Рост цен на пшеницу, подстегиваемый спекулятивным интересом к биотопливу, ничем не поможет ни фермерам, ни окружающей среде. Британские фермеры, собравшиеся на конференцию в Бирмингеме, наконец-то нашли хоть какой-то повод для улыбки. Благодаря росту спроса на биологические виды топлива цены на пшеницу, которые в течение долгих лет буквально загибались, за последние 12 месяцев вдруг выросли более чем на 50%.Инвесторы начали поговаривать о том, что «мягкие товары» — то есть такая важнейшая фермерская продукция, как кукуруза, пшеница и соя - теперь самые ходовые. По мере того, как дилеры наперегонки стараются конвертировать свои бонусы в недвижимость, стоимость сельскохозяйственных земель — и с постройками и без них — рвется ввысь. Во второй половине 2006 года она выросла в среднем на 18%.
Но, несмотря на всю шумиху, этот товарный бум ничем не улучшит здоровье нации. Да и судьбу большинства фермеров он не облегчит. Хотя принц Чарльз и сетует на то негативное влияние, которое оказывает McDonalds на нормы питания в Великобритании, однако непреодолимый, судя по всему, рост именно товарного сельского хозяйства нанес гораздо больше вреда рациону питания британцев и сельским районам, чем все сети ресторанов быстрого обслуживания вместе взятые.
Товары — это не то же самое, что продукты питания. С точки зрения питательных качеств они зачастую уступают им, а высоко механизированный процесс их производства наносит ущерб окружающей среде и подрывает сельские районы. И прежде чем радоваться неожиданной удаче, выпавшей на долю крупных земледельцев, стоило бы задуматься о том, действительно ли это соответствует национальным интересам.
Люди моего поколения, то есть те, кто родился в период второй мировой войны, выросли на продуктах питания, производимых в основном с помощью естественных почвенных процессов роста, разложения и обновления. Фермеры в то время практически не использовали химических удобрений и опрыскивателей, и если не считать дизельного топлива, которым они заправляли свои трактора, то они мало использовали ископаемые виды топлива. И хотя лишь немногие семьи в нашем муниципальном районе Рединга имели хоть какие-то денежные средства, большинство все же питались продуктами, которые были произведены в соответствии с органическими стандартами или даже превосходили их. Но, конечно, в те дни сроки не имели значения.
Даже импортные продукты питания - а в послевоенные годы таких было предостаточно - производились в соответствии с самыми высокими стандартами. В нашем доме говядина из Аргентины и сливочное масло из Новой Зеландии были основными продуктами. И то и другое производилось на плодородных пастбищах, естественной среде обитания жвачных животных, которые, как известно и сейчас, одаряют продукты животного происхождения целым набором здоровых питательных веществ, таких как жирные кислоты Омега-3, витамин E и тормозящая развитие рака конъюгированная линолевая кислота.
Единственным и довольно сомнительным достижением единой сельскохозяйственной политики ЕС стало превращение фермеров в производителей товаров. Под давлением раздутых цен, предлагаемых Брюсселем, британские фермеры отказались от севооборота и комплексного ведения хозяйства, благодаря которым веками поддерживалось плодородие земель. И буквально целыми толпами они бросились переквалифицироваться в специалистов по выращиванию зерновых, в вопросе урожайности полагаясь исключительно на химические удобрения, производимые с использованием органического топлива.
Если говорить словами индийской писательницы Ванданы Шивы, автора книги «Земная демократия», мы перестали есть пищу и перешли на употребление нефти.
Диктат ЕС вынудил британских фермеров удвоить посевные площади под зерновые культуры и удвоить урожай с этих площадей. Однако это иллюзорный выигрыш в продуктивности. Азотные удобрения, которые они используют, разрушили перегной и выпустили в атмосферу мегатонны оксида азота.
Почва, лишенная перегноя, не способна удерживать влагу, поэтому она склонна к иссушению. Кроме того, такие почвы неустойчивы. На западе графства Сомерсет, где я живу, на протяжении большей части зимы в сильные ливни реки и ручьи окрашиваются в красный цвет. Это верхний слой почвы - гарантия жизни для будущих поколений, и он смывается в море.
Ведя товарное сельское хозяйство, мы занимаемся тем же экологическим вандализмом, за который мы осуждаем бедные страны.
При недостаточном количестве перегноя в почве культуры, растущие на этих землях, неспособны усваивать микроэлементы в достаточном количестве. Это означает, что в зерне, которое сегодня высыпается из бункера зерноуборочных комбайнов, зачастую не хватает важных элементов. Однако с помощью субсидий ЕС и США добиваются того, что этот некондиционный продукт имеется по всему миру в избытке, из-за чего бедные фермеры остаются без работы, и страдает рынок питательной здоровой пищи на Западе.
До появления биологических видов топлива казалось, что здравый смысл вот-вот возобладает в тепличном мире товарного сельского хозяйства. Требующее больших вложений производство зерна не может развиваться без субсидий налогоплательщиков. В Великобритании субсидии до сих пор очень широко применяются, хотя теперь их преподносят под видом отчислений на охрану окружающей среды.
Были все шансы того, что по мере сворачивания руководящими кругами государственной помощи производители сельскохозяйственных товаров постепенно вернутся к настоящему сельскому хозяйству - производству богатых питательными веществами продуктов питания с помощью рациональной методики. Но, как это ни печально, спрос на биотопливо позволил этой гротескной системе организации землепользования воспрянуть духом.
В США цены на кукурузу взлетели на 60%, так как имеющиеся запасы пускают на производство этанола в рамках программы правительства по сокращению зависимости страны от нефти. В Великобритании планируется двадцатикратное увеличение объемов производства биотоплива. Национальный союз фермеров, выискивающий пути поддержки своих членов, занимающихся выращиванием товаров, призывает правительство влить свежие субсидии в новые технологии.
Но использование на это общественных средств означало бы пустую трату денег. Если этанол призван сыграть важную роль в решении мирового энергетического кризиса, то его следует производить из сахарного тростника в тропических районах. Такой способ производства биотоплива намного более эффективен, чем производство его из британской пшеницы или американской кукурузы, если на то пошло.
Если бы британские производители зерновых вернулись к тому, что когда-то им удавалось лучше всего - к производству полноценных продуктов питания, они бы внесли гораздо более серьезный вклад в дело борьбы с изменением климата. Они бы начали возвращать растворенный в атмосфере оксид азота обратно в землю, где тот принес бы гораздо больше пользы для всех нас».

Грэм Харви
Перевела А. Миклашевская, «Коммерсантъ»