В пресс-центре "Российской газеты" состоялся "круглый стол" на тему: "Биотопливо - панацея или угроза XXI века?".В работе "круглого стола" приняли участие: директор института биохимической физики РАН, член-кор. РАН С. Варфоломеев; президент Российского Зернового Союза А. Злочевский; председатель совета директоров Национальной Биотопливной Ассоциации Р. Василов; генеральный директор аналитического центра "СовЭкон" А. Сизов; д.т.н., проф. МГТУ им. Н.Э. Баумана В. Марков; зав. отделом автомобильных и авиационных бензинов Всероссийского научно-исследовательского института по переработке нефти В. Емельянов; генеральный директор Ассоциации "Аспект" Л. Трусов; академик РАН, заведующий лабораторией Института общей неорганической химии имени Курнакова И. Моисеев; советник по корпоративным вопросам и коммуникациям компании SHELL А. Рущаков; вице-президент Национальной Биотопливной Ассоциации С. Головина.
В ходе "круглого стола" были рассмотрены вопросы:
- производство биотоплива и продовольственный кризис - насколько реальна связь этих процессов;
- альтернативная энергетика и экология - тенденции XXI века;
- есть ли альтернатива для владельцев старых автомобилей при тотальном переходе на биотопливо;
- готова ли Россия накормить весь мир и создать свой собственный биотопливный рынок.
Биотопливо панацея или угроза XXI века? По словам Ильи Моисеева, и не то, и не другое. "Это не панацея. Я полагаю, что это полиатив - промежуточное решение, которым будут пользоваться люди до тех пор, пока не создадут технологии, напрямую использующие солнечный свет и не ядерную энергию. Вот это будет панацея. После этого кончатся споры о биотопливе", - считает академик.
По его мнению, "топливная" проблема - это глобальная проблема. Проблема, которая реально нависла над планетой. Так или иначе, сжигая ископаемое топливо, мы производим углекислый газ, тем самым, изменяя климат на земле. Это реальность.
"Уже сегодня говорят о том, что Мировой океан, поглощая слишком много углекислоты, меняет условия для существования флоры и фауны населяющей Мировой океан. Значит, человечество должно задуматься. Значит, оно должно брать такое сырье, которое, с одной стороны, поглощает на свое производство углекислоту, а с другой стороны, балансирует эту углекислоту при своем превращении в процессах, которые ведут к производству энергии", - говорит И. Моисеев.
По его словам, глобальная проблема - разная мотивация у разных стран. "У России вперед выходит социальный аспект и проблемы занятости и обеспечения тружеников сельского хозяйства, - отмечает И. Моисеев. - У стран, потребляющих нефть иная мотивация. Они хотят заместить свою нефть топливом, которое растет у них под ногами. Разная мотивация и разные решения. У России будут одни решения, у Америки и Бразилии будут другие решения. И даже в той же полосе, в которой находится Россия, у Германии и Голландии будут решения, отличающиеся от российских. Разная культура, разная подготовленность к решению проблемы", - считает И. Моисеев.
"Фирма Шелл - чемпион в производстве жидких углеводородов из газифицированной биомассы. Процесс, который был открыт в 1923 году Фишером и Тропшем, освоен и доведен до высокого уровня совершенствования Шелл. Шелл уже сегодня готово использовать солому, опилки, стружки в качестве сырья для производства топлива, - заметил академик. - Далее я бы назвал фирму Хорент в Германии. Они будут использовать лигноцеллюлозное сырье через Фишера-Тропша".
По словам И. Моисеева, в России будут получать биоэтанол тогда, когда научатся методом теплового взрыва разрушать, мацерировать (вымачивать растительные и животные ткани) клетки лигноцеллюлозного сырья.
Что касается больших городов - это огромные пищекомбинаты, которые потребляют большое количество биомассы. Например, картофель. Этот продукт используется для снабжения Макдональдса и других пунктов общественного питания. А куда очистки?
"Очистки должны быть подвергнуты ферментации, так, как это делается, кстати говоря, в Голландии, - замечает И. Моисеев. - Там есть регионы, которые производят картофель и снабжают все свои магазины и фирмы общественного питания этим сырьем".
"Теперь - логистика. Это новое слово, которое будет решающим образом влиять на выбор способа переработки биомассы. Например, собрать с поля снопы соломы, перевести их - это перевозка воздуха. Потом превратить в жидкое топливо, а это стоит дорого. И тут нужно подумать о том, каким образом это сделать. Может быть, сразу на поле превратить эти снопы во что-то более транспортабельное. Может быть, растворить это в чем-то.
Опять же, барда - это не только корм для скота. Существует способ переработки барды с производством компонентов, которые могут быть превращены в энергию путем сжигания и компонентов, которые нужны для сельского хозяйства. В конечном счете, все будет определяться экономикой", - считает академик И. Моисеев.
Итак, главный ориентир России - не пищевое сырье, а отходы пищевой, лесоперерабатывающей промышленности.
И. Моисеев считает, что биотопливо - важная область активности человека, которую Россия не должна упустить.
"Однажды мы уже сделали ошибку. Перед разрушением Советского Союза химическая промышленность, являющаяся одной из мощнейших энергопотребляющих отраслей индустрии, "съедала" 15% всей производимой энергии. В это время на Западе потреблялось не больше 6-7%, - сказал И. Моисеев. - Дело в том, что когда в 73-м году разразился энергетический кризис, возникла угроза снабжения развитых стран нефтяным топливом. В этих странах началась кропотливая каждодневная работа по совершенствованию технологических установок по снижению энергопотребления, энергозатрат. Этот процесс продолжается и сегодня".
Как считает академик, "если мы будем и дальше думать, что у нас все в порядке и нам ничего не надо, что мы и так обойдемся, и, что мы можем игнорировать глобальное течение событий, то мы окажемся опять в конце всего мира".
hwww.idk.ru