Художник Юрий Жигалов - живые (как жизнь) картины

Ой, туманы мои, растуманы,

Ой, родные леса и луга.

                  М. Исаковский

Есть удивительные хитросплетения судьбы, которые не суждено предугадать человеку. Иногда судьбы людей складываются вопреки обстоятельствам. Это касается поколения детей, переживших Великую Отечественную войну. Вы не поверите, но из этих ребят выделилась плеяда прекрасных художников (не только, конечно же, но говорить будем о художнике). Одним из этих детей был известный художник Юрий Жигалов.

Позвольте в этом очерке несколько нетрадиционно рассказать о герое. Годы знакомства Жигалова с замечательным поэтом Михаилом Исаковским наложили отпечаток на творчество художника. Какое, спросите вы? Лирическое, какое же еще. Личность интимных стихотворений Исаковского и лиричность же пейзажей Жигалова превосходно сочетаются, дополняя друг друга. И рассказ о художнике мне бы хотелось иллюстрировать отрывками из стихотворений поэта. Кто знает: может в недалеком будущем издадут книгу стихов Михаила Исаковского с иллюстрациями Юрия Жигалова.

Юрий Жигалов родился в Москве в 1936 году. Детство свое провел на северных окраинах столицы. Повезло ему (маленькому мальчику) попасть в поле зрения художника и педагога Н. В. Синицына, который в пареньке разглядел искру божью и пригласил заниматься к себе в студию. Другим учителем стал для Юры художник С. Н. Соколов (ученик К. А. Коровина), влияние Сергея Николаевича на мальчика было огромно. Уроки живописи, выезды на пленэры в самые живописные уголки Подмосковья - предопределили выбор профессии. Так сложилось, что в то время в Сокольниках собралось много талантливой рисующей ребятни, из которой впоследствии выросли замечательные художники. Вместе с Толиком Зверевым (будущий ташист, абсурдист, моцарт советского искусства) Жигалов ездил в зоопарк рисовать животных и птиц. Это увлечение осталось у него на всю жизнь.

Шло время, Юрий поступил и окончил Архитектурный институт, стал успешным архитектором. Его работы по проектированию Дома художников на Кузнецком мосту, кинотеатров, детских садов, школ были на слуху. Но, видимо, какой-то «червь глодал его душу», иначе, чем объяснить «безрассудный» поступок молодого человека, бросившего стезю признанного архитектора и ставшего художником. К тому же в 60-е годы начиналась эпоха проектирования типового блочного жилья, по формуле – «палка-балка». Жигалова такие принципы советской архитектуры отталкивали, повергали в уныние. Все нужно было начинать с нуля. Юрий Жигалов прежде всего себе доказал, что живопись – его истинное призвание. Им были оформлены множество книг, он выставлялся, прошли персональные выставки. И как итог – Жигалова признали художником. Но, как же тяжело, далось ему решение…

А еще везло Юрию Владимировичу на хороших людей. Встречи с ними обогащали. О превосходных художниках Синицыне, Соколове уже было сказано. Вспомнить можно об А. Звереве, Л. Дурасове, Д. Краснопевцеве, Д. Горлове…. А как дружили с художником космонавты!  Тепло о нем отзывался и скульптор-патриарх С. Т. Коненков. Легкий характер, открытость Юрия Жигалова, как магнитом, притягивала к нему людей разных поколений.

Значительное место в жизни Ю. В. Жигалова занимал известный советский поэт М. В. Исаковский (1900-1973). Как родилась дружба с Михаилом Исаковским? Банально: взаимная приязнь. И через жигаловское творчество прошли стихотворения друга-поэта.

По оврагам, по обрывам,

Через пальцы ивняка,

Льется тихо и пугливо

Желтолистая река.

Приют, обитель, где врачевались душевные раны, нашел Юрий Жигалов в Поленове. Застал он еще в усадьбе внука художника, с которым не один час вел неторопливые беседы. В 60-е годы усадьба-музей Поленово стала одним из малочисленных подлинно культурных центров, куда стягивались мастера «на все руки». Несколько лет снимали баню в Поленове поэт Валентин Берестов с женой Татьяной Александровой.   Есть гипотеза, что под полоком поленовской бани был замечен домовенок Кузька – герой известной сказки.

А как хорошо и много работал в Поленове Юрий Жигалов, какого мастерства достиг! Сотни этюдов родились у художника в тамошних местах.

Улетали гуси,

Лето закатилось.

По лесам брусника

В кузовок просилась.

Но мне особенно близки окские пейзажи. Есть в них что-то неуловимое, волнующее душу. Хочется, но будет неверным говорить, что Жигалов продолжил  левитановские традиции в пейзаже. Юрий Жигалов нашел свой оригинальный взгляд на мир. Просто природа стала для него животворным источником, к которому приникал он постоянно в поисках силы и вдохновения. К тому же он не был оседлым мастером, а постоянно переезжал с места на место, работая в любую погоду.

За окошком, за колодцем –

Пыль дорог и ширь полей…

Известный художник Горлов изумлялся, как Юра может по несколько часов работать на натуре, когда мороз перевалил за двадцать градусов?! А это обычная одержимость творческого человека, когда он забывает обо всем кроме работы, в которой на тот момент сосредоточился смысл жизни.

И нельзя мне утаить своего потрясения, которое пережил я впервые в каталоге работ Ю. В. Жигалова, увидев картину «Сныть». Объектом изображения избрал художник обыкновенный сорняк. Но сколько же в этом растении, приютившемся возле забора, выразительности и назидания: вот он – предмет, который явлен в мир и есть. Только вдумайтесь в это: сколько вещей, явлений кажутся нам ненужными, вредными, а они существуют. Разве могут они быть напрасными, если были до нас и будут после нас? Как же порой человек слеп и самонадеян. Думаю, до жигаловской сныти были подобного рода картины. Но «Сныть» для меня откровение, изменившее (даже подсознательно) взгляды на некоторые вещи.

Бывая в гостях у Валентины Алексеевны, вдовы художника, я ощущаю, что в комнатах еще слышно дыхание художника, все живо им, атмосфера легка. Это важно. Никакого ощущения, что вы попали в мемориальный музей - нет. А вот в то, что дверь отворится и войдет мужчина, скажет: «Юрий Владимирович Жигалов», я пойду навстречу, и мы обменяемся рукопожатиями, верится легко. Я уверен, что жигаловское творчество переживет не одно поколение; необязательно будут, как отче наш, повторять его фамилию, вряд ли ему отольют памятник. Жигаловский мир сохранен в самой русской природе. Стоит лишь поехать на Оку,  и вы проникнете в тайны творчества, напитавшие душу художника. Все очень просто.

PS Прошло шесть лет с того момента, как я писал о Юрии Владимировиче. Теперь приходит ясность прозрения: удивительный лирик-живописец, влюбленный в искусство, работающий до потери сознания, человек мужественный, способный на поступок. Ну, скажите, кто сейчас решится отказаться от удачной карьеры и заняться новым делом, которое не обещает славы и денег? А Жигалов из успешных архитекторов перешел в "безвестные" художники-графики. Правда, его дарование высоко ценили Ф. Д. Поленов, Д. В. Горлов, А. М. Грицай, тот же С. Н. Соколов. Чувствуя доброе отношение таких людей, легче было переносить невзгоды. Жена всегда поддерживала Юрия Владимировича. Бог помогал.

У Жигалова был особый взгляд на мир, любовь к русской природе - душе России. В пейзажай он выразил и свою душу, трепетную и ранимую, прекрасную и неповторимую. Такого художника уже не будет.

PSS Прозрение - есть разные художники, но, когда художник умирает, его заменить невозможно. И нельзя сравнивать и оценивать. Или - купите весы.

©