Жизнь в энергетической империи не предполагает возможности пользоваться сравнительно дешевой энергией. Так, по крайней мере, стало казаться после заседания правительства, состоявшегося на прошлой неделе. Министры решили, что положительные изменения в энергетике возможны, если отрасль реформировать - провести либерализацию рынка и «совершенствовать ценообразование». Речь идет, очевидно, о росте цен на газ, нефтепродукты и электричество.

Как сообщает Интернет-портал Правительства Российской Федерации, открывая заседание кабинета министров, Председатель Правительства РФ М.Фрадков заявил, что резкого повышения цен на электроэнергию и газ для населения произойти не должно. По словам М.Фрадкова, решения, принимаемые по вопросу цен на газ и электроэнергию, не должны повлечь негативных последствий для населения, а также не должны оказать негативное воздействие на экономику в целом, вызвав инфляционные последствия.
Как отметил премьер, цена на газ является одной из составляющих энергетического рынка. Однако параллельно необходимо рассматривать вопрос либерализации рынка, вопросы долгосрочных контрактов, динамики роста цен, либерализации рынка электроэнергетики. «Это вопросы комплексных действий Правительства, отраслей, компаний по выстраиванию рыночных отношений, обеспечению предсказуемости поставок, снятию дефицита, включению других источников энергии в баланс», - сказал М.Фрадков. При этом он подчеркнул, что Правительство рассчитывает также на повышение производительности труда в компаниях РАО «ЕЭС России» и «Газпром», а также на повышение эффективности использования ими средств. По словам М.Фрадкова, «в первую очередь речь идет об инвестиционных проектах, направленных на увеличение объема добычи газа и энергосбережение». Как считает премьер, предпринимаемые Правительством шаги и усилия компаний должны создать целостную систему и минимизировать возможные риски от принятых решений.
М.Фрадков особо отметил, что, рассматривая вопросы обеспечения экономики газом и электроэнергией, Правительство выполняет поручение Президента завершить эту работу именно сегодня. «После заседания я доложу Президенту о принятых решениях», - сказал глава Правительства. Данный вопрос он назвал «важным, долгоиграющим, определяющим на среднесрочную перспективу конкурентоспособность российской экономики».
Подводя итоги обсуждения этого вопроса на заседании Правительства, М.Фрадков заявил: «Я с коллегиальным решением выхожу к Президенту». По словам М.Фрадкова, одобренные Правительством меры позволят избежать энергодефицита и обеспечить устойчивое развитие энергетики и удовлетворение спроса на энергию и газ внутри страны.
По окончании заседания кабинета министров глава Минпромэнерго В.Христенко заявил, цены на электроэнергию и газ для населения в 2007-2009 годы будут расти в пределах, предусмотренных прогнозом социально-экономического развития РФ на эти годы. Утвержденный Правительством прогноз предусматривает повышение цен на газ на 15 процентов в 2007 году, 14 процентов - в 2008 году, 13 процентов - в 2009 году; цены на электроэнергию - на 10 процентов, 9 процентов и 8 процентов соответственно. Министр добавил, что цены для населения и по истечении этого трехлетнего периода будут оставаться регулируемыми и будут устанавливаться федеральными органами исполнительной власти.
Если отбросить в сторону всевозможные успокоительные фигуры речи, то ситуация выглядит следующим образом. Россия едва попыталась занять в мире место всеобщего поставщика энергии, и сразу же выяснилось, что сил для дальнейшего движения в этом направлении не хватает. Созданные в СССР мощности для производства и транспортировки газа, нефти, электричества не так велики, как хотелось бы. А, кроме того, изрядно изношены, поскольку в «новой России» система распределения прибавочной стоимости не предполагает масштабных вложений в реконструкцию производства.
Как не предполагает и серьезных вложений в разведку и освоение новых месторождений, широкое строительство крупных электростанций и создание локальных источников электроэнергии для удаленных производств и населенных пунктов.
Подъем цен на энергию переложит финансовую ответственность за эти проблемы на плечи бизнесов, не задействованных в производстве энергии, а также на плечи широких слоев населения.
Как это решение отразится на сельском хозяйстве и сельской жизни? Скорее всего, самым скверным образом.
Начнем с бензина и солярки. Запасы нефти на Планете не безграничны и рано или поздно подойдут к концу. По прогнозам, в обозримом будущем резкого падения цен на нефть не предвидится. Внутренние цены на моторное топливо достаточно высоки, а рост цен на газ и электричество подбросят их еще выше.
Компенсации для села, за которые борется Минсельхоз и против которых выступает Минфин, - это тактическое, временное решение проблемы. Стратегически же без использования альтернативных источников энергии проблему дороговизны нефтепродуктов решить невозможно. Выход есть только один: агропромышленный комплекс должен из потребителя топлива превратиться в его производителя.
Мы начали говорить о необходимости развивать в России производство биодизеля и топливного спирта еще в то время, когда эта тема сильно отдавала бразильской экзотикой. С тех пор ситуация изменилась: в мире темпы роста производства биотоплива в сельском хозяйстве таковы, что оказывают влияние уже и на продовольственный рынок - ресурсы стремительно перераспределяются. Развитые страны дали серьезные заказы своим агропромышленным комплексам.
В России на государственном уроне ровным счетом ничего не сделано для того, чтобы превратить село в производителя энергии. С маниакальным упорством на самых высоких этажах власти не замечают революции в энергетике, которая происходит на Земле. Полагая, видимо, что с российскими запасами ископаемых углеводородов спешить некуда.
Что тут скажешь? Конечно, формула «у нас все впереди» звучит лучше, чем «мы позади всего». Но в данном случае верно второе утверждение.
Газ рассматривался как альтернатива нефтепродуктам на рынке топлива. Но повышение цены на него поставит крест на всех работах в этом направлении.
Разговоры о превращении газификации сельской местности в еще один национальный проект вкупе с повышением цен на газ выглядят странно. Небогатым сельским жителям неоткуда взять деньги на оплату подключения газа уже сейчас. А после повышения цен нечем будет платить и за ежемесячный расход «голубого топлива».
Мы все прекрасно знаем, что около половины продовольствия у нас в стране производят личные подсобные хозяйства. Газификация сельского дома - это не только создание более комфортных условий для живущих в нем людей. Это еще и ресурс для расширения производства. Но только в случае, если газ дешев.
С электричеством все еще жестче. Во многих регионах единственным выгодным делом в сельском хозяйстве остается производство молока. Причем качественного молока - оно дороже.
А произвести его можно только на механизированной ферме - навозоудаление с электрическим приводом, дойка, молокопроводы, охладители... Вполне возможно, что темпы повышения цен на электроэнергию, явно рассчитанные только исходя из потребностей РАО ЕЭС, разрушат систему цивилизованного производства молока в стране. Отбросят эту отрасль в доисторический период - к подойникам, цедилкам и крайне высокой бакобсемененности.
Конечно, животноводство - источник навоза. Который сам бог велел превращать в энергию. Но без участия государства, без колоссальных инвестиций эта отрасль энергетики не разовьется никогда. Так же, как и производство любого другого альтернативного топлива.
Что по этому поводу думает государство? Полгода назад министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, отвечая на вопрос о перспективах сельскохозяйственной энергетики, сказал: «Мы готовим сюрприз». Но, совершенно очевидно, что на уровне Минсельхоза невозможно осуществить переход к новой энергетической политике.
А на более высоких уровнях власти у нас, видимо, готовили другой сюрприз - безальтернативное повышение цен.
Конечно, по теории, сельскохозяйственные производители должны будут в ответ на рост цен на ресурсы просто поднять цены на продовольствие. Но существуют по меньшей мере три препятствия на пути превращения этой теории в практику.
Во-первых, сельскохозяйственная продукция за редким исключением - скоропортящаяся. В отличие от бензина. Значит, ее нужно или реализовывать, или останавливать производство. При повышении цен на рынке образуется затор, который приведет к разорению части предприятий.
Во-вторых, покупательная способность населения в России достаточно низкая, и на рост цен на еду оно ответит отказом от приобретения части продуктов. Которые невозможно продать за рубеж, поскольку там либо в избытке свое продовольствие, либо в недостатке деньги.
В-третьих, и сейчас, и, тем более, после вступления России в ВТО, наш сельхозпроизводитель будет испытывать на рынке давление со стороны аграриев тех стран, где свое сельское хозяйство дотируют. А в ряде случаев - дотируют и экспорт.
Такую конкуренцию не сможет выдержать никто.
Если правительство хочет повышать цены на энергию, пусть платит прямые дотации сельскому хозяйству в том объеме, в котором не запрещает ВТО. Или хотя бы в 10 раз больше, чем сейчас.
Но платить дотации правительство не хочет.
И продовольствие, и электричество, и газ - социально значимые, политические товары. Почему в ущерб одной отрасли должны подниматься другие?
В голову приходит только один рациональный ответ. В торговле газом и торговле электричеством у государства есть большая доля. А в торговле продовольствием - нет. И правительство ведет себя, как заправский бизнесмен: освобождается от непрофильных активов и максимизирует прибыль. Которую, к слову сказать, вывозит за рубеж в виде стабилизационного фонда.
Все бы ничего, но между государством и бизнесом есть существенная разница. Из корпорации часть работников можно уволить. А четверть населения страны, проживающую в сельской местности, из России не уволишь.
Поэтому рискну предположить, что еще озимая рожь не успеет заколоситься, а правительство - в нынешнем или в измененном составе - уже будет вновь рассматривать «энергетический вопрос». Уже не только с точки зрения повышения цен.
Потому что простое увеличение тарифов как раз и не позволяет «рассчитывать на повышение производительности труда в компаниях РАО «ЕЭС России» и «Газпром», а также на повышение эффективности использования ими средств».
М. Чкаников «Крестьянские ведомости», www.agronews.ru