой форум. Провели успешно, заявили о своих амбициях, немалых, кстати. Напомню эти амбиции. Мы, если я сейчас точно воспроизведу, планируем в течение где-то там восьми- или десятилетнего цикла выйти на общий объём экспортных возможностей в районе 50 миллионов тонн, что, конечно, нас выведет на самые передовые позиции. Для этого у нас есть, несмотря на трудности климата, в общем, все необходимые составляющие, нужно просто придать им ускорение. По прогнозам, в текущем году экспортный потенциал составит около 20 миллионов тонн, а может быть, чуть меньше или чуть больше, нужно посмотреть. Но это, конечно, безусловно, завязано на логистику. Я уже сказал о том, что мощности хранения изношены и недостаточны, мощности транспортировки также недостаточны. Только по Центральному федеральному округу существующие возможности позволяют длительно хранить не более 40 процентов собранного урожая.
Мы вчера, когда я был в Курской губернии, говорили с Александром Николаевичем Михайловым. В прошлом году собрали хороший урожай, в апреле это зерно продали, за него уже деньги заплачены, но оно как лежало, так и лежит на этих элеваторах. Что делать? Куда девать новое зерно? В этом году тоже неплохой урожай.
Инфраструктурные ограничения, таким образом, присутствуют у нас во всей цепочке: от элеваторов до портовых терминалов. По совокупным мощностям портов по перевалке зерна (в настоящий момент они составляют около 20 миллионов тонн) мы должны выйти на уровень экспорта. Я уже назвал позицию, там 50 миллионов тонн, но в ближайшей перспективе это может быть 30–40 миллионов. То есть в ближайшие годы нам предстоит удвоить перевалочные мощности. Сложная задача. Пока основным направлением поставок является черноморское: фактически половину нашего экспорта обеспечивает глубоководный порт Новороссийска, и это, конечно, при том что мы ставим перед собой задачу диверсифицировать экспорт зерна, в том числе в страны АТР (Азиатско-Тихоокеанского региона).
Однако совокупные мощности трёх дальневосточных портов – Находки, Владивостока, Ванино – всего 2 миллиона тонн, это ничего, и там необходимо принимать решения. Нам нужны дополнительные перевалочные мощности и новые элеваторы, о чём я уже сказал, и специализированные транспортные средства, мы должны развивать подъездные пути. И здесь, я надеюсь, свой вклад внесет недавно созданная Объединённая зерновая компания, одна из её задач – развитие инфраструктуры зернового рынка, в том числе с привлечением активов частных инвесторов. Естественно, на государственном финансировании мы всех задач не решим.
Ещё одна проблема – развитие пищевой и перерабатывающей промышленности, здесь пока тоже движение очень слабое. Начинали этим заниматься более активно в период, когда начался национальный проект, но глубокая комплексная переработка сельхозпродукции всё равно отсутствует. И, к сожалению, значительная часть издержек, которые формируются в сегменте переработки и реализации, перекладывается просто на плечи крестьян. Это тормозит развитие хозяйств и вообще сельхозпроизводства. Для того чтобы исправить ситуацию, необходимо стимулировать конкуренцию. Это особенно важно, кстати, и в период кризиса, в нынешней ситуации, и это задача, которая стоит и перед регионами, и перед ведомствами.
Нужно создать современную пищевую и перерабатывающую промышленность, и только в этом случае мы сможем капитальным образом подтянуть проблему занятости. Мы все знаем, сколько людей у нас работает на селе, это, по сути, треть страны, так сложилось исторически. В этом и ряд наших проблем, и определённые преимущества, это определённый, очень серьёзный уклад жизни, я уж не говорю о том, что труд человека, который живёт на селе, очень сложный, особенно в условиях недостаточной механизации, отсталости по целому ряду сегментов. Поэтому вот именно этой задачей мы должны заниматься совместно, тем более что, по экспертным оценкам, на одного работника в сфере сельхозпроизводства приходится десять занятых в переработке и реализации. Это создаёт мультипликативный эффект, как принято говорить, для других людей.
Трудно конкурировать с зарубежными трейдерами, которые имеют доступ к дешёвым кредитным ресурсам. Поэтому кредитование аграрного сектора остается одной из ключевых задач. Я думаю, что сегодня вы скажете и по текущей ситуации, и по тем возможностям, в том числе по системе государственной поддержки, которая по целому ряду направлений должна будет сохраняться.
Ещё одна тема – это информационная оболочка аграрного сектора. Мы только к ней приступаем, но это тем не менее очень важная вещь – внедрение высоких технологий в управленческую и производственную практику. Нам нужна точная информация о состоянии земель, о посевах, об урожае, о ситуации на рынках, о балансе производства и потребления сельхозпродукции.
Отсутствие качественной и оперативной информации создаёт очень серьёзные проблемы, ведёт к убыткам, к снижению конкурентоспособности наших производителей, и мы просто не получаем того, что могли бы получить. Сейчас мы, к сожалению, пользуемся данными, которые получаем от иностранных государств, в том числе и данными космического мониторинга, несмотря на то, что мы крупнейшая космическая страна. Но не следует забывать, что те данные, которые мы получаем из других стран, могут быть разными, и зачастую это данные от наших прямых конкурентов. Поэтому, обладая современными техническими средствами, современными технологиями, мы сможем быстрее и лучше оценивать ситуацию и принимать уже на основе этой оценки верные решения.
И последнее – сегодня мы тоже об этом говорили, когда были в полях, – создание полноценного семенного фонда. Сегодня большую часть его мы закупаем за рубежом. Причины ясны: мы просто до ручки, что называется, довели собственные возможности. Производства сахарной свеклы и кукурузы (сегодня были и на том, и на другом поле) практически полностью зависят от импорта семян. Это позор для нашей страны.
Перед нами стоит важнейшая задача – наладить производство семян всех возделываемых в России сельскохозяйственных культур в размере хотя бы трех четвертей от потребностей. В противном случае мы не сможем гарантировать обеспечение продовольственной безопасности страны уже в самой ближайшей перспективе, я уже не говорю про решение тех амбициозных задач, как поставка существенных объёмов по экспорту, получение денег от экспорта продукции сельского хозяйства. Поэтому к этой проблеме необходимо привлечь и научные силы, они у нас ещё остаются, и производственные ресурсы, и, конечно, возможности бизнеса: бизнес должен в эту сферу вложить деньги, и государственные, конечно, возможности.
На совещании выступила Министр сельского хозяйства РФ Е.Б. Скрынник. Она проинформировала, что "в текущем году посевная площадь зерновых составила 48 млн га. По состоянию на 30 сентября, несмотря на неблагоприятные погодные условия, намолочено 88 млн т зерна в бункерном весе. Из регионов хочу отметить работу Краснодарского края, где собран самый высокий среди субъектов урожай — 8 млн тонн зерна или почти 10% от валового сбора по России. Хорошие результаты уборки зерна в Ставропольском крае, где намолочено 6 млн 700 тыс. тонн зерна, Ростовской области — 6 с половиной млн тонн, Республике Татарстан — 4 млн 600 тыс. тонн. Продолжается уборка других культур. Намолочено 627 тыс. тонн кукурузы на зерно. Валовой сбор планируется на уровне 5 млн тонн. По сахарной свекле накопано 9 млн 300 тыс. тонн. Валовой сбор планируется на уровне 24–26 млн тонн. Сбор риса составит 800 тыс. тонн, что выше урожая 2008 года. Продолжается уборка сои. Намолочено 137 тыс. тонн. Урожайность увеличилась с 10 до 13 центнеров с гектара.
По уточненному прогнозу Министерства валовой сбор зерновых в 2009 году составит 90 млн тонн после доработки. Это ниже рекордного урожая прошлого года, но выше среднего показателя за последние 10 лет. Данного объема достаточно для обеспечения внутренних потребностей в объеме 77 млн. тонн и сохранения экспортного потенциала российского зерна.
Рекордный урожай прошлого года и ожидание хорошего урожая в текущем году связаны со значительными мерами поддержки со стороны Правительства. Объем финансирования, направленного в растениеводство из бюджетов всех уровней, в текущем году составил 70 млрд рублей. Это субсидирование процентных ставок, компенсации на минеральные удобрения, снижение цен на горюче-смазочные материалы, единый сельхозналог.
В растениеводстве заложен прочный фундамент для устойчивого развития. Снижение урожая текущего года носит ситуационный, а не системный характер и связано прежде всего с климатическими условиями. Из-за засухи чрезвычайная ситуация была объявлена в 15 субъектах. Пострадали более 8 тысяч хозяйств. Гибель посевов произошла на площади 4 млн 400 тыс. га. Правительством и Министерством были предприняты своевременные меры по поддержке хозяйств в пострадавших регионах: субъектам предоставлена возможность получения беспроцентных бюджетных кредитов,пролонгированы субсидируемые краткосрочные кредиты на 1 и 3 года, предоставлена отсрочка по уплате лизинговых платежей. Министерством проведен анализ баланса ресурсов зерна. Все пострадавшие территории полностью обеспечены продовольственным и фуражным зерном. Министерством совместно с Россельхозакадемией проводятся семинары по системе устойчивого ведения производства на засушливых территориях. И как результат, сев озимых проведен на площади 13 млн 500 тыс. га, что на 3 млн. га больше прошлого года. Прогнозируемая площадь сева — 18 млн. За последние 15 лет это наивысший показатель. Проведение озимого сева укладывается в необходимые агротехнические сроки.
В соответствии с Законом «О развитии сельского хозяйства» государственные закупочные интервенции — это инструмент регулирования рынка для точечного снятия излишков зерна, которое покупается у сельхозтоваропроизводителей по рыночным ценам посредством биржевых торгов. В прошлом году для регулирования рынка было закуплено 8 млн 60 тысяч тонн на сумму 38 млрд. 600 млн рублей. Данный объем зерна продолжает оставаться в государственном интервенционном фонде. Его реализация невозможна из-за низкой ценовой конъюнктуры на внутреннем и мировом рынках. Мы несем серьезные расходы по его хранению. Что касается новых интервенций, то Министерство к ним технически и организационно готово. В марте были объявлены цены на закупку зерна урожая 2009 года в интервенционный фонд. Цены были согласованы с Правительством и соответствовали ценовой конъюнктуре на тот момент. При осуществлении закупок зерна через биржу, цена будет снижаться в процессе торгов. Таким образом, конечная цена закупок буден ниже индикативных цен. Агентом для проведения интервенций является государственная «Объединенная зерновая компания», которая была создана в соответствии с Вашим, Дмитрий Анатольевич, Указом. Объем закупок зерна будет зависеть от дальнейшего развития ситуации на рынке. Планируем приступить к интервенциям в октябре.
Для обеспечения дальнейшего роста продукции растениеводства необходимо повысить обеспеченность сельхозтоваропроизводителей качественными отечественными семенами. Если в производстве зерновых доля импортных семян составляет только 4%, то по ряду других культур, таких как кукуруза, сахарная свекла, овощи, их доля может достигать 90%. Развитие научной и практической селекционной работы в сельском хозяйстве должно стать нашим приоритетом. Необходимо строительство новых заводов по производству семян. Первые шаги в этом направлении сделаны: подписано трехстороннее соглашение по строительству завода по подготовке семян сахарной свеклы в Липецкой области. Планируется реализация аналогичных проектов в ряде других регионов.
В целях повышения урожайности и качества производимого в России зерна, его конкурентоспособности на мировом рынке, а также обеспечения продовольственной безопасности мы приступил к разработке программы по созданию современной системы семеноводства на основе новейших достижений науки и техники. Программа должна обеспечить производство семян всех возделываемых в России культур, в объеме не менее 80% от потребности, что соответствует уровню нашей селекционной независимости.
По итогам последних двух лет мы занимаем третье-четвертое место в мире по поставкам пшеницы и ячменя. В этом сегменте наша доля достигла 14 процентов. По итогам прошлого сельскохозяйственного года экспорт зерна составил 23 млн тонн. Это почти 4 млрд долларов. Прогноз на текущий год — 19-20 млн тонн. Если рассматривать перспективу 10-15 лет, то при введении в оборот дополнительных земель и росте урожайности, мы сможем повысить валовой сбор зерна в России до 120-125 миллионов тонн в год. Это позволит нам обеспечить стабильный экспорт в 40-50 млн. тонн в страны Центральной и Юго-Восточной Азии, Среднего и Ближнего Востока, Южной Европы и Африки. Поставки зерна должны осуществляться «под конечного потребителя» и производиться в соответствии с долгосрочными контрактами. Для решения этой задачи нам необходимо провести модернизацию действующей инфраструктуры по хранению и транспортировке зерна, а также ввести новые мощности для его экспорта через Черноморский и Дальневосточный регионы.
В настоящее время Министерство разрабатывает Программу развития инфраструктуры зернового рынка, предусматривающую комплекс мер: стимулирование предпринимательской инициативы по строительству современных энергоэффективных элеваторов; расширение экспортной инфраструктуры и строительство портовых элеваторов в Южном и Дальневосточном федеральных округах. При этом мы будем максимально использовать потенциал «Объединенной зерновой компании». На текущем этапе проект программы носит немонетарный характер. Активная фаза ее реализации может начаться в 2011-2012 годах.
Решение поставленных задач невозможно без качественного информационного обмена между всеми участниками агропродовольственного рынка. Для этих целей, в рамках Государственной программы, Министерство создает систему государственного информационного обеспечения сельского хозяйства. Новая модель позволит структурировать отрасль в едином информационном поле:
— Министерство сельского хозяйства с помощью системы будем выполнять задачи по мониторингу и анализу внутреннего и мирового рынка основных видов сельхозпродукции, контролировать эффективность использования бюджетных средств, составлять прогнозы развития агропромышленного комплекса страны.
— субъекты Российской Федерации смогут осуществлять оперативный мониторинг наличия ресурсов продукции на предприятиях региона, получать оперативную информацию о потребностях рынка, использовать инструменты для прогнозирования и контроля исполнения продовольственного баланса субъекта, мониторинга проектов и программ развития.
— сельхозтоваропроизводители получат доступ к оперативной информации о конъюнктуре регионального, российского и международного рынков продовольствия, смогут получать метеорологические по региону, нормативно-правовую информацию, данные о государственных и региональных программах.
Важной составляющей системы станет возможность прогноза на урожай уже в начале года, а не в момент начала уборочной, как это происходит сейчас.
Внедрение системы позволит повысить эффективность регулирования АПК и обеспечит возможность для принятия корректных управленческих решений на федеральном, региональном и корпоративном уровнях. Аналогичная система уже функционирует в Москве и доказала свою эффективность.
В настоящее время приоритетными являются три направления повышения эффективности:
1. Рыночная эффективность, то есть производство сельхозпродукции в тех объемах, по тем ценам и того качества, которые востребованы на внутреннем и международном рынках.
Именно для этого созданы региональные прогнозные балансы производства и потребления основных видов сельскохозяйственной продукции, с учетом биоклиматического потенциала субъектов и их роли на продовольственном рынке страны.
2. Бюджетная эффективность.
— Внедрены критерии оценки эффективности использования бюджетных средств,
— Создан общероссийский реестр сельхозтоваропроизводителей, получающих бюджетную поддержку,
— Введена форма обязательной отчетности субъектов по всем базовым показателям Государственной программы — в виде подготовки и защиты «паспорта региона».
3. Инфраструктурная эффективность. Развитие инфраструктуры аграрного рынка должно создать предпосылки для устойчивого функционирования отрасли и повышения конкурентоспособности российской продукции на внутреннем и мировом рынках.
Все перечисленные меры обеспечат дальнейшую позитивную динамику развития сельского хозяйства".
Подводя итоги совещания Д. Медведев сказал, что "я считаю его полезным именно потому, что периодически Президент должен слушать и доклады Правительства о работе в сельском хозяйстве, и отчёты губернаторов на эту тему. Это важнейшая сфера нашей жизни, несмотря на то, что все решения в целом принимаются, корректировки всё равно необходимы.
По итогам сегодняшней работы я дам целый набор поручений в рамках инфраструктурных проблем, в частности по элеваторам и возможности субсидирования кредитной ставки в этой сфере. Надо будет также посмотреть на юридические проблемы, о которых я сказал, подготовить закон об изъятии неиспользуемых сельскохозяйственных земель или об увеличении ставок налогообложения по таким землям. В течение месяца, а может быть, и в более длительной перспективе посмотреть на проблему с паями.
По кредитам нужно продолжить ту работу, которая велась. В целом, то, что было сказано Юрием Владимировичем [Ю.В.Трушин, председатель правления ОАО «Россельхозбанк»], – это нормальная информация. Надеюсь, что кредитная ставка будет и дальше снижаться. Во всяком случае ставка рефинансирования находится у нас сейчас на исторически самом низком уровне за последнее время. Правда, это полностью не конвертируется в реальную кредитную ставку, которая используется банками.
Особенно важна и сложна проблема длинных денег. Это проблема для всей экономики, а не только для сельского хозяйства. Её придется решать и за счёт внутренних ресурсов, потому что длинные деньги остаются мировой проблемой. Но рынок всё равно начинает дышать. Надеюсь, что здесь тоже будут какие-то подвижки.
Мы должны думать о том, чтобы использовать новые нестандартные формы кредитования, развивать кредитное поле, мотивировать не только крупные и государственные банки, но и средние, особенно частные банки – на работу в аграрном секторе. Думаю, что такого рода поручение Центральному банку неплохо было бы подготовить, потому что в настоящий момент здесь такая очень общая ситуация: требования одни и те же, а условия работы в аграрном секторе и в других местах разные. Необходимо создавать дополнительные стимулы для банков, чтобы они не чувствовали себя незащищёнными, когда приходят в деревню. Это улучшит и проблему кредитования НИОКРов, уж не знаю как там насчёт кредитования под гудвил, как было сказано нашими коллегами. Это сложная тема, потому что у нас нет пока критериев, как считать этот гудвил. Очень часто под этим скрывается просто жульничество, и из-за этого банки боятся принимать соответствующие виды обеспечения. Но это не значит, что этим не нужно заниматься: надо думать о будущем.
По поводу специалистов, которых готовят наши вузы. Здесь, действительно, была дана очень пессимистичная оценка. Думаю, что это, что называется, наболело у Олега Петровича [О.Королёва – губернатора Липецкой области]. Есть, конечно, проблемы с подготовкой специалистов, нужно работать над качеством знаний наших выпускников, самим сельскохозяйственным вузам перестраиваться на современную схему работы. Но это не значит, что нужно зачеркнуть всё, что было сделано раньше, просто нужно готовить современных специалистов, это очевидно. Чтобы они были знакомы с современной техникой, проходили стажировки в других странах, чтобы у них было представление о современных кредитных институтах, о формах организации финансирования. Вот этих знаний пока явно не хватает.
Я обязательно дам поручения и по другим темам, которые звучали. Здесь наши коллеги говорили о том, что часть проблем, которые существуют сегодня в аграрной сфере, – это проблемы, связанные с нашими успехами. Это так. Но с другой стороны – я бы всё равно не предавался иллюзиям по поводу того, где мы находимся. Все мы помним советские годы, многие коллеги здесь апеллировали к ним. Конечно, если сравнивать с тем периодом, то мы уже находимся на передовом рубеже. Я, по понятным причинам, не занимался аграрными вопросами в студенческие годы и после окончания университета, но я помню, как выглядело наше аграрное хозяйство на Северо-Западе. Даже тогда, в советский период, волосы дыбом вставали, просто страшно было. Если сравнить с тем, что есть сейчас – с развитостью институтов кредитования, с формами организации работы, с тем, как выглядят поля, с новыми комплексами, с техникой, то это, конечно, небо и земля. Но это не повод, чтобы восхищаться собой. Мы ещё всё равно находимся только в самом начале пути. Для того чтобы наступило отрезвление, достаточно разок съездить в передовые аграрные государства, чтобы понять, что у нас ещё огромное количество проблем.
Но с другой стороны, мы на собственном опыте за последние десять лет убедились, что сельское хозяйство, вопреки представлениям отдельных экономистов, не является чёрной дырой, которая только высасывает деньги, ничего не приносит государству и является таким ярмом на шее экономики, от которого можно избавиться, и все продукты покупать за границей. Теперь у нас об этом совершенно иные представления. Мы понимаем, что это способ жизни трети населения нашей страны. Это вполне современная и конкурентная сфера, которая в кризис показала, чего она стоит. Что бы ни происходило с другими отраслями промышленности, люди всё равно будут испытывать потребность в пище. Значит, этот бизнес будет всегда. А вот другой бизнес – неизвестно, сохранится через 20–30 лет или нет.
У нас есть огромные возможности для того, чтобы превратить наше сельское хозяйство в одно из самых передовых в мире. Для этого нужно три вещи. Думаю, что здесь присутствующие со мной согласятся. Во-первых, это новые технологии в самом широком смысле этого слова – техника и новые технологии, которые должны внедряться везде – начиная от личного подсобного хозяйства и заканчивая крупнейшими агрохолдингами, которые и так этим занимаются. Во-вторых, это должна быть работа над экономикой отрасли, работа над экономикой компаний. Проще говоря, работа с издержками, которые у нас ещё очень высокие. И, в-третьих, это помощь государства. Аграрный сектор нигде не живет без помощи государства включая создание новых правовых и экономических механизмов. И вот это уже задача для всех присутствующих, я имею в виду руководство федеральных структур и руководство регионов. Давайте все вместе этим будем заниматься.

В ходе поездки по Орловской области Д.Медведев ознакомился с работой агропромышленного комплекса региона: посетил элеватор в селе Дубовик, осмотрел выставку сельскохозяйственной техники, а также ознакомился с тем, как идёт уборка, в частности, кукурузы и сахарной свёклы. Глава государства также посетил Парк Победы в городе Малоархангельск, где возложил цветы к Вечному огню и встретился с жителями города.
news.kremlin.ru, www.mcx.ru 
Опубликовано:

В ленту раздела Архив новостей | Обсудить тему на форуме
Рейтинг: 0 Голосов: 0 647 просмотров

Популярное



Комментарии (0)