Рассказы о том, как российские крестьяне в начале ХХ века ездили торговать своим товаром в зарубежные страны, десятки лет воспринимались как сказка. И вот появляются, наконец, дерзкие сельские менеджеры, делающие первые, но не робкие шаги на зарубежном рынке. Как, например, предприниматели из села Ореховка Самарской области, наладившие поставки в Индию нута.Весеннее солнце упорно игнорирует ореховскую землю: уже апрель на дворе, а снег еще не тает ни на полях здешнего колхоза, ни в крестьянских огородах. Но когда природа скупится на тепло и яркие краски, люди сами «раскрашивают» место своего обитания. Еще пару месяцев назад путники узнавали поворот с трассы к селу Ореховка, что в Алексеевском районе Самарской области, по пронзительно голубому православному храму. Но за тусклые зимние месяцы здесь появилась еще одна достопримечательность - офис врача общей практики. Размеры его невелики, но на стены с крышей потрачено столько красной, зеленой и желтой краски, что он тут - как светофор. У него мы и притормозили в поисках офиса местного сельхозкооператива (СПК) имени Кирова. «Это вам колхозная контора, что ли, нужна? Так вон, рукой подать, - неспешно поворачиваясь от открытого капота «Жигулей»’, указывает путь мужик в фуфайке и калошах, и с сомнением добавляет: - Если, конечно, не завязнете в наших колдобинах». Не завязли, проскочили. За 15 лет не завяз в суровой рыночной целине, где на каждой кочке можно было сломать себе шею (разориться, как соседний «Прожектор»), и сам колхоз (теперь СПК) имени Кирова.

«Золотые» паи.

Нынешний председатель сельхозкооператива Вячеслав Ращупкин и главный агроном Сергей Брюхнин убеждены, что выстоять хозяйству удалось потому, что в середине 1990-х не стали, несмотря на соблазны, суетиться. Вот в селе Летникове, где «Прожектор» тоже неслабым колхозом был, сначала делили производство, потом - собственность и докатились до банкротства. А самая большая беда у соседей, как говорит депутат районного собрания представителей Брюхнин, так это лишение их земли. Приехали солидные с виду бизнесмены и уговорили крестьян продать их земельные паи по 1 тыс. руб/га. За 16-17 га земли выдали им предоплату по 5 тыс. рублей, и на этом обещанные «золотые горы» кончились.
От Ореховки (с расположенной рядом Самовольно-Ивановкой) до Летникова - 5 км. И когда в одной деревне кто-то чихнет, в других доброго здоровья желают. Вот и члены СПК имени Кирова, как узнали, что с соседями произошло, так своего председателя - Вячеслава Ращупкина - стали осаждать: «А что с нашими паями? Не пропадут?»
«В Самовольно-Ивановке народ всегда деловой хваткой отличался, там первыми сообразили, что 1 тыс. руб/га колхозного пая - это курам на смех. Люди свои наделы теперь беречь будут, детям в наследство передадут, даром что земля у нас не из богатых. За ними и ореховцы подтянулись: тоже стали стоимость своего пая по-рыночному оценивать», - В. Ращупкин с ходу погружает в эту историю с паями, потому что имеет право гордиться собственной прозорливостью. Пока в «Прожекторе» делили имущество и скот, В. Ращупкин пригласил из Самары юриста и платил ему зарплату, пока тот оформлял права 500 крестьян-пайщиков на владение землей, а потом регистрировал их, как требуется по закону. Так что здешние колхозники благодаря своему председателю - полноправные собственники. Только вот в нынешних экономических обстоятельствах для самого В. Ращупкин это еще одна головная боль. Теперь он обязан брать у пайщиков землю в аренду не под честное слово или за натуральную оплату (кормами), а за живые деньги. В. Ращупкин уже подсчитал: если в 2006 году он за все 15 тыс. га сельхозугодий заплатил 400 тыс. рублей земельного налога, то нынче ему нужно накопить 1,2 млн, чтобы выплатить владельцам земли по 2,2 тыс. рублей за аренду каждого пая.
«А если бы заранее знали, что будете платить за аренду земли своим же крестьянам, взялись бы хлопотать за них, оформлять им паи? Надеетесь на благодарность или как?» - пытаюсь раздразнить В. Ращупкин. Председатель задумывается, на иронию не обращает внимания и отвечает просто: «А куда мне деваться? Я же не Мавроди какой-нибудь, живу здесь же, вон за речкой! Хотите, покажу свое личное председательское хозяйство?» Ну разве откажешься поглядеть, как живет деревенский топ-менеджер?!

«Капитал» мычит и хрюкает.

За речкой - значит в Самовольно-Ивановке. Сколько в России Ивановок - больших и малых? Наверное, тысяча, не меньше. А вот с добавкой «Самовольно» больше нет нигде. Гордятся этим эксклюзивом и ивановцы, и независтливые ореховцы. И легенда этимологическая тоже хороша - о смелых непокорных русичах, которые наперекор врагам осели не в голой степи, а на берегу речки Каралык.
Председательскую усадьбу в Самовольно-Ивановке найти легко - но не потому, что выделяется она новенькими хоромами. Просто в деревне практически одна улица (на 4 км вытянулась, как городской проспект). И у дома В. Ращупкин своя примета - старенький грузовик на приколе у ворот. «За 2 тыс. купил: то сено надо с огорода подвезти, то матери корм для кур подбросить», - на ходу объясняет В. Ращупкин. Лет ему - 46, в вельветовом костюме спортивного стиля и пуловере (без галстука) он органично смотрится и на деловом заседании где-нибудь в областном минсельхозе, и в банке как клиент - юридическое лицо, и даже в бывшем правлении колхоза он - на месте. В собственном дворе, где вокруг дома аллея роз (сейчас, естественно, торчат только колючие стебли), а в гараже стоит Hyundai Accent, В. Ращупкин тоже актуален. Но, пожалуй, на этом адекватность его восприятия и заканчивается.
Дальше он ведет нас, как экскурсовод по Эрмитажу - по маршруту, только ему понятному. У В. Ращупкин он начинается с подсобки, где варится корм скоту. Точнее, в 5 утра В. Ращупкин сам начинает его варить. И не раз в неделю, а каждый день. А уже в 6 часов с женой они потчуют свою живность. Вот она, в профиль и анфас: 3 бычка, 2 годовалые телочки и 4 дойные коровы открывают список обитателей подворья. Далее следуют 20 овец с ягнятами и целое свинское семейство. Для будущей селекции в Поволжском свинокомплексе В. Ращупкин купил свиноматку и хряка породы дюрок (внешне элитность проявляется лишь в рыжем окрасе и супергабаритах), а пока откармливает беспородных поросят, купленных на рынке по 1200 рублей за штуку.
На обход ращупкинского хозяйства ушло не меньше часа. А на уход - ежедневный - какое время требуется? «Утром вдвоем с женой за час управляемся, а вечером еще 2-3 часа нужно. Если, конечно, все бегом делать, - сообщает деревенский управленец и продолжает: - Вчера подсчитал, что с начала 2007 года я из своего подсобного хозяйства продал мяса на 95 тыс. рублей». - «Да вы состоятельнее многих горожан, которые и за год столько не зарабатывают!» - переглядываемся мы с фотокорреспондентом.
Ращупкин усмехается: «Ой, не наступайте на мозоль нашим крестьянам! Это я говорю как председатель СПК. В хозяйстве у нас средняя зарплата у механизатора - 2 тыс. рублей, у доярки – 1 тыс., в овцеводстве – 1,5 тыс. рублей. Но в хозяйстве часть заработной платы выдается зерном или кормами, еще часть фуража можно купить по льготной цене. И за это крестьянин держится. Основной же достаток зависит от того, «как потопал» человек в личном хозяйстве, какой скот вырастил, как смог мясо продать. Мне вот нынче повезло: в Тольятти продал оптом четыре свиные туши по 120 руб/кг. В селе же приезжие скупщики больше 65 руб/кг не дают. А это для крестьянина - караул! У нас ведь не одни экономисты считать умеют: свинину рентабельно выращивать при покупной цене не ниже 80 руб/кг! Даже Лорд это понимает». И В. Ращупкин обращается за подтверждением к лениво потягивающейся лайке, живущей в будке у ограды скотного двора. Лорд уже шестой год служит здесь главным секьюрити и знает все нюансы местной жизни.

Нутная тема.

Такое же, как сейчас, приподнятое и деловое - до сева считанные дни! - настроение было у В. Ращупкин, когда их нут впервые вышел на зарубежный рынок. Эту зернобобовую культуру в колхозе начали выращивать лет 20 назад. Прозорлив же был тогдашний председатель правления хозяйства Николай Шишов! Из Саратовской области, со станции Краснокутская привез пробную партию семян этого нута на корм скоту. Тогда в хозяйстве держали до 12 тыс. голов крупного рогатого скота и до 14 тыс. овец. В то время семена нута сыпали в комбикорма как белковую добавку. Хаос первой половины 1990-х носился, как затяжной ураган, по алексеевским степям и много чего разрушил в деревенской жизни: и колхозного скота стало в разы меньше, и земля без подкормки выдохлась и уже не кормила колхоз, как прежде. У кого-то он разрушил надежду на возрождение крестьянских хозяйств в новом качестве - свободных от указаний из районов, что, когда и сколько сеять или сажать. Потрепал он и романтизм Вячеслава Ращупкина, который тогда еще только в замах ходил у уважаемого председателя колхоза Шишова. Но Ращупкин, видимо, оказался прочнее, закаленнее своих коллег из Летникова, Богдановки, которые не смогли удержать в руках управленческие вожжи. В. Ращупкин - смог. А последние два года продвигает собственную производственную марку «made in Ореховка - Самовольно-Ивановка» на зарубежный рынок.
Первыми кормовой нут оценили местные коровы с овцами, свиньи с лошадьми, а также их хозяева, которые буквально в очередь становились к председателю, чтобы купить этот бараний горох. Но то была розница. А оптом товар у СПК имени Кирова первоначально приобретала местная фирма-посредник, но деньги платила за него невеликие - по 3 тыс. рублей за т. В 2005 году на В. Ращупкина вышли покупатели из Саратова, и здоровая конкуренция повысила цену до 4 тыс., а специалисты из министерства сельского хозяйства Самарской области разыскали в Краснодаре господина Шахира - гражданина Индии и поставщика на родину нута.

Бобовая стратегия.

Индус приехал не на импортном джипе, а на вазовской машине с краснодарскими номерами. В общем, не Радж Капур, по мнению, ореховских знатоков Индии. Но в своей коммерческой страсти к нуту он оказался неподражаем: помчался в складской сарай, где хранится зерно, и прямо там стал бобы и на свет разглядывать, и в руках тереть, и на зуб пробовать. Первый экзамен ореховский нут выдержал успешно и тут же отправился на экспертизу и сертификацию. С такими серьезными документами цена бараньего гороха из Ореховки подскочила до 5-5,5 тыс. руб/т. В тот год В. Ращупкин продал в Индию нута на 1,6 млн рублей, да еще по старым ценам российским потребителям реализовал зерна почти на 1 млн. Всего за 550 т в СПК имени Кирова выручили 2,5 млн рублей. Даже традиционный и ходовой подсолнечник не приносит такого дохода: в прошлом году его продали только на 1 млн.
Первая нутовая экспансия в Индию оказалась вполне успешной. Но дотошный В. Ращупкин выяснил, что между СПК имени Кирова и господином Шахиром затесалась фирма-посредник, берущая за свои услуги по 1 тыс. рублей с проданной тонны. И В. Ращупкин решил работать напрямую с индийским потребителем. Благо сам Шахир каждый месяц напоминает В. Ращупкину звонками: «Ты нут в этом году сеять будешь?»

Готовность №1.

За коротким «да» председателя своему индийскому партнеру - ставка на нут как на перспективную культуру. В 2007 году по площади посевов в СПК он должен догнать подсолнечник. В. Ращупкин в марте уже выезжал в поля: час сева для крестьянина - как для солдата команда «Вперед!». 4 трактора К-700 и 2 «Алтая» готовы к посевной, в мастерской идет ремонт оставшейся техники. Армейская готовность стала возможна потому, что председатель взял в Россельхозбанке кредит в 1,5 млн рублей на ремонт техники. В рамках реализации нацпроекта «Развитие АПК» СПК имени Кирова из федерального и областного бюджетов должны компенсировать 2/3 процентной ставки. И это В. Ращупкина радует. Но вернуть должны в конце финансового года, и пока платить приходится из расчета 17% годовых. С такой нерасторопностью чиновников В. Ращупкин мириться научился: к примеру, до сих пор не получили в Ореховке 140 тыс. рублей, обещанных в виде компенсации за гибель посевов в зимние морозы 2006 года. Приходится председателю выкручиваться самостоятельно: то кредит возьмет, то при необходимости за семенной овес заплатит «желтой валютой» - нутом.
«Если же нынче вся тысяча гектар порадует приличным урожая нута и его удастся продать по цене не ниже прошлогодней, мы, может, даже вздохнем свободнее, перестанем считать копейки», - неожиданно расслабляется В. Ращупкин. Но - только на секунду. Он привык надеяться лишь на себя. И вот теперь еще на нут.
Нут - бараний (турецкий) горох, пузырник, род однолетних и многолетних травянистых растений семейства бобовых. В роде 27 видов. Дикорастущие виды обитают преимущественно в Средней и Малой Азии, Афганистане, Иране, Эфиопии.
Нут культурный - куст высотой 20-70 см. Плод - боб с 1ґ2, реже с 4 угловатыми семенами. 1 тыс. семян весят 200-300 г. Нут любит свет и тепло, засухоустойчив, терпим к солям. В семенах бараньего гороха до 30% белка, до 7% жира, свыше 60% безазотистых экстрактивных веществ, витамин В1. Используются бобы в пищу, для производства кондитерских изделий, макарон, на корм животным. Основные посевы нута культурного - в Индии и Пакистане. Средний урожай зерна в этих странах составляет 4,9-6,5 ц/га, в южных республиках СССР урожайность достигала 8-10 ц/га, наибольшая - 18-20 ц/га. Нут - хороший предшественник для посевов пшеницы и хлопчатника.
Н. Алпатова, «Эксперт - Волга», www.expert.ru