О летней поездке с друзьями-парапланеристами в нацпарк "Самарская лука"

По горной дороге, жигулевскому серпантину мы въехали в национальный парк. Из белого воздуха (прощай, легкие!), белых деревьев и белой травы нас встретил белый завод "Богатырь". А белые они все потому все дело в волшебных пузырьках, что занимаются здесь добычей и обработкой известняка, из коего сложены близ села Ширяево Жигулевские горы. Завод "Богатырь" работает с 1987 года, неоднократно менял хозяев и неизменно разрастался, поскольку здешние края обогатят всякого, занявшегося добычей известняка, доломитов и прочих строительных субстратов.


Продефилировав мимо гор щебенки, мы оказались в Ширяево. Исторически это село горноразработчиков, сейчас фактически - модное дачное новорусске место в силу почетности своей истории, достопримечательностей и выгодной природоохранной местности. Ширяево - культовое место для парапланеристов, здесь у них есть собственная горка метров на двести с точкой старта на пологой вершине у большого деревянного креста. Они летят над селом в сторону Волги, и дальше - вдоль нее. На горку забираются пешком, таща парапланы по козьим тропкам, автомобилям туда путь заказан.


За Ширяево - уже территория заповедника, где запрещено даже находиться, не имея специального дозволения. Такие турпутевки нам по знакомству выдали в местной конно-спортивной школе, и по узкой полоске дороги мы поехали к месту разрешенной стоянки, а за нами - среднего размера стадо оводов. Оводы занялись нагретым автомобилем, а мы занялись купанием и разговорами за кружкой чая. Берег Волги тут каменист, и течение стремительно, не слишком-то посидишь в воде. Охладишь тело - и довольно, можешь одеть тапки и бродить вдоль воды, отыскивая диковенных насекомых и куриных богов. Собирай мяту. Ах, как она здесь пахнет, распаренная солнцем!


Наутро мои друзья ушли на горку - летать (они парапланеристы). Но меня-то на гору пряниками не заманишь. Да ничем не заманишь. Я сидела в тени авто на обочине дороги, изучала скачущих сорок, отягощенные плодами ветви яблонь за заборами и купающуюся Сусанну праздных дачников. Листала записную книжку, дремала. А вечером по дороге прошло стадо коров. Что коровы, скажете вы? А коровы необыкновенные. Дело в том, что они пили воду прямо из колонки! Подходили к ней в порядке живой очереди - и пили эти алмазные струи. Брызги летели, охлаждая животных и прибивая дорожную пыль. Счастливые коровы! Я тоже постаралась выкупаться в этой колонке, но где мне так счастливо плескаться.

Наутро нам следовало посмотреть еще ширяевские достопримечательности: музей Репина (он тут писал Бурлаков-на-Волге), памятный камень заводу по обжигу извести "Ширяевец", родник Каменная чаша, мемориал "Волжская Булгария" и известняковые штольни "Миражи". И успеть на поезд. Программы у нас не было, в момент выезда со стоянки было неопределенное желание посмотреть музей Репина (оба моих попутчика мало того, что парапланеристы, а еще и художники) и штольни. Прочие достопримечательности раскрылись во время поиска этих первых.
Музей Репина найти было несложно: по всему селу висят указатели. Музей был создан в 1998 году. Ну что хорошего могли создать в 1998 году? На территории за забором - несколько строений. Первое, и самое важное, - избушка, которую по преданию однажды на неделю снимал Репин. Избушка эта - помесь сеновала и бани; фактически она - музей крестьянского быта, никакого репинского присутствия тут нет. Прялка, печка, сельхозорудия, кровать и крестьянские костюмы.
Другой домик - картинная галерея. Прямо напротив входа - цветная распечатка "Бурлаков", по стенам - бурлацкие эскизы (тоже принтер) и красиво оформленные статьи о бурлаках, селе Ширяеве и ширяевских промыслах. Судя по всему, статьи - это разработки местных историков, ради них, пожалуй интересно посетить музей. Затем - выставочный зал. Здесь выставляются художники и фотографы Самары, Жигулевска и окрестных сел. Перед входом в выставочный зал мы подобрали в траве поливочный шланг и с наслаждением обливались из него, поэтому вошли в зал совсем мокрыми. В целом территория музея выглядит очень парадно, кругом фонтаны и клумбы, и даже сцена под открытым небом; говорят, что музей "опарадили" специально к приезду Путина, и даже проложили к нему асфальтовую дорогу, которая обрывалась сразу за музеем.

Кстати, вот милый диалог двух велосипедистов,проезжающих берегом Волги мимо села Ширяево.
- Вот здесь он и писал "Бурлаков на Волге"!
- Кто, Айвазовский?
- Васнецов!

Вдоль путинской асфальтовой дороги и располагались оставшиеся достопримечательности. У подножия горки - памятный камень первому местному заводу: грубо вырезанный из известняка куб, поставленный на один из углов, с надписью: "В 1975 г. в селе вели обжиг извести. В 1900 Г.С. Ванюшиным построен завод "Ширяевец". Если подняться по дороге в гору выше - будет вполне современный мемориал "первому феодальному государству "Волжская Булгария". Нижеследующие виды села Ширяева открываются как раз от мемориала.


Еще выше — как раз предел наших стремлений: штольни «Миражи».
К ним попасть не так просто — нужно знать поворот с дороги, или запросто можно уехать к кварталу новых русских дач и безысходно заблудиться. Квартал этот сделал труднодоступным указанный выше источник «Каменная чаша» (родник, заключенный в расщелине двух скал), мы так к нему и не добрались, хотя честно пытались, петляя меж шлагбаумами, проезжая под незаконными дорожными знаками и минуя изумленных дачных охранников. И конечно, вздымая за собой клубы белоснежной пыли.
Штольни.
Четыре квадратные холодные дыры в скале. Снаружи входы в штольню исписаны остроумными надписями. У одной - "Пива нет", у другой - "Здесь скрывается Усама бен Ладен". Внутри, если войти в разверстые пасти — геометрически правильные коридоры, а может - огромная зала, расчерченная клеткой, поддерживаемая гигантскими известняковыми колоннами. Соотношение колонн и свободного пространства примерно равное. В штольнях живут летучие мыши, а по жаре забегают охладиться и птицы, и звери.
Внутри горы - совершенно лунные пейзажи белого крошева. Отойдешь за сто метров внутрь - и страшно, да и темно. Звуки раздаются нездешние, то ли молчание абсолютное. Тонны камня сверху гнетут.
Недалеко я ушла. Вернулась в зной. Собрала мяты, мы заварили ее в крутом кипятке и потягивая, пили, глядя на парящих орлов.
А после вспомнили о времени - и ах! до поезда осталось сорок минут.

Фотографии Людмилы Старостиной