Заповедная степь, зоопарк и дендрарий

Аскания-Нова - биосферный заповедник, основанный еще в XIX веке нашим немцем Фридрихом Фальц-Фейном. Аскания-Нова - небольшой поселок городского типа, здесь много деревенских домов, есть овечье отделение Академии аграрных наук в белоснежном дворце с фонтаном. Есть кинотеатр - он разбит и заброшен. А вокруг неуёмно, неукротимо пахнет степью...

Пейзажи поселка:

Во время июльской поездки в Асканию в наши планы входило съездить "на фотосафари" в заповедную степь с экскурсией, посмотреть зоопарк и дендрарий, заложенные еще Фальц-Фейном. В степь хотели ехать на лошадках, и заранее заказывали место на тачанке. Волновались, успеем ли прямо с поезда (плюс такси сорок минут от Новоалексеевки до Аскании)? Успели. Но накануне одна из лошадей заболела, и из-за карантина отменили все лошадные выезды в степь: там много редких животных  копытных, и они могли подхватить заразу.

Нас в составе группы из восьми человек погрузили в открытую газель и повезли, иногда высаживая.

Возили нас по дорогам и коридорам, какими перегоняют на зиму теплолюбивых животных в более теплые места. Мимо стад благородных, пятнистых оленей, оленей давида, множества видов антилоп - в том числе, моих любимых канн, мимо нильгау, и других прочих, даже названия коих не знаю. Непосредственно близко подвозили к апатично пасущимся зубрам, журавлям, куликам и цаплям. Осторожно подъехали к группе кафрских буйволов, у которых был теленок, что опасно: кафры и без того агрессивны. Мы были готовы умчаться в тот момент, когда кафры начнут нападать как привыкли, не предупреждая.
Много там было разных животных.
Включая таможню из ослов и верблюдицы при въезде в заповедник. Ослы не пропускали туристов, не проверив их сумок.
В необъятной, плоской, одуряющей степи живут себе африканские, азиатские и наши звери.
Пасутся, лежат в мутных водопоях, поют по-своему, и танцуют.

В Аскании есть три достопримечательности: вышеуказанный степной заповедник с большим количеством редких животных (тм), зоопарк и дендрарий.
На второй день путешествия мы отправились в зоопарк.
Согласно традиции, заложенной Фальц-Фейном, всё внимание здесь обращено на копытных животных и птиц. Копытных множество: гаялы и другие азиатские быки, кафрские буйволы, куланы, лошади Пржевальского, многочисленные виды козлов и баранов. Серая украинская худоба (довольно упитанная). Олени. Благородные олени, олени Давида, пятнистые олени, - это только те, которых я лично знаю в лицо. А там и такие копытные звери есть, которых я и по имени-то не слыхала! И которых в помине нет в Московском зоопарке. Из птиц тут больше всего куриных: павлины и фазаны разгуливают на свободе без зазрения совести, орут дурными голосами и дерутся. Много уток и гусей, есть журавли и цапли.
Асканийский зоопарк представляет собой огороженный кусочек степи, непосредственно (воротами) сообщающийся с заповедником. У коров-буйволов вольеры номинальные (кормушка и домик, напоминающий автобусную остановку, только без флажка с маршрутами), у оленей и лошадей — просторные. У козлов — с положенными горками.
У буйволов с лужей для валяния.
И вокруг пахнет степью.
О, читатель, не забудь про подтяжки!
Степной запах сводит меня с ума, - а в зоопарке он смешивается с запахом диких зверей, становится пряным. Здесь же реют крики незнакомых птиц, крики ослов и сварливых зебр, - как можно оставаться спокойным? все время в зоопарке я проходила с самой идиотской улыбкой на лице.
При всем многообразии животных, территория зоопарка небольшая. Уже покидая звериные владения, мы нагнали вчерашнюю экскурсоводшу Ольгу (каковая возила нас в газели по степи), расспросили, где находится памятник Фальц-Фейну, и направились туда.
Холеный бронзовый немец Фальц-Фейн сидит во дворе своей усадьбы в саду, костюме и шляпе, нога на ногу, с невозмутимым выражением лица. А на него, растопыря перья, снизу кричит глупая бронзовая птица. В суп ее! В суп!

Немного односторонне пообщавшись с невозмутимым Фридрихом Эдуардовичем, мы пошли в кассу заповедника. По слухам, возможен пеший поход по экологический тропе в заповедную степь, в сопровождения научного сотрудника. В кассе на нас возмутились, и долго кричали. Оказывается, экологическая тропа и научный сотрудник доступны только организованным группам ученых или студентов (от 15 человек).
Ну и ладно. Мы и сами пойдем в степь. Пусть не заповедную.
Сказав так, мы вышли за границу поселка и направились в бескрайние просторы.
Тут рассказывать нечего.
Полынь, сухая трава, неясная опасность змей. Стоят непонятные развалины, под небосводом болтаются жаворонки. Солнце. Ветер! Какие-то хищные птицы орут и летают.
И у шоссе, без указателей и ремарок, под углом к небу надет на огромный бетонный штык потрепанный самолет.

Надо сказать, что в Аскании огромное количество птиц, и большинство из них мне не знакомы. Ну то есть абсолютно! Очень странное ощущение. Ходишь по любимой каштановой аллейке, пасешься в ботаническом саду или сидишь в кафе — а вокруг общаются, ссорятся и изредка поют десятки птичьих голосов. И ни одного из них ты не знаешь! А поскольку образование не позволяет оставлять эти звуки без внимания, и ты силишься разгадать их хотя бы теоретически, раскидав по отрядам, - голова ежеминутно пухнет. И читатель! Ты не забывай про подтяжки!.. Безудержно пахнет степь...

Даже тогда, когда я, высунувшись из окна, бездумно смотрю на дождь или ругаю зябликов, которым, конечно, надо орать тут же рядом, на ветке, - она пахнет, пахнет, растворяя в себе все пространство.
Бедная моя голова.
А птицы совершенно не тяготятся прохожими.
Фазаны дерутся в кустах. Удод буквально плюет на тебя сверху. Дикие гуси игнорируют, даже когда подходишь к ним на расстояние шага. Даже совестно их фотографировать: а где же элемент охоты?
Вместо привычных сизарей здесь бежевые кольчатые горлицы. Они, как пишут в книжках, умиротворяюще воркуют, а на деле выходит жалобный крик, что-то вроде «Лоша-а-адка!... Лоша-а-адка!..».
И так тысячи раз подряд, со всех концов поселка.
Жутковато.

Дендрарий — это ботанический сад, взращенный Фридрихом Фальц-Фейном, и с любовью впоследствии продолженный последователями. Самое главное в дендрарии то, что в нем растут деревья. Попробуйте-ка в степи вырастить деревья! Я посмотрю, как быстро вы выбьетесь из сил. А здесь растет множество древесных пород. Прежде всего — это различные виды акаций. Есть и дубы — черешчатый и красный, ели, можжевельники, жимолости, карельская береза, разновидности сосен, туи, клёнов — всех назвать невозможно. Весь сад, конечно, целиком поливной; по всему саду протянулись облицованные грубым камнем арыки.Огромную территорию приводят в порядок, нежнейше заботятся о деревьях, дорожках, чистоте и глупых туристах, которые лазают в траву, где змеи, 275 работников.
Их вообще всего 275, включая научных сотрудников и технический персонал. На зоопарк, дендрарий и заповедник. 275 сотрудников, работающих на зарплату порядка 4000 российских рублей.
И сад при этом прекрасен, и деревья полны жизненной силой.
Здесь, на территории, есть кусочек поместья Фальц-Фейна: миниатюрный замок, покрытый плющом. В сумраке плюща выступают суровые каменные люди: это памятник погибшим парашютистам. Есть в дендрарии, как и в зоопарке, и другие каменные люди. Это замшелые половецкие бабы, оставшиеся в степи после кочевников. Возможно, не все из них бабы.
Мы долго шли, чтобы обойти весь сад.Сначала по официальному экскурсионному маршруту, потом просто по дорожкам, куда глаза глядят. Мимо степного участка, к холмам и озерам.
Вечерело, и вокруг не было ни души.
На голове задумчивого идола сидел огарь.
Дважды дорогу нам перебегали русые зайцы.
Птицы разговаривали, не заботясь нашим присутствием.

Фотографии Людмилы Старостиной