Снова в Москве маэстро. И как можно упустить возможность и не повидаться с ним?

Всех строже оценить умеешь ты свой труд. 
Ты им доволен ли, взыскательный художник?
Доволен?
А. С. Пушкин
 
«Самовлюбленный нарцис, но один из китов подпольного Совка»! – написал мне художник Валентин Воробьев, ныне проживающий в Париже.
 
Да, у неподготовленного к общению с Брусиловским может возникнуть ощущение, что он нарцис – такой водопад острот, историй, анекдотов, актерского представления и  живой истории обрушит собеседник. Но разве это самовлюбленность?  Не одаривает ли вас Анатоль (как его называют).
 
Его Студия – салон скрещение многих прямых-судеб, Кто только не перебывал в знаменитой Студии около метро Новокузнецкая. Об этом сотни раз писали журналисты со всего мира. Все, так называемые, художники-нонконформисты переывали в Студии – и Зверев, и Ситников, и Плавинский, и Немухин, и Мастеркова, и Рухин, и .... весь легион. А дипломаты, а актеры, а музыканты, а режиссеры?!
 
И при этом – какая самовлюбленность – он один взял в руки фотоаппарат и сделал ГАЛЕРЕЮ подпольных художников и литераторов, уникальное собрание, сотни портретов героев тех дней. Где ты издатель? Черно-белая летопись лежит в чемодане, а нынешние равнодушные и нелюбопытные... Что уж!
 
 
Я влюблен в эту речь, этот тембр, читаюя его ежедненвые записки и я могу побывать в экзотических краях. А уж южный юморок!
 
“Пекинские прогулки всегда приводят в Запретный город, Гугун. Ну и вокруг его - сады, каналы, павильоны сложного назначения, склонившиеся ивы и ощущение вечной ранней-ранней весны человечества. Местная публика благожелательная, но до улыбчивого Бангкока и ласково-предупредительного Бали - далеко...
Ханьцы (а это ядро народа) привыкли за пять тысяч лет считать великими и неповторимыми. За это время можно привыкнуть к такой мысли. А все народы вокруг - включая нас с вами и тех, что за океаном - считать варварами, белыми дьяволами, уродцами, со смешной бородой и басовитым голосом. До сих пор подбегают пощупать - настоящий ли варвар! Хохочут, тыкая пальцами, трогают бороду... Дети откровенно презрительно, пренебрежительно. Всё не-китайское - смешно и глупо!
Зато мне - одни восторги! Любуюсь...»
 
Или такой комментарий к фотографии.
«Сорок лет назад!
Абсолютное счастье.
За окном безобидный глупый совок. Но он не страшен свободному человеку!
Свобода достигается полным погружением в творчество, в созидание! Вокруг много занятных людей, не обременённых сложными обстоятельствами жизни. Многие нигде не работают, живут общением, идеями,весёлыми кутежами в мастерских, жить легко, весело. Никто не замахивается на несбыточные иллюзии. Жизнь проста и занятна...
Интерес к искусству огромный, художники - герои дня, вон Хрущ как их облаял! Большевизм - у издыхания, никто не верит в их дурацкие идеи, все посмеиваются - и живут без забот...»
 
В “Немухинских монологах” вспоминает художник Владимир Немухин своеобразную позицию Брусиловского: 
 
«Ах, контора, контора, «кагебуля», она изо всех сил старалась внести свою посильную лепту в рекламирование русского авангарда! <...> Никто ее особенно не боялся».
Я ему верю, он (Брусиловский) живет творчеством, любит и умеет ценить живую жизнь. И умеет радоваться – за себя и других.
 
Почему о нем так скупо, а порой и ничего, - пишут в книгах о нон-конформистах? Почему современники только в беседах, когда разговоришь, рассказывают о феномене Анатолия Рафаиловича? Может это зависть, неизжитая обида (из области – ему все, а мне...).
Красивый и успешный мужик, который поставил Москву на уши, который работал в разных техниках и везде снискал признание. Почему к чужому успеху мы так болезненно относимся? Плебейство. Как не крути, ПЛЕБЕЙСТВО.
Сейчас он патриарх – живет «по всему миру», делает, что хочет, говорит – что считает нужным. Он заслужил.
 
Его можно любить, можно ненавидеть. Это личный выбор каждого, но прежде чем сделать выбор – попробуйте понять и оценить этого необыкновенно целостного человека. Я, например, не могу понять, кого в нем больше люблю: личность, человека или личность, художника.
 
 
У интерсного человека интересен даже быт. Мы говорили о его студии – судите сами:
 
«25 лет назад в Америке вышла книга под названием "Лучшие дома России". Там были дворцы, Царское село, Павловск, дома-музеи Пушкина, Чехова, Горького, Ленина... Также там была статья обо мне, моей Студии и моих коллекциях с многочисленными иллюстрациями. Книга пользовалась огромным успехом, была переведена на многие языки, в том числе и на немецкий. Представляю вашему вниманию».
 
То что он интересен публике – масса людей на выставке «Кабинетная скульптура», где он поучаствовал, работая в тандеме со скульптором Мильченко.  Народ шел, значит «не заросла» народная тропа.
 
 
Хочу приоткрыть вам тайну. Этот очерк написан – как запевка перед уникальной публикацией аудио-визуального проекта, связанного с Анатолием Брусиловским. Ждите в декабре, читайте АгроАрт. Удачи вам!
 
 
Все фотографии принадлежат Анатолию Брусиловскому

©