Похоже, что власти предержащие начинают в полной мере осознавать, что им без сельчан сегодня никак не прожить. Потому как импортное продовольствие уже многим стало не по карману. Самые же предприимчивые сельчане, которые уже привыкли обходиться без господдержки, не особо надеясь на манну небесную, пытаются своими силами и средствами развивать бизнес. Естественно, по собственному плану и разумению. И, надо сказать, у многих это получается неплохо.Корреспондент «Крестьянских ведомостей» побывал в Гафурийском районе Башкортостана, где встретился и поговорил о делах насущных с теми, кого по праву можно назвать народными кормильцами.
Геннадий Тахтаров очень не любит, когда его начинают величать фермером.
- Не люблю я это заграничное слово. Уж лучше бы просто называли – труженик сельского хозяйства. Глянь на меня, я похож на фермера?
Действительно, оглядываю Геннадия Михайловича, по западным меркам он не «тянет» на фермерское звание. Обычный российский работяга – фуфайка, вязаная шапка на голове и огромные сапоги, потому как весенняя грязь на его базе повсюду вылезла.
Сердит Геннадий был оттого, что работы перед посевной по горло, а трактористы на работу не явились. Деньги получили, и в загул…
Ну, Бог с ними, с гуляками, с ними Геннадий разберется. А вот как быть с проблемами, которые волнуют нашего «труженика сельского хозяйства»?
Послушаем, что говорит Геннадий Тахтаров об агропроме, своей жизни и кризисе.
- У меня сегодня 500 гектаров в аренде. Засеваю я их зерновыми, овощами, сахарной свеклой. В общем, всего помаленьку, чтобы в случае неурожая выкарабкаться и не попасть в банкроты.
Пшеница в прошлом году у меня нормальная уродилась. Взял по 25 центнеров с гектара. И вот как пшеничкой распорядился, смотри. Часть зерна – 100 тонн - поменял на технику. 50 тонн отвесил «Башагропродукту» за весенний кредит в 200 тысяч рублей. 50 тонн продал народу, что скот держат. По 300 рублей за мешок. Вот и все зерно ушло.
Овощи продавал в бюджетные организации района, в детские сады, школы, в общепит, много отвез на Раевский консервный завод на переработку, но они до сей поры со мной не рассчитались.
Всех доходов моих хватило на погашение кредита в 500 тысяч рублей, да на покупку удобрений и солярки к нынешней посевной. А средств на расширение, укрепление базы? Их как не было, так и нет.
- А что субсидии, компенсации, вы ведь ими пользуетесь?
- Понимаешь, это, конечно, хорошо, что государство обратило наконец-то внимание на село, хотя, считаю, слишком поздно в Москве спохватились. Насчет же субсидий и прочих компенсаций сельхозпроизводителям, то у меня сложилось собственное мнение, отличное от общепринятого.
Лично я считаю, что это все - подачки, за которыми, к тому же, надо бегать, которые надо просить, за которые надо отчитываться. И чтобы тебе потом еще тыкали: ай - ай – ай, неблагодарный! Государство тебе помогает, а ты нос от него воротишь...
Если честно, то у меня такое предложение властям: не нужны сельчанам никакие компенсации! Дайте достойную, стабильную цену за зерно, за овощи, за свеклу, мясо, молоко, и мы сами сможем покрыть все свои расходы. Если бы государство сразу с осени закупило бы у меня весь урожай зерна по 5 тысяч рублей за тонну, то я бы не носился с ним по деревням, и этих денег мне вполне хватило.
Кризис уже показал, как рынок «саморегулируется». Цены на зерно упали, и у многих сельхозпредприятий рухнули все планы, многие теперь не могут погасить кредиты, взятые на развитие производства.
Сделайте мне рынок такой, чтобы я мог без проблем, быстро и по хорошей цене продать выращенное, и спокойно заниматься своим делом! Вот чего надо каждому сельчанину!
Кстати говоря, о своей семье Геннадий почти ничего не сказал, заметив только вскользь, что жена его в сельсовете «пенсию себе высиживает», не надеясь на фермерское хозяйство. Один из сыновей в армии служит, а сын и дочь в Уфе учатся, и, судя по всему, работать на земле не собираются.
Да, еще, за учебу детей платит отец, и это выливается, по году, в кругленькую сумму…
Агрофирма с громким названием - «Родина», в Гафурийском районе считается самой передовой и благополучной. С первого взгляда может показаться, что проблем в этом хозяйстве, когда – то принадлежавшем нефтяникам, просто быть не может. «Родина» ежедневно выдает «на гора» молоко, мясо, птицу, яйцо. Сама печет хлеб из своей муки, макароны делает, выпускает колбасу, пельмени из своего же мяса. Коптит гусей и кур, обеспечивает молодняком птицы население не только своего, но и соседних районов…
Объемы производства исчисляются десятками миллионов рублей. Ну, чем не кормильцы народные?! Однако директор агрофирмы Рафкат Файзуллин не столь оптимистичен.
- Видел, сколько продовольствия мы производим? Да с такими масштабами мы должны как сыр в масле кататься, а я как утром просыпаюсь, так чуть не плачу. Об одном мысли – как с кредитом рассчитаться?! Взял перед кризисом огромные деньги на развитие животноводства, на оборудование и влип: процентную ставку банкиры повысили с 14 до 20 процентов, и стал кредит неподъемным.
Как выяснилось, трудности возникли не только с кредиторами. Если бы агрофирма «Родина» не решилась на смелый шаг, да не взяла бы под свое крыло сразу несколько обанкротившихся хозяйств, то все было бы в порядке. Но, было жалко людей, землю, зарастающую бурьяном, животных, оставшихся без ухода. Так вот и прирастила «Родина» свои сельхозугодия почти до 12 тысяч гектаров, а стадо КРС более чем на 1 тысячу голов.
И, опять же повторюсь, дело не только в том, что «Родина» расширилась многократно. С обанкротившимися хозяйствами вот какая парадоксальная штука случилась. После их присоединения к Файзуллину пришли внешние управляющие и заявили, что он, как «наследник» имущества предприятий – банкротов, должен… выкупить у них всю оставшуюся в хозяйствах технику, недвижимость и так далее.
Понятно, что глупость это, бессмыслица и несправедливость страшная, но ведь так предписывает Закон. Спрашивается, зачем тогда «Родине» поднимать бывшие лопнувшие колхозы? Чтобы за это еще и деньги платить?!
Поистине, в нашем государстве столько понастряпано законов, инструкций и постановлений, что легче ничего не делать, и тогда не будет никаких проблем. Неужели нельзя принять решение, что все имущество банкротов автоматически и бесплатно переходит к новому собственнику, в данном случае к «Родине», ведь это не фирма–однодневка, а известное и уважаемое сельхозпредприятие в республике.
- У нас сегодня работает 400 человек, люди из восьми деревень заняты общим делом, а тут такие палки в колеса. Ты вот меня все про кризис пытаешь, а я его не признаю и не вижу, этот кризис. У нас давно в стране другой кризис гуляет. И он называется ленью. Работать надо до седьмого пота, а молодежь трудиться не хочет, и это уже не драма, а трагедия российского крестьянства.
Когда такое было, чтобы агрофирма затоваривалась суточными гусятами, цыплятами? Да у нас с наступлением весны очередь выстраивалась за молодняком птицы! Столько было желающих приобрести для подворья гусят и цыплят. Сегодня я что-то не вижу народа. И это меня, если честно, расстраивает. Жить на селе и не иметь на подворье живность, это, я вам скажу, ненормальное явление.
Сразу оговорюсь, что заявление Рафката Файзуллина насчет лени крестьянской было все-таки чересчур категоричным. Что бы там не говорили плохого о наших сельчанах, но они, в большинстве своем, люди работящие. Другое дело, что народ устал от недооценки результатов своего труда. От явного пренебрежения к себе со стороны государства, а затем и перекупщиков - посредников, спекулянтов, переработчиков и так далее.
Сельчан по-прежнему с издевкой называют «колхозниками», «деревенщиной», даже не пытаясь задуматься, с каким трудом они добывают для нас хлеб насущный, который, как известно, на деревьях не растет.
В Гафурийском районе, который хоть и считается не самым продвинутым в аграрном производстве, потому как значительную часть территории занимают леса, горы и реки, а пашни здесь, всего - ничего, 40 тысяч гектаров, многие коллективные хозяйства уже давно приказали долго жить. Сегодня главными поставщиками продовольствия на рынок являются личные подворья, которые производят до 80 процентов продовольствия.
Автор этих строк побывал в семье Баймухаметовых из села Саитбаба, поглядел на личное подсобное хозяйство молодой, энергичной и полной сил супружеской пары.
Рифат Баймухаметов много чего перепробовал в своей жизни. Работал в колхозе, записывался в фермеры, а потом решил – все, хватит, будем жить своим хозяйством. Жена Миляуша радостно согласилась – вдвоем–то мы горы свернем!
Что сейчас в активе у простой крестьянской семьи? Коровы на подворье, конечно, имеются. Но, ориентируясь на цены, (а закупают молоко до обидного дешево, прошлым летом, например, за литр давали от 5 до 6 рублей), Рифат решил сократить поголовье с шести коров до двух. Не выгодно! Себе в убыток работаешь.
Зато коз молочного направления в хозяйстве теперь более десятка. Они дают ценнейшее молоко, которое Миляуша превращает в кумыс и продает. Заказчиков много, потому как напиток целебный. От всех хворей избавляет.
Кур на подворье не считают, гусей тоже хватает, Рифат уже собирается ехать в агрофирму «Родина», чтобы купить несколько десятков гусят.
Непременный атрибут башкирской семьи – лошадь, пчелиные улья. А еще у Баймухаметовых самая большая теплица в селе. 3 сотки занимает. Дело для семьи новое, но перспективное. Ранние огурцы у Миляуши охотно покупают даже односельчане.
Рифат взял в аренду 14 гектаров земли, на которой выращивает кормовые культуры. Но намерен востребовать у властей свой законный земельный пай. На его семью положено 30 га. Так что земля у Баймухаметовых будет своя, собственная. Кроме земледелия и животноводства Рифат «балуется» лесом, которого в районе преогромное количество. Изготавливает для односельчан ульи, штакетник, да все, что попросят.
Извините, за столь подробное перечисление всего того, что имеется в хозяйстве Баймухаметовых. Я сделал это намеренно, чтобы читатель осознал, сколько приходится трудиться этой семье. Не на дядю, а на себя!
И каков же баланс получается? Доход не очень велик. От реализации всего выращенного, произведенного семья получает в год до 300 тысяч рублей.
Кто-то опять скажет: ну, для сельской местности это очень хорошо. А я бы возразил: почему мы все привыкли делить – разделять наше общество на город и деревню, считая, что для люда деревенского «сойдет и так»?!
В отличие от многих горожан, испорченных денежным вопросом, Рифат и Миляуша о деньгах, о накоплении капитала как-то не задумываются. У них одни мысли, лишь бы дети росли здоровыми, да на подворье скотинка была сыта, не хворала, не приносила огорчений. А так – все в порядке. Такой семье никакой кризис не страшен.
На снимках: Геннадий Тахтаров: семена у меня хорошие; директор агрофирмы «Родина» Рафкат Файзуллин; Рифат и Миляуша Баймухаметовы на родном подворье; вот такие у нас гуси; ай да кумыс!
В. Газиев, Республика Башкортостан, «Крестьянские ведомости», www.agronews.ru